WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Опросы, проведенные французскими социологами, свидетельствуют о том, что стремление к материальному успеху и готовность к упорному труду для его достижения у иммигрантов и их потомков более выражено, чем у французов в среднем50. Однако в условиях безработицы, уровень которой среди иммигрантов почти в два раза превышает средний по стране, наличие этой ценностной ориентации не находит отражения в повседневной практике. Иностранное происхождение и « не-европейская » фамилия в ряде случаев становятся дополнительными препятствиями на пути к профессиональной интеграции. Сложности с поиском работы отражаются в слабой мотивации к учебе и, как следствие, в низкой школьной успеваемости и в отказе от получения высшего образования.

Значительный разрыв в уровне образования между жителями Франции магрибского 50 Brouard S., Tiberj V. Op. cit. p. 26.

происхождения и остальными французами в свою очередь лишь усугубляет ситуацию и снижает и без того низкие шансы на трудоустройство.

Более одной трети французского населения проживает в пригородах, к которым относятся как зоны застройки социального жилья, так и районы загородных вилл, при этом почти половина выходцев из стран Северной Африки и их потомков сосредоточены в наиболее неблагополучных кварталах пригородов. Массовая застройка социального жилья в свое время стала решением жилищного кризиса. Построенные в соответствии с новаторскими архитектурными проектами многоэтажные спальные районы, служившие временным жильем для многих французов, трансформировались в анклавы бедности, нестабильности и социальной дезорганизации. Тем не менее, оставаясь этнически неоднородными и сохраняя присутствие социальных служб и полиции, эти кварталы не являются «гетто» в классическом понимании, хотя и характеризуются более высоким уровнем преступности. Вовлеченность молодежи иммигрантского происхождения в преступность в свое время трактовалось как отражение молодежной субкультуры рабочей среды, как особая форма «нелегальной» интеграции51. Автор диссертации разделяет тезис Ф.Дюбэ о необходимости переосмысления молодежной преступности французских пригородов в условиях трансформации индустриального общества и распада традиционных форм интеграции как следствия социальной дезорганизации, исключенности и несфокусированной агрессии.

На основе проведенного сравнительного анализа результатов исследований французских социологов52, автор диссертации заключает, что, несмотря на дополнительные трудности и вызовы, с которыми столкнулись иммигранты последней волны, они также вовлечены в процесс социально-экономической интеграции, как и их предшественники. При этом во французском общественном мнении продолжают доминировать иные представления, основанные как на непосредственном опыте взаимодействия с населением магрибского происхождения, так и на информации о всплесках агрессии, беспорядках и преступности, тиражируемой СМИ.

В §3 « Культурная интеграция » рассматривается использование французского языка в среде иммигрантского происхождения, культурные практики, а также изменения в структуре семьи и отношении к смешанным бракам.

По результатам социологических исследований53 и наблюдениям диссертанта французский язык является основным, а в ряде случаев, единственным языком общения лиц магрибского происхождения. При этом для молодежи магрибского происхождения из пригородов основным становится не столько литературный язык Мольера, сколько пригородный слэнг « верлан », в развитие которого они вносят непосредственный вклад.

Культурные практики населения магрибского происхождения, затрагивающие сферу досуга, кулинарные предпочтения и потребление развлекательной продукции незначительно отличаются от культурных практик французов того же социального уровня. Автор 51 Thrasher F. The Gang. A Study of 1313 Gangs in Chicago. The Chicago University Press, 1927.

52 Weil P. Op. cit., 2005; Dubet F., Lapeyronnie D. Op. cit.; Richard J.-L. Op. cit.; Safi M. Op. cit.; Tribalat M. Op. cit; Hran, F.

Op. cit.

53 Schnapper D. Op. cit., 2007. p. 114; Tribalat M. Op. cit. p. 202.

приходит к выводу о том, что аккультурацию иммигрантов и их потомков можно признать состоявшейся на уровне выбора языка общения и потребления культурной продукции.

О процессе интеграции свидетельствует трансформация структуры магрибской семьи.

Особым образом этот процесс развивается в неблагополучных кварталах. Отец – низкоквалифицированный рабочий или безработный – утрачивает свой авторитет главы семьи, а материальное обеспечение ложится на плечи матери и выросших детей. Несколько более успешная профессиональная и социальная интеграция девушек и женщин ведет к пересмотру традиционных мужских и женских ролей в семье54. Ослабление позиций юношей, зачастую не имеющих образования или безработных, помимо прочего сказывается и на снижении числа эндогамных браков. Попыткой восстановить утраченный авторитет мужчин является декларируемая приверженность к «традиционным» ценностям.

Сохраняющиеся практики браков по принуждению и выбор «правильной» невесты из страны происхождения могут рассматриваться в этом же контексте. Одним из средств восстановления утраченного мужского/женского ролевого баланса и семейной сплоченности становится ислам.

В §4 « Реисламизация населения магрибского происхождения » культурный и идентификационный аспекты интеграция населения магрибского происхождения рассматриваются в срезе конфессиональной принадлежности.

Являясь второй религией Франции по числу последователей, ислам сегодня все чаще определяет основную коллективную принадлежность населения магрибского происхождения. Местом отправления мусульманского культа во Франции, в большинстве своем, по-прежнему остаются молельные залы, оборудованные силами верующих в подвальных или хозяйственных помещениях. Проникновение мусульманской символики (минареты, призыв к молитве через громкоговоритель и др.) во французский городской ландшафт встречает сопротивление как со стороны местного населения, так и со стороны администрации. Последняя нередко обеспечивает финансирование деятельности религиозных мусульманских ассоциаций, формально регистрируемых в таком случае как «гражданские объединения». Разделяя тезис социологов Чикагской школы о присвоении публичного пространства как показателе интеграции, автор диссертации отмечает, что требования появления мечетей и мусульманской символики на улицах Франции свидетельствуют не в пользу тезиса о « неассимилируемости » мусульман, а, наоборот, об их нарастающей интеграции во французское общество.

Ислам остается важным ориентиром в организации повседневной жизни населения магрибского происхождения прежде всего на индивидуальном уровне, в то время как коллективная организация вокруг мечетей становится все более слабой. Уровень соблюдения религиозных практик среди мусульман остается несколько выше, чем для французов в целом и при этом в значительной степени варьирует в зависимости от страны происхождения и принадлежности к той или иной этнической группе55. Автор обращает внимание на выборочное соблюдение религиозных предписаний: одни получают особую 54 Cu Cunha M. Evolution des rles dans la famille maghrbine // Panoramiques. 1996. №26. p. 74-80.

55 Laurence J., Vasse J. Op. cit. p. 116-117; Tribalat M. Op. cit. p. 94-96.

значимость, тогда как другие забываются. Соглашаясь с мнением Ф.Хосрохавара56 о том, что подобная символическая « реисламизация » характеризует становление религии в качестве ориентира для самоидентификации, особенно в случае молодежи из неблагополучных пригородов, автор подчеркивает, что она, судя по результатам опросов57, не препятствует ощущению принадлежности к французской нации. Ислам становится источником ценностей, наделяющим смыслом жизненный опыт иммигрантов и их потомков, что необязательно требует соблюдения тех или иных религиозных практик.

Верующие не столько подчиняются традиционным нормам и религиозным институтам, сколько сами выбирают отвечающие их индивидуальным запросам ценности и практики.

Автор обращает внимание на то, что это отражает процесс трансформации религиозности в современном мире, затрагивающий не только ислам.

В §5 « Интеграция населения магрибского происхождения в политическую сферу общественной жизни » рассматривается отношение выходцев из Северной Африки и их потомков к французской гражданской идентичности, политическим и общественным институтам, их участие в политической жизни страны.

Французы магрибского происхождения в подавляющем большинстве заявляют о своем стремлении к интеграции, о сильной привязанности к принявшей их стране и оптимизме в отношении функционирования французских политических и общественных институтов58.

Важное место религии в жизни французов магрибского, африканского и турецкого происхождения не препятствует их положительному восприятию концепции светскости.

Опровергая тезис о « конфликте цивилизаций », иммигранты из Магриба и их потомки демонстрируют легитимность по отношению к демократии. Даже среди самых малообеспеченных жителей Франции североафриканского происхождения демократия находит поддержку чаще, чем среди остальных французов из той же социальной категории59. В то же время автор обращает внимание на непропорционально низкую представленность иммигрантов и их потомков в числе избранных руководителей органов местного самоуправления и депутатов парламента.

В Главе III « Интеграционный потенциал принимающего общества » рассматриваются проблемы дискриминации, расизма и исламофобии, а также факторы, способствующие интеграции иммигрантов и их потомков.

В §1 « Негативный образ арабо-мусульманского населения: основные составляющие » обсуждаются исторические предпосылки особого места арабов и мусульман во французском общественном мнении, роль наследия колониальной эпохи и концепции светскости в восприятии ислама.

Образ магрибцев во французском общественном мнении по-прежнему несет отпечаток средневековых представлений о варварах-сарацинах, однако в гораздо большей степени этот образ обязан истории ХХ в., среди ключевых событий которой франко-алжирская война, Иранская революция, терракты исламских фундаменталистов во Франции и в мире. Итогом 56 Khoroskhavar F. Islam des jeunes musulmans et exclusion // Comprendre les identits culturelles. Paris, 2000. p. 81-97.

57 Brouard S., Tiberj V. Op. cit. p. 17-21.

58 Dargent C. Les musulmans declars en France: affirmation religieuse, subordination sociale et progressisme politique // Cahiers du CEVIPOF. 2003. №34. p. 71-72.

59 Brouard S., Tiberj V. Op. cit. p. 25.

стало закрепление ассоциативного ряда «араб – мусульманин – исламский фанатик – террорист»60. Дополнительной негативизации образа магрибцев с 1980-х гг. способствовали социльно-экономические проблемы неблагополучных кварталов с их высоким уровнем безработицы и преступности. В последние годы заметное влияние на образ выходцев из Магриба в общественном сознании оказал диспут вокруг колониального прошлого Франции61. Кроме того негативное восприятие лиц магрибского происхождения в ряде случаев связано с искаженными представлениями об исламе как неизбежной угрозе французской традиции лаицизма и основе для коммунитаристских требований со стороны «этнических» мусульман.

В §2 « Дискриминация населения магрибского происхождения » рассматриваются дискриминационные практики в отношении населения магрибского происхождения, основывающиеся на расовой или религиозной предубежденности.

Французское население характеризуется позицией, в которой относительная терпимость к иммигрантам и иностранцам одновременно сочетается с крайне негативным отношением к иммиграции. Почти 40% французов считает, что в стране « слишком много » иммигрантов, объясняя свой ответ высоким уровнем безработицы в стране, затратами на социальные службы, проблемами жилья и безопасности62. Следствием ксенофобии становится повседневная дискриминация населения магрибского происхождения в сфере жилья и досуга, на рынке труда, в СМИ, со стороны полиции, а также угрозы и нападения расистского характера, число которых возросло на фоне городских беспорядков в 2005 г63.

К формам дискриминации автор также относит распространение искаженных представлений о населении магрибского происхождения в СМИ, ангажированно пишущих о « мусульманском экстремизме » и « арабской угрозе».

Признание ислама как неотъемлемой части французской действительности имеет неоднозначный характер. В краткосрочной перспективе можно говорить о нарастании исламофобии, на что повлияли терракты 2001 г. в США, дебаты вокруг ношения мусульманских платков в школах, беспорядки 2005 г. в пригородах. Однако, если рассматривать временной отрезок в несколько десятилетий, то отмечается постепенное признание французским населением ислама как неотъемлемой части жизни страны и согласие с необходимостью создания условий для отправления мусульманского культа64.

§3 « Факторы, способствующие интеграции » посвящен анализу факторов, способствующих интеграции населения иммигрантского населения во французское общество.

Автор обращает внимание на роль институтов гражданского общества в процессе интеграции. В отсутствии целенаправленной политики интеграции в 1960-1970-е гг. именно негосударственные объединения, в т.ч. инициируемые Католической церковью Франции, взяли на себя обеспечение процесса интеграции во французское общество. Сегодня деятельность местных и национальных ассоциаций предполагает, с одной стороны, 60 Laurence J., Vasse J. Op. cit. p. 73.

61 Castel R. Op. cit.; Laurence J., Vasse J. Op. cit.; наблюдения автора диссертации.

62 La lutte contre le racisme et la xnophobie: rapport d'activit. Paris, 2006.

63 Ibid.

64 Ibid., 2009.

поддержку в культурной и социальной сфере, с другой – мониторинг, противодействие дискриминации и расизму и привлечение внимания общественности к проблемам населения магрибского происхождения. Среди итогов работы неправительственных организаций:

принятие в 1990 г. закона, запрещающего любую дискриминацию на этническом, национальном или религиозном основании и принятие в 2004 г. закона, ужесточающего наказание за высказывания и действия расистского или антисемитского характера.

Процессу интеграции и преодолению негативных стереотипов также способствует нарастающее участие лиц магрибского происхождения в научной, культурной и спортивной жизни Франции. Автор обращает внимание на то, что « звезд » магрибского происхождения в этих сферах непропорционально мало, но, с учетом роли СМИ в современном обществе, их появление, судя по наблюдениям автора, оказывает значительный эффект на признание и принятие выходцев из стран Магриба и их потомков остальными французами. Появляется все больше « успешных » иммигрантов, заметных в публичном пространстве благодаря своим достижениям в бизнесе и политике65.

Интеграции способствуют отдельные политические меры французского правительства.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»