WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

5. Взимание процентов за пользование чужими денежными средствами как институт гражданско-правовой ответственности нуждается в серьезной доработке. Взимание процентов, как и любая другая мера гражданскоправовой ответственности, носит компенсационный характер. Ее основная цель - восстановить нарушенное право. Следовательно, кредитор не должен обогатиться за счет должника. Размер имущественной ответственности должника должен быть эквивалентен минимальному убытку, который участник оборота всегда несет, если кто-то неправомерно пользуется его денежными средствами.

Для того чтобы соблюдалось это требование необходимо пересмотреть показатель, в соответствии с которым определяется размер имущественной ответственности должника. Этот показатель определен в ст.395 ГК РФ некорректно и требует уточнения.

Применение судами ставки рефинансирования экономически неоправданно. Ставка рефинансирования не является рыночным показателем и не отражает реальные потребности участников гражданского оборота.

Несмотря на то что наблюдается устойчивая тенденция к снижению ставки рефинансирования, ее применение может привести к существенному дисбалансу между интересами должника и кредитора.

Представляется, что оптимальным показателем для расчета минимального убытка кредитора является ставка, по которой коммерческие банки учитывают векселя. Данный показатель адаптирован к гражданскому обороту, отражает стоимость кредитных ресурсов, учитывает срок задержки платежа. К тому же аналогичный показатель используется в международной практике.

6. Применение ст. 451 ГК РФ, регламентирующей действия сторон в условиях изменившихся обстоятельств, на практике вызывает множество проблем. Во-первых, сформулированные законодателем критерии оценки изменившихся обстоятельств неоднозначны, «размыты». Во-вторых, п.ст.451 ГК, в соответствии с которым основным правовым последствием признания произошедших изменений существенными является расторжение договора, является экономически необоснованным. Во многих случаях стороны заинтересованы лишь в пересмотре договорных условий с учетом изменившейся экономической ситуации. Решение вопроса о расторжении или изменении договора вследствие возникновения существенных затруднений зависит от конкретных обстоятельств, которые должны быть исследованы судом. Предлагается исключить п.4 из ст.451 ГК РФ.

7. Стремление к определенности в договорных отношениях и не всегда четкое правовое регулирование правовых последствий изменения обстоятельств, влияющих на исполнение договора, привели к довольно широкому использованию в предпринимательской практике оговорок об адаптации договора к изменившимся обстоятельствам.

Включение в договор подобных оговорок неизменно рассматривается судебной практикой в качестве прямого принятия сторонами на себя риска изменения обстоятельств в полном объеме. Суды на этом основании отказываются применять нормы о существенном изменении обстоятельств.

Представляется, что установление в договоре механизмов адаптации к непредвиденным обстоятельствам, только предполагает, что каждая из сторон приняла на себя риск возможного изменения обстоятельств. Выводы о принятии (непринятии) заинтересованной стороной на себя риска должны следовать из существа договора и обычаев делового оборота. Что, собственно, и указано в п.2 ст. 451 ГК РФ.

Неправильное толкование судами положений п.2 ст. 451 ГК РФ требует более основательной проработки указанного вопроса на уровне обобщения судебной практики.

Теоретическая и практическая значимость работы. Рекомендации, предложенные в работе, развивают и дополняют отдельные положения науки гражданского и предпринимательского права. Теоретические положения диссертации могут быть использованы при проведении дальнейших исследований проблем правового регулирования предпринимательской деятельности, а также в процессе преподавания курсов «Гражданское право» и «Предпринимательское право».

Практическая значимость работы заключается в том, что содержащиеся в ней выводы, предложения и рекомендации могут быть использованы в правотворческой деятельности по совершенствованию законодательства, регулирующего договорные отношения в сфере предпринимательской деятельности, а также позволят более эффективно применять данные нормы на практике.

Апробация результатов исследования. Предложения и выводы диссертационного исследования обсуждены и одобрены на заседании кафедры предпринимательского права ГУ – ВШЭ.

Основные положения и выводы прошли апробацию при чтении курсов: «Хозяйственное право», «Правовая среда экономической деятельности» на факультетах экономики и менеджмента в ПФ ГУ-ВШЭ; в докладах, сделанных автором на научно-практических семинарах и конференциях, посвященных проблемам правового регулирования предпринимательской деятельности в РФ, а также через публикацию основных положений диссертации.

Структура и объем диссертации обусловлены ее целями и задачами.

Работа состоит из введения, трех глав, содержащих девять параграфов, заключения, списка использованной литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность избранной темы, научная новизна работы, определяются цель, объект и предмет исследования, дается характеристика методологических основ работы, формулируются положения, выносимые на защиту, раскрывается теоретическая и практическая значимость исследования.

В первой главе – «Регулирующая функция предпринимательского договора» - раскрываются основные особенности предпринимательского договора и исследуются его регулятивные возможности.

В первом параграфе – «Понятие и основные особенности предпринимательского договора» - исследуется комплекс теоретических и практических вопросов, составляющих экономическую и правовую характеристики предпринимательского договора, а также раскрываются основные особенности договоров в сфере предпринимательской деятельности.

Экономические преобразования в России потребовали пересмотра устоявшихся подходов к правовому регулированию договорных отношений хозяйствующих субъектов. В ответ на запросы хозяйственной практики в Гражданском кодексе осуществлена углубленная систематизация договорных отношений. Термин «предпринимательский договор» в ГК РФ отсутствует.

Тем не менее, в ряде статей кодекса, отражающих те или иные особенности предпринимательского договора, говорится о договоре или обязательстве, связанном с осуществлением предпринимательской деятельности или в сфере предпринимательской деятельности (п.4 ст.23; п.1 ст.184; п.3 ст.401;

п.3 ст.428 и др.) 6.

Более того, ГК РФ содержит нормы, регламентирующие порядок заключения и исполнения договоров исключительно между субъектами предпринимательской деятельности (§3 и 4 гл.30; §6 гл. 34; гл.43, 54 и др.).

Вместе с тем действующее договорное право не в полной мере учитывает особенности предпринимательских сделок. Нормы, регулирующие договорные отношения коммерческих субъектов, зачастую не адекватны современной динамичной хозяйственной практике.

По мнению автора, теоретическая разработка особенностей предпринимательских договоров должна стать одной из первоочередных задач хозяйственно-правовой науки.

При определении особенностей предпринимательских договоров, недостаточно указывать на их связь с предпринимательской деятельностью, субъектный состав, установление к предпринимателю более «жестких» правил, включая повышенную ответственность за нарушение договора.

Необходимо также учитывать инновационный характер предпринимательской деятельности. Появление в экономике новых объектов оборота, а следовательно, и новых форм обмена становится возможным Предпринимательское (хозяйственное) право: Учебник. В 2т. / Отв. ред. О.М. Олейник. – М., 2000.Т.1. С.

414.

благодаря технологическим и организационным нововведениям предпринимателей. Вступая в договорные правоотношения, они решают задачи связанные с модернизацией производства, внедрением научнотехнических достижений, освоением выпуска новых изделий, улучшения их качества.

При осуществлении правового воздействия особое внимание необходимо обращать на долгосрочный характер предпринимательских договоров. Долгосрочные договоры более уязвимы перед воздействием различных неблагоприятных факторов. В тоже время способы обеспечения устойчивости и стабильности договорных отношений в предпринимательской сфере также имеют определенную специфику. Так, законодательством многих стран допускаются некоторые отступления от начал классического договорного права в процедуре исполнения предпринимательского договора. В частности, допускается внесение изменений в договор и даже его расторжение с учетом неожиданно возникших экономических обстоятельств.

Во втором параграфе – «Регулирующая функция предпринимательского договора» - исследуются факторы, которые создают регулирующие возможности договора, и ставятся основные задачи, решение которых направлено на усиление регулирующей функции предпринимательского договора.

Основным фактором, создающим регулятивные возможности договора, является согласованное волеизъявление сторон. Договорное обязательство возникает по воле сторон и их обоюдному согласию. Договор не способен образовывать рыночные связи, однако он выполняет очень важную функцию согласования интересов сторон. Кроме того, он вносит организованность во взаимосвязанную деятельность контрагентов.

В тоже время следует отметить, что порядок и организованность на всех этапах взаимодействия сторон обеспечивает не сам по себе договор, а нормы и институты договорного права. Следовательно, регулирующая функция договора реализуется посредством правового регулирования.

В условиях несовершенного рыночного обмена договорное право должно способствовать выработке, осуществлению достигнутых договоренностей, а также обеспечению их соблюдения.

На стадии заключения договора основная задача права состоит в определении стандартных условий и процедур, позволяющих хозяйствующим субъектам с минимальными издержками выработать договоренность об условиях взаимодействия, а также предупредить конфликты и злоупотребления в процессе взаимодействия.

На стадии исполнения договора задачей правового регулирования является предоставление оптимальных средств защиты интересов сторон в случае возникновения конфликтов и злоупотреблений, позволяющих с минимальными издержками восстановить нарушенное право и сократить издержки разрешения договорных споров.

Выполнение договорным правом поставленных задач позволит реализовать его основную экономическую функцию, которая состоит в обеспечении эффективной и бесперебойной работы экономической системы.

Во второй главе – «Проблемы повышения эффективности института договорной ответственности» - рассматривается сравнительная эффективность форм договорной ответственности.

В первом параграфе – «Особенности договорной ответственности в коммерческом обороте» - исследуется специфика имущественной ответственности в сфере предпринимательства.

Основной особенностью ответственности за нарушение предпринимательского договора является отказ от принципа вины, как одного из основных условий ее наступления.

В первую очередь такой отказ повлек за собой отступление от принципа полного возмещения вреда. По отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть установлена ограниченная ответственность. Характерным примером законодательного ограничения ответственности является ответственность перевозчика в транспортном праве.

Кроме того, развитие института безвиновной ответственности явилось основой для широкого применения страхования гражданской ответственности и предпринимательских рисков. Так, ст. 933 ГК РФ предусматривает возможность заключения договора страхования предпринимательского риска, под которым согласно ст.929 ГК понимается риск убытков из-за нарушения своих обязательств контрагентами предпринимателя или изменения условий этой деятельности по не зависящим от предпринимателя обстоятельствам.

Вместе с тем в случаях, установленных законом страхование имущественной ответственности участников коммерческого оборота является обязательным. В соответствии со ст. 134 Воздушного кодекса РФ перевозчик обязан страховать ответственность перед грузовладельцем или грузоотправителем за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза.

Ответственность за нарушение договорных обязанностей в коммерческом обороте может наступать независимо от наличия убытков.

Так, просрочка в передаче товара по договору поставки может повлечь применение предусмотренного им штрафа независимо от того, появились в результате убытки у приобретателя или нет.

При отсутствии необходимости доказывать убытки отпадает необходимость обоснования причинной связи между противоправным поведением нарушителя и наступившими вредоносными последствиями. Это обстоятельство является очень важным, поскольку взаимозависимость между понесенными убытками и неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств по предпринимательскому договору доказать довольно сложно.

Исследуя особенности имущественной ответственности в коммерческом обороте, необходимо также отметить возможность привлечения предпринимателя к повышенной имущественной ответственности (взыскание убытков в полной сумме сверх неустойки).

Такая возможность согласно п.1 ст.394 ГК РФ, может быть предусмотрена законом или договором.

Во втором параграфе – «Возмещение убытков, причиненных нарушением договора» - исследуется сравнительная эффективность института возмещения убытков.

Возмещение убытков представляет собой универсальный способ защиты нарушенных гражданских прав. У потерпевшей стороны всегда есть возможность требовать от нарушителя ее права возмещения причиненного вреда. Более того, по общему правилу возмещению подлежат обе части убытков, как реальный ущерб, так и упущенная выгода.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»