WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Вместе с тем наряду с принципом полного возмещения убытков в российском праве действует принцип достоверности ущерба. Требование законодательства как при расчете размера реального ущерба, так и при определении размера упущенной выгоды, учитывать только точные данные, которые бесспорно подтверждают наличие убытков и реальную возможность получения прибыли, с экономической точки зрения не всегда является эффективным. Документально подтвержденный ущерб даже с учетом возможности получения упущенной выгоды не будет являться полной компенсацией для стороны, пострадавшей от нарушения договора, поскольку останутся неучтенными те издержки, которые не поддаются прямому измерению.

Применение в качестве меры гражданско-правовой ответственности возмещения убытков, как правило, приводит к систематической недооценке издержек потерпевшей стороны. Во-первых, компенсация не учитывает субъективные оценки блага. Во-вторых, оценка ущерба может оказать чрезвычайно сложной. Данная мера ответственности демонстрирует свою неэффективность в отношении благ (товаров), не доступных для покупателей на открытом рынке, а также в отношении благ, стоимость которых не имеет точного денежного выражения.

Доля споров о возмещении убытков в связи с ненадлежащим исполнением договорных обязательств среди всех дел, рассматриваемых арбитражными судами, не превышает 1%. Очевидно, что чрезвычайно низкая активность пострадавших объясняется высокими затратами (временными и материальными) и громоздкостью системы доказывания размера причиненных убытков.

В третьем параграфе – «Проблемы применения неустойки в договорных обязательствах» - раскрываются основные проблемы применения договорной неустойки.

Прежде всего отмечается стимулирующее значение неустойки для выполнения договорных обязательств. Кроме того, поскольку размер суммы, подлежащей уплате в качестве компенсации за нарушение договора, определяется уже во время его заключения, это, во-первых, дает возможность кредитору избежать расходов на доказательство размеров фактических убытков, а во-вторых, в известной мере позволяет должнику быть более гибким в своей коммерческой деятельности.

Размер договорной неустойки, порядок ее исчисления, а в определенной степени и условия ее применения определяются по усмотрению сторон. По усмотрению сторон определяется соотношение неустойки и убытков (ст.394 ГК РФ), если это соотношение не установлено законом. Требование, которое необходимо соблюдать, - соразмерность последствиям допущенного нарушения обязательств.

Несомненно, предоставление возможности сторонам по своему усмотрению формулировать условие договора о неустойке позволяет приспосабливать ее к конкретным взаимоотношениям сторон и усиливать ее целенаправленное воздействие.

Вместе с тем анализ арбитражной судебной практики показал, что в подавляющем большинстве предпринимательских договоров устанавливается неустойка, в несколько раз превышающая убытки кредиторов. По мнению автора, такая ситуация обусловлена прежде всего тем, что оценочная теория неустойки не получила в России должного развития. В отсутствие каких-либо ориентиров стороны произвольно определяют размер неустойки.

В определенной степени способствовать решению данной проблемы позволит разработка методики расчета размера договорной неустойки.

В соответствии со ст. 333 ГК РФ, если неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения, допущенного должником, суд имеет право уменьшить ее размер. Это правило применимо ко всем видам неустойки.

Таким образом, основанием для снижения неустойки является ее явная несоразмерность последствиям нарушения.

В то же время упрощенный подход судов к определению несоразмерности неустойки последствиям нарушения требует более глубоко и основательно проработать данный вопрос на уровне обобщения судебной практики. Особого внимания при решении данной проблемы заслуживает практика МКАС при ТПП РФ.

В работе также обращается внимание на необходимость ограничения предоставленной судам возможности самостоятельно инициировать снижение размера неустойки.

В четвертом параграфе – «Уплата процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами» - оценивается экономическая эффективность института взимания процентов за неправомерное использование чужих денежных средств.

Отмечается, что с экономической точки зрения введение данного института имеет большое значение для защиты прав стороны, потерпевшей неблагоприятные последствия от неисполнения договора контрагентом.

Прежде всего право кредитора начислить проценты на сумму долга является сильным стимулом к исполнению договорных обязательств. Кроме того, проценты причитаются кредитору независимо от наличия у него убытков. В тоже время при наличии убытков кредитор имеет право на их взыскание в сумме, превышающей размер начисленных процентов.

Тем не менее порядок и условия взимания процентов, установленные в рассматриваемой статье, нуждаются в серьезной доработке.

Взимание процентов, как и любая другая мера гражданско-правовой ответственности, носит компенсационный характер. Ее основная цель - восстановить нарушенное право. Следовательно, кредитор не должен обогатиться за счет должника. Размер имущественной ответственности должника должен быть эквивалентен минимальному убытку, который участник оборота всегда несет, если кто-то неправомерно пользуется его денежными средствами.

Для того чтобы соблюдалось это требование, необходимо пересмотреть показатель, в соответствии с которым определяется размер имущественной ответственности должника. Этот показатель определен в ст.395 ГК РФ некорректно и требует уточнения.

Применение судами ставки рефинансирования экономически неоправданно. Ставка рефинансирования не является рыночным показателем и не отражает реальные потребности участников гражданского оборота.

Несмотря на то что наблюдается устойчивая тенденция к снижению ставки рефинансирования, ее применение может привести к существенному дисбалансу между интересами должника и кредитора.

Представляется, что оптимальным показателем для расчета минимального убытка кредитора является ставка, по которой коммерческие банки учитывают векселя. Данный показатель адаптирован к гражданскому обороту, отражает стоимость кредитных ресурсов, учитывает срок задержки платежа. К тому же аналогичный показатель используется в международной практике.

В третьей главе – «Проблемы исполнения предпринимательских договоров» - рассматривается проблема исполнения договорных обязательств в условиях изменившихся обстоятельств и оценивается экономическая эффективность правовых механизмов адаптации договора к изменившимся обстоятельствам.

В первом параграфе – « Изменившиеся обстоятельства и концепция экономической невозможности» - исследуются две основные правовые концепции, направленные на решение проблемы изменившихся обстоятельств: концепция невозможности (форс-мажора) и концепция существенных затруднений.

В предпринимательской практике довольно часто встречаются случаи, когда в силу действия объективных факторов выполнение условий договора для одной из сторон становится крайне невыгодным или невыполнимым.

В правовой теории развиваются две основные правовые концепции, направленные на решение проблемы изменившихся обстоятельств.

Классическая концепция форс-мажора представляет собой жесткий подход к решению данной проблемы и неприменима к случаям, когда исполнение договора возможно, но в результате наступления непредвиденных обстоятельств становится крайне затруднительным. Такой подход порождает проблему соразмерности усилий и издержек должника и кредитора.

В тех случаях, когда исполнение договора само по себе возможно, но в результате наступления после его заключения непредвиденных обстоятельств становится крайне затруднительным, целесообразно ставить вопрос об экономической невозможности исполнения.

Экономическая невозможность или неприемлемость исполнения подразумевает наличие ситуации, в которой непредвиденные обстоятельства, наступившие после заключения договора, настолько затрудняют должнику исполнение обязательства, что сделка не только теряет для него интерес, но и чревата убытками.

Таким образом, концепция затруднений демонстрирует гибкий подход к решению проблемы изменившихся обстоятельств и направлена на восстановление равновесия договора.

Во втором параграфе – « Становление и развитие института существенных затруднений в российском праве» - исследуются основные проблемы применения института существенных затруднений в российском праве.

Переход России к рыночным отношениям обусловил включение в ГК РФ положений о существенном изменении обстоятельств. Возможность изменения либо расторжения договора в связи с существенным изменением обстоятельств предусмотрена ст. 451 ГК РФ.

Неясность положений данной статьи является одной из основных проблем ее применения на практике.

Во-первых, в ней отсутствуют четкие критерии оценки изменившихся обстоятельств. С одной стороны, существенность произошедшего изменения обстоятельств должна устанавливаться сторонами и судом в каждом конкретном случае. С другой стороны, отсутствие в законе даже приблизительных ориентиров, позволяющих контрагентам самим оценить значительность изменений, по сути, лишает их возможности самостоятельно урегулировать данную проблему.

Представляется, что критерии оценки существенности изменений или пути их определения должны быть обозначены в самой правовой норме. Так, согласно ст. 6.2.2. Принципов УНИДРУА, решение вопроса о «фундаментальности» изменений, безусловно, зависит от конкретных обстоятельств. Однако если исполнение может быть точно измерено в денежном выражении, то изменение, составляющее 50 процентов или более, вполне вероятно будет составлять «существенное» изменение.

Во-вторых, возникновение существенных затруднений при исполнении договора является основанием для его изменения или расторжения. Причем согласно п.4 ст. 451 решение об изменении договора должно приниматься в исключительных случаях. Такой подход является экономически необоснованным. Решение вопроса о расторжении или изменении договора вследствие возникновения существенных затруднений зависит от конкретных обстоятельств.

При решении обозначенной проблемы особого внимания заслуживает подход УНИДРУА. Так, согласно ст. 6.2.2. Принципов международных коммерческих договоров, если сторона ссылается на затруднения, то она в первую очередь ставит перед собой цель сохранить действующий договор, но изменить его условия. Такой подход отвечает потребностям стабильности хозяйственного оборота.

В третьем параграфе – « Договорные условия о форс-мажоре и затруднительных обстоятельствах в предпринимательской практике» раскрывается практическая значимость и правовые последствия введения в договор условий о форс-мажоре и затруднительных обстоятельствах.

Стремление к определенности в договорных отношениях и не всегда четкое правовое регулирование правовых последствий изменения обстоятельств, влияющих на исполнение договора, обусловили широкое применение в коммерческой практике условий о форс-мажоре и затруднительных обстоятельствах.

Согласовывая условия о форс-мажоре и затруднительных обстоятельствах, стороны должны в полной мере осознавать их практическую значимость и правовые последствия включения и, напротив, невключения данных условий в договор.

Цель форс-мажорной оговорки - освобождение от ответственности при наступлении событий, препятствующих исполнению договора. Что касается самого договорного обязательства, то по общему правилу должник освобождается от его исполнения лишь на время, пока продолжает действовать событие, препятствующее исполнению договора.

Цель условия о затруднении - пересмотр условий договора, с тем чтобы восстановить первоначальный баланс интересов сторон и продолжить его исполнение.

На практике встречаются договоры, в которых стороны ограничиваются простой ссылкой на обстоятельства форс-мажора, не перечисляя конкретных событий, которые они считают таковыми. Такое договорное условие не создаст большей определенности в отношениях.

В некоторых случаях, стороны, напротив, необоснованно расширяют количество ситуаций, предполагающих освобождение от договорной ответственности. В этом случае они должны иметь в виду, что последующая квалификация наступивших событий в качестве основания освобождения от ответственности будет зависть от многих факторов. Анализ арбитражной судебной практики показал, что суды с большой осторожностью подходят к вопросу об отнесении приведенных в договоре обстоятельств к разряду форс-мажорных.

Представляется целесообразным в форс-мажорной оговорке регламентировать порядок уведомления о возникновении препятствий, а также порядок удостоверения (подтверждения) соответствующего форсмажорного события.

Что касается договорного условия о существенных затруднениях, то, учитывая выводы предыдущего параграфа, стороны прежде всего должны определить в нем критерии оценки существенности произошедших изменений либо способы их определения. Вместе с тем анализ договорной практики показывает, что, формулируя условия о затруднениях, стороны ограничиваются такими положениями как «чрезмерное обременение», «значительное изменение» и т.п.

В случае если критерии оценки существенности изменений не будут определены сторонами на стадии заключения договора, возможность самостоятельной корректировки условий соглашения в случае их наступления, будет сведена к минимуму.

В оговорке целесообразно также регламентировать процедуру пересмотра условий соглашения, определить способы его адаптации к изменившимся обстоятельствам. В противном случае она будет абсолютно бесполезной.

В заключении обобщаются итоги диссертационного исследования.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Ерахтина О.С. Проблема определения размера процентов, начисляемых за неправомерное пользование чужими денежными средствами // Законы России. 2008. № 3. - 0,6 п.л. (Рекомендовано ВАК РФ) 2. Ерахтина О.С. Изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств: проблемы правоприменительной практики // Законы России. 2009. № 1. – 0,6 п.л.

(Рекомендовано ВАК РФ) 3. Ерахтина О.С. Актуальные проблемы становления и развития хозяйственного законодательства в России // Сборник материалов VI Всероссийской научной конференции, посвященной 80-летию со дня рождения профессора З.И. Файнбурга. Пермь, 2002. – 0,2 п.л.

4. Ерахтина О.С. Проблемы эффективности правового регулирования хозяйственной деятельности // Сборник материалов Международной научно-практической конференции. – Пенза, 2004. - 0,2 п.л.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»