WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В работе констатируется, что субъектами политической коммуникации, взаимодействие которых формирует информационное пространство МИКС, выступают различные акторы (государственные, зарубежные, оппозиционные СМИ, а также политически активная часть населения и так далее). При этом диссертант указывает, что каждый из вышеуказанных агентов обладает собственными позициями в информационном пространстве, а также имеет ресурсы и возможности применения различных коммуникативных технологий.

Развивая методологические установки, автор условно выделяет три блока общественно-политического пространства, а именно, государственный, бизнес и некоммерческий секторы. Учитывая сложное и внутренне противоречивое содержание информационно-коммуникативных процессов, диссертант особо подчеркивает значимость субъектной деятельности по созданию имиджа на каждом уровне имиджевых коммуникаций.

Описывая деятельность различных субъектов, участвующих в создании имиджа, автор выделяет СМИ в качестве ключевого агента, позволяющего политическим субъектам моделировать отношения с общественностью, оказываясь одновременно включенными в различные системы социальных отношений.

В §2 «Роль публичной дипломатии в создании позитивного внешнеполитического имиджа государства» обосновывается значимость положительного внешнеполитического имиджа государства в условиях интенсификации международных коммуникаций, глобализации, появления нетрадиционных акторов международных отношений.

Выделяя публичную дипломатию в качестве основного механизма выстраивания имиджевой стратегии государства на международном уровне, автор приходит к выводу, что публичная дипломатия включает в себя специально разработанные инициативы, направленные на разъяснение политических шагов государства-инициатора или на представление страны в определенном ключе для зарубежной аудитории.

В работе признается, что публичная дипломатия может также предполагать действия по оказанию давления на правительство странымишени со стороны общественности с целью скорректировать внешнеполитический курс. С другой стороны, эти действия могут предприниматься с целью заставить общественность потерять интерес к конкретному государству с тем, чтобы правительство имело свободу проводить желаемый курс в отношении этого государства, который при постоянном внимании общественности правительству было бы сложнее осуществлять. Публичная дипломатия обеспечивает дополнительные рычаги давления в отношении политической повестки дня страны-мишени, воздействуя на то, как страна-инициатор представлена в местных СМИ и воспринимается общественностью.

В качестве вывода автор заключает, что выстраивание положительного внешнеполитического имиджа государства есть важный компонент общих коммуникативных усилий государства в отношении иностранного государства с целью получить дополнительный инструмент влияния на его правительство в виде положительного отношения общественности к субъекту данных усилий. При этом в данный процесс вовлечены не только традиционные субъекты (дипломатия). Взаимодействия, в результате которых происходит формирование внешнеполитического государственного имиджа, осуществляются практически на всех уровнях, а именно на уровне государственных, корпоративных и персональных коммуникаций.

В §3 «Влияние СМИ на общественное мнение» рассматриваются результаты недавних исследований, посвященных влиянию СМИ на общественное мнение США и, в частности, на представление американцев о зарубежных странах.

Исследуя результаты опросов, автор подчеркивает, что концепция оформления (framing) является ключевым подходом к пониманию влияния СМИ на общественную повестку дня. При рассмотрении двух уровней медийной повестки дня, представляющих собой трансляцию средствами массовой информации субстантивных и аффективных атрибутов объекта информационного сопровождения соответственно, был сделан вывод, что освещение в СМИ может иметь влияние на то, как зарубежные государства воспринимаются американской общественностью. В работе признается, что новостные СМИ способны указывать своей аудитории на наиболее важные государства с точки зрения внешнеполитических интересов США, а также на те государства, которые заслуживают, с их точки зрения, негативной оценки общественности.

Далее автор рассматривает понятие «лидеры мнений», то есть те заинтересованные лица (например, представители крупного бизнеса), которые потенциально могут занять активную позицию в вопросах внешней политики. Выделение во внутренней структуре массовой аудитории лидеров мнений, которые способны оказывать влияние на общий объем целевой аудитории, существенно повышает значимость оценок, транслируемых СМИ в ходе создания информационного медийного фона.

В §4 «Медийный имидж: сущность и механизмы формирования» в качестве основного инструмента при анализе внешнеполитического имиджа автор вводит понятие медийного имиджа, описывает его структуру, раскрывает специфику данного термина.

Медийный имидж интерпретируется как совокупность устойчивых оценочно-смысловых характеристик субъекта, складывающихся поэтапно в результате целенаправленной информационной деятельности СМИ (по освещению данного субъекта). В качестве параметров, лежащих в основе формирования медийного имиджа политического субъекта, в работе выделяются: уровень новостной видимости субъекта, количество смысловых характеристик, интенсивность оценочных характеристик.

Необходимым условием формирования медийного имиджа определенного субъекта является достижение определенного уровня новостной видимости, то есть большого числа упоминаний в материалах прессы в рамках конкретных новостных тем. На следующем этапе происходит закрепление за субъектом определенных смысловых (субстантивных) характеристик, которые в дальнейшем воспроизводятся при информационном освещении субъекта в новых контекстах. И далее, к уже зафиксированным смысловым характеристикам добавляются оценочные (аффективные).

Таким образом, диссертант задает диахронический и атрибутивный параметры оценки медийного имиджа дополняя существующий оценочный критерий - валентность, то есть положительное или отрицательное восприятие субъекта имиджа.

Вторая глава – «Медийный имидж основных субъектов общественно политического пространства современной России в качественной прессе США» - посвящена анализу содержания и валентности оценочно-смысловых характеристик в диахроническом аспекте субъектов российского политического пространства в период с марта 2000 г. по начало 2006 г.

Анализируя медийный имидж РФ в качественной прессе США, автор конкретизирует субъект-прообраз политического имиджа России: органы трех ветвей государственной власти России, бизнес и некоммерческий сектор.

В §1 «Динамика представлений о Президенте и федеральных органах власти России» в первую очередь выделяются новостные темы, то есть информационные поводы, провоцирующие публикации в газетах в течение по меньшей мере трех недель, посвященные институтам российской государственной власти: Президенту, Федеральному Собранию РФ, судебным органам.

При оценке новостной видимости органов власти РФ, а также количества оценочно-смысловых характеристик в качественной прессе США, в работе признается, что лишь Президент РФ обладает ярко выраженным медийным имиджем, тогда как ввиду низкой новостной видимости остальных органов власти не представляется правомерным говорить о существовании их медийного имиджа. Переходя к исследованию динамики валентности медийного имиджа Президента, автор утверждает, что в начале рассматриваемого периода валентность сменилась с положительной на отрицательную и оставалась таковой на протяжении всего периода.

Данное заключение приводится на основании следующих новостных тем: начало президентского срока В.Путина, действия государственной власти в отношении холдинга «Медиа-Мост», поставки российского оружия странам-изгоям, поддержка Россией антитеррористической операции США в Ираке, американо-российский саммит в Санкт-Петербурге 2002, захват заложников в театральном центре на Дубровке, дело «Юкоса», трагедия в Беслане, отмена губернаторских выборов, «оранжевая революция» на Украине, газовый конфликт с Украиной.

Раскрывая и исследуя основные новостные сюжеты, автор констатирует, что военная операция в Чечне являлась одним из центральных российских сюжетов, присутствующих в американской прессе на протяжении всего рассматриваемого периода. Динамика освещения этой операции оставалась стабильно отрицательной по причине неспособности российского руководства за все это время прекратить насилие и вернуть республику к мирной жизни. Особенно подчеркивалось отсутствие полных и объективных данных о жертвах среди мирных жителей, а также использование чеченского конфликта в манипулятивных целях для решения определенных политических задач.

Итак, по мнению диссертанта, центральное внимание американских СМИ уделялось продолжающемуся процессу сворачивания демократических реформ в контексте проводимой Кремлем политики.

Проанализировав освещение российского бизнеса во §2 «Российский бизнес в освещении американской прессой», автор констатирует, что оно в основном осуществлялось в контексте оценки экономической политики президента Путина, динамики инвестиционной привлекательности российских компаний, а также взаимоотношений между государством и бизнесом. За редким исключением российский бизнес на страницах американских изданий был представлен рядом крупных компаний, в основном из энергетического и сырьевого сегмента рынка.

Приведенный выше анализ материалов прессы показал, что динамика в представлениях о российском бизнесе имела дуалистический характер.

Диссертант утверждает, что с одной стороны, наблюдаемый экономический рост в стране благоприятно влиял на инвестиционный климат России и повышал привлекательность страны в глазах потенциальных инвесторов.

Реформы Правительства, осуществленные во время первого президентского срока Путина, также имели положительный эффект для развития бизнеса и привлечения иностранных инвестиций. Пресса неоднократно приводила увеличивающиеся рейтинги инвестиционной привлекательности России, цифры, свидетельствующие о снижении оттока капитала за границу и о росте инвестиций в российскую экономику.

С другой стороны, в прессе постоянно подчеркивалось, что экономический рост является следствием высоких цен на энергоносители и потому не является абсолютным показателем прогресса в сфере экономики и бизнеса страны. Напротив, критически оценивались слишком сильная зависимость России от экспорта природных ресурсов и недостаточное стимулирование развития высокотехнологичных отраслей промышленности.

В данном параграфе также отмечается, что вторым важным направлением критики российской власти со стороны американской прессы явилось усиление роли государства в ключевых сегментах экономики. В качестве тенденции автор выделил усиление крупных непрозрачных государственных предприятий. В целом же, не было отмечено заметного улучшения качества корпоративного управления среди общего числа российских предприятий.

Вместе с тем, исследуя данный сектор общественно-политического пространства РФ, диссертант приходит к выводу, что постоянным отрицательным фоном, сопровождающим освещение экономики и бизнеса в России, являлся высокий уровень коррупции государственных служащих, ответственность за противодействие которому возлагается на Правительство, недостаточно эффективно осуществляющее реформу государственной службы.

В свою очередь, в работе отмечается, что медленное реформирование банковского сектора создает трудности для мелких и средних предприятий, которым необходимы дополнительные источники финансирования для осуществления деятельности.

В продолжении исследования в работе подчеркивается, что события вокруг холдинга «Медиа-Мост», а затем компании «ЮКОС» вызвали серьезные вопросы о степени защищенности прав собственности в России, а также о новом качестве взаимоотношений государства и бизнеса, предполагающем лояльность Кремлю и невмешательство крупного бизнеса в сферу политики в обмен на свободу предпринимательской деятельности.

В целом, автор приходит к выводу, что несмотря на показатели, свидетельствующие о положительных тенденциях в российской экономике, пресса сопровождала эти данные предостережениями о негативной сущности тех трендов в российской экономике и бизнесе, которые указывают на расхождение с основополагающими принципами либеральной экономики.

Таким образом, важными новостными темами, в контексте которых определялись характеристики российского бизнеса, стали дело «Юкоса» и динамичный рост российской экономики на протяжении всего периода.

В диссертации отмечается следующая особенность: несмотря на то, что сам по себе рост инвестиционной привлекательности российских предприятий предполагает положительную оценку, оценочно-смысловые характеристики российского бизнеса, возникшие в контексте этой темы, имеют в целом отрицательную валентность в американской прессе. Придя к выводу, что тема экономического роста в России присутствовала в прессе на протяжении всего исследуемого периода, автор оценивает валентность медийного имиджа российского бизнеса как преимущественно отрицательную.

В § 3 «Представления о субъектах некоммерческого сектора России в прессе США» исследуется имидж третьего сектора российского общественно-политического пространства в качественных американских печатных изданиях.

Опираясь на факт отсутствия активно функционирующего гражданского общества, в работе констатируется, что усилия Кремля по созданию политических движений среди молодежи были восприняты прессой лишь как способ не допустить развития ситуации в стране по примеру «оранжевой» революции на Украине. Политическая активность стимулировалась и направлялась Кремлем в выгодном для него направлении, что воспринималось как имитация демократических процессов.

В ходе проведенного анализа медийного имиджа России на материалах качественной американской прессы была выявлена следующая динамика валентности оценочно-смысловых характеристик субъектов трех секторов, составляющих современное российское общественно-политическое пространство.

Как уже было отмечено, представления о Президенте характеризуются сменой положительной валентности на отрицательную в начале исследуемого периода и последовательным добавлением новых негативных оценочносмысловых характеристик. В соответствии с параметрами формирования медийного имиджа, ввиду их низкой новостной видимости, сложно говорить о существовании медийного имиджа органов законодательной и судебной власти РФ в качественной прессе США.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»