WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Для понимания интересующего нас процесса важно, что положение о существовании « ядра » общества (своего рода эталона для измерения ассимиляции, который по сути представлял собой культурный стандарт для среднего класса, состоящего из белых американцев англо-саксонского происхождения (WASP) начиная с 1960-х гг. было подвергнуто критике в рамках двух направлений. « Мультикультуралисты » отвергали мысль о культурно гомогенном принимающем обществе, подчеркивая значение этничности как основополагающего принципа социальных взаимодействий. Один из наиболее известных вариантов такой критики представлен в работе Н.Глейзера и П.Мойнихана42. В свою очередь, « структуралисты » оспаривали идею социально единого « ядра » общества, подчеркивая существовавшие в нем классовые отличия и неравенство. Примерами такого рода критики могут служить более поздние исследования М.Гордона, а также работы таких социологов-неомарксистов, как Р.Блаунер, Э.Бонасич, У.Уилсон. Несмотря на разные точки зрения, эти два направления сходятся в том, что обсуждают возможность ассимиляции иммигрантского населения в направлении культурных моделей, отличных от культурной модели доминирующего большинства.

Внимания заслуживают также критические работы, отмечающие, что классическая теория ассимиляции игнорирует роль социальных групп и контекста в судьбе отдельных индивидов. Понимание ассимиляции как индивидуального процесса упускает из вида возможности, которые предлагают иммигрантскому населению этнические сети (в т.ч.

этнический бизнес), а также решающую роль в процессе ассимиляции установок принимающего общества, реализуемых через социальные институты и дискриминирующие практики.

Примером альтернативной теоретической модели, учитывающей основные положения критики со стороны « мультикультуралистов » и « структуралистов», а также обращающей внимание на коллективное измерение иммиграции, является теория сегментной ассимиляции иммигрантов, не так давно предложенная исследовательским коллективом под руководством А.Портеса43. Данная теория сочетает одновременно многоаспектный и многоакторный подход, предполагающий анализ характеристик как индивидов, так и сообщества, к которому он принадлежит, а также институциональных и общественных установок в принимающем обществе относительно населения иммигрантского происхождения. Значительное влияние структурализма на рассматриваемую теорию прослеживается в представлении об обществе как разделенной на сегменты совокупности социальных групп, каждая из которых мобилизует особый тип поведения и культуру (или субкультуру). Таким образом, население иммигрантского происхождения может влиться в 42 Glazer N., Moynihan P. Op. cit.

43 Portes A. Op. cit.

одну из миноритарных групп и его судьба будет в значительной степени отличаться от классического представления об ассимиляции, которая по сути является лишь одним из возможных вариантов включения иммигрантов в общество. Кроме того параллельно с работами по изучению диаспоральных сетей таких авторов как П.Джилрой, У.Сафран, Х.Тололян, А.Портес и его коллеги обсуждают транснациональный характер иммиграции, обращая внимание на непрерывность связей между иммигрантским населением и страной исхода, а также на роль сетевых этнических сообществ в сохранении этих связей.

А.Портес стал одним из первых, кто обратил внимание на важность для осмысления процессов интеграции иммигрантов понятия « социальный капитал ». Привлечение данного концепта позволяет дать интерпретацию такой переменной как этническое происхождения в отличном от этнопсихологии ракурсе. Ресурсы и сетевая структура этнического сообщества при достаточном уровне развития и организации могут быть мобилизованы в интересах членов сообщества, способствуя тем самым их интеграции.

Американские социологи практически единогласно отмечают, что интеграция иммигрантов из Азии или Латинской Америки осуществляется такими же темпами, что и интеграция европейских иммигрантов, прибывших в начале ХХ в. Но, как указывает Х.Ганс44, результаты исследований как старых, так и новых волн иммиграции свидетельствуют о том, что, если аккультурация осуществляется достаточно быстро, то социально-экономическая интеграция в обоих случаях является более проблемной. Таким образом, концепция ассимиляции, предложенная социологами Чикагской школы и получившая дальнейшее развитие, в первую очередь, в американской социологии, с учетом некоторых замечаний по-прежнему является адекватной для решений исследовательских задач, связанных с проблематикой интеграции иммигрантов. Опираясь на работы Р.Алба и В.Ни45, автор диссертации придерживается определения интеграции как многоаспектного и многоакторного процесса сближения между различными группами, формирующими социальную структуру общества, что предполагает постепенное ослабление этнических и, таким образом, социально-культурных отличий. Данное определение предполагает отказ от этнокультурного понимания « ядра » общества, которым обозначается мэйнстрим, в котором этническая, расовая и религиозная принадлежности имеют минимальное значение.

Кроме того данное определение позволяет уйти от представления об интеграции как о линейном и неизбежном процессе. Интеграция происходит постепенно со сменой поколений либо как результат целенаправленной деятельности, либо как спонтанные следствия действий индивида. Так, даже иммигранты, не стремящиеся к ассимиляции, могут в действительности ассимилироваться вследствие прагматичного поведения, направленного на « достижение успеха ».

В §4 « Специфика „французской модели“ интеграции иммигрантов » рассматривается понимание нации во французском обществоведении, особенности 44 Gans H. Toward a Reconciliation of Assimilation and Pluralism: the Interplay of Acculturation and Ethnic Retention // International Migration Review. 1997. №31(4). p. 875-892.

45 Alba R., Nee V. Op. cit.; Alba R., Nee V. Rethinking Assimilation Theory for a New Era of Immigration // International Migration Review. 1997. №31(4). p. 826-874.

французской модели гражданского национализма и эволюция подхода к интеграции иммигрантов.

Формирование французской нации изначально связано с присоединением этнически неоднородных регионов, а затем и с поглощением значительных волн иммиграции. Тем не менее, в целом Франция не воспринимается ни населением, ни элитами как многокультурная страна и нередко рассматривается как главный пример модели государства-нации, опирающегося на универсализм и эгалитаризм.

Диссертант обращает внимание на то, что социология как источник представлений о социальных фактах в значительной степени способствовала и продолжает способствовать идеологическому доминированию в обществе « французской » республиканской модели.

Социологическая традиция существует параллельно тому, что Д.Шнаппер называет « национальной традицией интеграции »46, не признающей отдельные сообщества в публичном пространстве и основывающей свою легитимность на принципе индивидуального гражданства. В отличие от немецкой классической социологии, демонстрировавшей значительный интерес к природе этнонациональной принадлежности, понятие нация практически отсутствует в работах классиков французской социологии (исключение – текст М.Мосса47). Как отмечает Д.Шнаппер48, начиная с Э.Дюркгейма нация во французской социологии рассматривалась не как аналитическая концепция, а скорее как исторически обусловленная реальность. Наравне с заботой о солидарности общества, характерной для дюркгеймовской школы, французскую социологию довоенного периода отличало представление о необходимости совпадения культуры, политической нации и территории для лучшего функционирования общества. В пример приводилась, естественно, Франция. С этим также связано особое значение « гражданской религии » и системы образования в процессе национальной интеграции у Э.Дюркгейма, предполагавшего ослабление этнического в социальной жизни с переходом к модерному обществу. Подобная позиция в отношении этнокультурных различий во французской социологии в послевоенные годы была усилена под влиянием марксистской теории.

Начиная с 1980-х гг. стали предприниматься попытки выйти за рамки этноцентричного представления об ассимиляции, которые активизировались с закреплением термина интеграция в словаре обществоведов и политиков. В то же время, несмотря на продолжающийся диспут между « интеграционнистами » и « коммунитаристами », значение его во Франции не столь заметно, поскольку обе стороны придерживаются принципа гражданского равенства и индивидуального понимания гражданства, расходясь лишь в понимании допустимого уровня присутствия особых идентичностей и принадлежностей в общественной жизни. Диссертант отмечает, что французская теория интеграции в значительной степени продолжает классическую теорию ассимиляции. Интеграция, в большинстве своем, рассматривается как процесс линейного и неизбежного сближения характеристик иммигрантов с усредненными характеристиками французского общества.

46 Schnapper D. Op. cit., 1998. p. 351.

47 Mauss M. Nation, nationalit, internationalisme // uvres: Cohsion sociale et divisions de la sociologie. Paris, 1969.

48 Schnapper D. Op. cit., 1991. p. 18.

В сфере политики « французская модель » интеграции нередко представляется как реализация основополагающих принципов Республики, изначально присущая французской иммиграционной политике. В то же время автор диссертации отмечает, что данная « модель » стала единственно легитимной в политическом пространстве Франции в 1980-1990-е гг. и в действительности характеризует скорее идеологию, чем конкретные политические практики. Непосредственные политические шаги, реализуемые французским правительством, в значительной степени определяются прагматизмом, примером чего может быть практика предоставления гражданства, которое в большинстве своем является результатом объективных характеристик (родственных связей или места рождения), а не свободного волеизъявления. Подобный « прагматичный » подход позволяет отчасти « сгладить » противоречия между социальными реалиями и идеологией. Ориентированную на практику политику управления взаимодействием между государством и этнокультурными сообществами Р.Касторьяно обозначает как модель « обcуждаемых идентичностей »49 и рассматривает ее в качестве стратегии обеспечения легитимности государства-нации в условиях глобализации. Автор диссертации признает, что расхождение между республиканским идеалом национального единства и политикой прагматизма, которая все чаще учитывает политическую и социальную значимость отдельных групп иммигрантского происхождения, ведет к крайне сложным отношениям между французским государством и населением иммигрантского происхождения. В то же время предпринимаемые политические меры, направленные на интеграцию иммигрантского населения, позволяют говорить о медленных, но уверенных изменениях французской политики в сторону модели « обсуждаемых идентичностей ».

В Главе II « Направления интеграции населения магрибского происхождения во Франции » рассматриваются социально-демографические характеристики населения Франции магрибского происхождения в контексте истории иммиграции, анализируются различные аспекты интеграции этой группы во французское общество.

В §1 « Социально-демографические характеристики исследуемой группы » анализируется иммиграция из Алжира, Туниса и Марокко во Францию во второй половине ХХ в., оцениваются масштабы иммигрантского потока из стран Северной Африки и численность населения Франции магрибского происхождения, рассматриваются его основные демографические характеристики.

Массовая миграция во Францию из стран Северной Африки во второй половине ХХ в.

как во временном, так и в количественном отношении представляет лишь отдельный эпизод в более чем столетней истории иммиграции во Франции, основу которой составили выходцы из стран Южной Европы. В отличие от предыдущих волн, эта миграционная волна изначально формировалась путем активного найма французскими предприятиями жителей территорий, номинально или фактически являвшихся французскими колониями.

Деколонизация в 1960-х гг. и экономический кризис середины 1970-х гг. в значительной степени определили не только дальнейшее социально-экономическое положение магрибцев, но и отношение к ним со стороны французского населения. Важную роль сыграли также 49 Kastoryano R. Op. cit., 2002.

изменения французской иммиграционной политики, на фоне которых трудовая иммиграция постепенно сошла на нет, а перемещения из стран Магриба во Францию практически полностью свелись к воссоединению семей и нелегальной иммиграции.

Оценка численности населения магрибского происхождения по данным французских демографов позволяет говорить о 3-4 млн человек, что не всегда соответствует заявлениям политиков и религиозных лидеров. При этом « магрибское происхождение » предполагает разнообразие национальной и этнической принадлежности, несмотря на бесспорное доминирование арабов – прежде всего выходцев из Алжира. Территориальное распределение магрибцев и их потомков во Франции неравномерно и связано с крупными городскими агломерациями и промышленными центрами, такими как Париж, Марсель, Лион и Лилль. При практически полном отсутствии в сельской местности, лица магрибского происхождения составляют до 7-12% городского населения Франции.

Отличительной чертой этой группы также является возрастной состав, характеризующийся большей, чем для населения страны в среднем, долей молодежи до 24 лет. Показано, что рождаемость у иммигранток тесным образом связана с длительностью их проживания во Франции и может рассматриваться как своего рода индикатор интеграции. Адаптация к французскому образу жизни, принятие культурных норм и ценностей в итоге ведет к меньшему количеству детей у дочерей и внучек иммигрантов.

В §2 « Социально-экономическая интеграция » рассматривается участие магрибских иммигрантов и их потомков на рынке труда и в сфере образования, обсуждаются проблемы жилья и преступности в кварталах, « требующих особого внимания ».

В период между двумя мировыми войнами, а затем в « славное тридцатилетие » (1945 – 1975 гг.) основными « двигателями » интеграции иммигрантов во французское общество были прежде всего рынок труда, а также армия, школа, партии и профсоюзы. Обязательная служба во французской армии была отменена в 2001 г. Республиканская система школьного образования столкнулась со значительными социальными проблемами и во многом утратила свой интеграционный потенциал. Рабочие профсоюзы, лишившиеся былого веса в политической и общественной жизни страны, перестали играть роль посредников в процессе интеграции. На рынке труда начиная с конца 1970-х гг. отмечается сокращение рабочих мест, прежде всего малоквалифицированных.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»