WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

На правах рукописи

Рунов Антон Борисович НЕОИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ СТАНОВЛЕНИЯ ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ Специальность 08.00.01 - «Экономическая теория»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук

Москва - 2003

Работа выполнена в Государственном университете - Высшей школе экономики

Научный консультант: Заслуженный работник Высшей школы РФ, д.э.н., профессор P.M. Нуреев

Официальные оппоненты: д.э.н. Чепуренко А.Ю к.э.н. Зворыгин Ю.П.

Кафедра прикладной Ведущая организация:

институциональной экономики МГУ им. М.В. Ломоносова

Защита диссертации состоится « 16» октября 2003 г.

в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.048.02 в Государственном университете - Высшей школе экономики по адресу: 101990, Москва, ул. Мясницкая д.20, ауд. 311.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного университета - Высшей школы экономики.

Автореферат разослан « 16» сентября 2003 г.

Ученый секретарь диссертационного совета С.Н. Смирнов д.э.н.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Вторая половина 1980-х и 1990-е гг. стали для России временем глубочайших социально-политических, экономических и правовых трансформаций. Основными способами изменения собственности политики выбрали принудительное акционирование и массовую приватизацию, и сегодня государственная собственность формально занимает подчиненное место1. Однако экономические итоги преобразований крайне неоднозначны.

С одной стороны, созданы предпосылки для воспроизводства, формально основанного на частной собственности. С другой, произошел глубокий трансформационный, спад, который развивался неравномерно в отраслевом разрезе. Более всего производство сократилось в обрабатывающих отраслях с высокой степенью переработки сырья. За последние полтора десятилетия структурные диспропорции в народном хозяйстве в сторону добывающих отраслей только возросли, и задача диверсификации промышленного производства остается нерешенной. В числе основных проблем предприятий, особенно обрабатывающего сектора, как и прежде, остаются реструктуризация и привлечение инвестиций. Все чаще звучит оценка приватизации как неудачной. В результате определенную популярность обретает идея, что возникшие вопросы снимет массовая деприватизация.

В начале 2000-х гг. в связи с критической потребностью в обновлении основных производственных фондов, относительно возросшим спросом на продукцию отечественной обрабатывающей промышленности и, вместе с тем, учитывая первичную стабилизацию и концентрацию собственности, управления и контроля, в России остро стоит проблема дальнейшего развития системы прав собственности.

Российский эксперимент конца XX века стал богатейшим источником эмпирических данных. Экономисты получили редкую возможность исследовать зависимость изменений «правил игры» от динамики экономических и социально-политических факторов. Однако с точки зрения экономической теории многие актуальные вопросы развития частной собственности в российской экономике и промышленности до сих пор остаются без ответа. Что стало причиной трансформации системы прав собственности Как изменяются де-юре права собственности, и какие факторы обусловливают распределение де-факто прав собственности В какой степени массовая приватизация является исходным логическим этапом развития рыночного сектора в промышленности Как взаимосвязаны размывание старой системы прав собственности и спецификация новых прав частной собственности Есть ли предпосылки для начала массовой деприватизации И главный вопрос: какова связь постсоветской системы прав собственности с ее советским вариантом, какие элементы подверглись радикальной реформе, а какие лишь косметическим изменениям и каковы перспективы развития частной собственности в постсоветской России Степень разработанности. Многие отечественные и зарубежные экономисты сходятся сегодня во мнении, что неоклассическая теория и основанная на ее постулатах политика «шоковой терапии» не позволяют адекватно соединить изменения институтов с экономическими изменениями (Мюрелл П., Стиглиц Дж., Ясин Е.Г. и др.). Ставится вопрос, не пора ли переосмысливать приватизацию (Nellis J. и др.). Одни ученые считают массовую приватизацию «революцией», исходным логическим пунктом или квинтэссенцией рыночной реформы в переходной экономике (Гайдар Е.Т., Мау В.А., Shleifer A., Vishny R. и др.), другие - «инструментом холодной войны» (Эллерман Д. и др.), повлекшим за собой дезорганизацию (Blanchard О., Глазьев С.Ю. и др.).

_ По данным Госкомстата РФ в 2000 году в государственном и муниципальном секторе промышленности действовало 5,1% от общей численности предприятий (79,9% в 1991 г.), производилось 9,3% продукции (83,4% в 1991 г.), числилось 15,8% занятых (84,9% в 1991 г.).

При этом с разных позиций обосновывается точка зрения, что приватизация и ее последствия в России и в большинстве бывших советских республик по многим параметрам отличаются от приватизации в странах Центральной и Восточной Европы, не говоря уже о стабильных рыночных экономиках (Schmidt К., Treisman D., Бузгалин А.В., Красникова Е.В. и др.).

В экономической теории основной вклад в исследование природы и законов изменения собственности принадлежит неоинституционализму и марксизму. К.Маркс был, по мнению Й. Шумпетера, первым экономистом, кто разработал принципы экономической интерпретации истории и показал, что собственность - это категория, определяемая конкретно-историческими условиями, а логически структура прав собственности должна изменяться в связи с развитием производительных сил, прежде всего технологии. В советской политэкономии идеи марксизма получили определенное развитие (Колганов М.В., Колесов Н.Д., Кронрод Я.А., Румянцев A.M., Цаголов Н.А. и др.). Одни считали собственность основным или исходным производственным отношением, другие рассматривали ее через систему производственных отношений и подчеркивали наличие особого экономического содержания собственности как присвоения, которое необходимо отделять от внешней юридической формы. Немногие (В.П. Шкредов) доказывали, что собственность не имеет самостоятельного или особого экономического содержания и должна рассматриваться экономистами как правовое, субъективно-волевое отношение в связи с реальным процессом присвоения. Впрочем, последний взгляд подвергался жесткой критике. Сегодня марксистский подход в отечественной литературе развивается, в частности, в теории переходных процессов (Хубиев К.А., Черковец В.Н. и др.).

В последние годы все чаще высказывается мнение о том, что большой потенциал для объяснения изменений собственности в переходной экономике заложен в неоинституциональной экономической теории (Григорьев Л.М., Roland G. и др.)2.

Поднимая вопрос о причинах изменений экономических институтов, сторонники теории прав собственности и новой экономической истории выделяют такие источники, как изменение относительных цен ресурсов и конечных продуктов, изменение размеров рынка, изменение идеологии (North D., Thomas R. и др.). Таким образом, экономическая интерпретация истории получает новое преломление. Вводится целый ряд концепций:

институциональная инновация (трансакция) (Davis L., Bromley D. и др.), спрос и предложение прав собственности (Alston L., Libecap С, и др.), зависимость от траектории предшествующего развития институтов (North D.), де-юре и де-факто права собственности (Ваr-zel Y. и др.). Альтернативные режимы прав собственности интерпретируются в неоин-ституционализме как дискретные институциональные альтернативы в области спецификации и размывания прав собственности (Alchian A., Demsetz H., Cheung S., And-erson Т., Hill P. и др.), а законодательство, контракты и судебные решения, связанные с собственностью, становятся предметом экономического анализа (Coase R., Posner R., Cooter R., Кузьминов Я.И., Тамбовцев В.Л. и др.).

Конвенциалъным английским названием направления является new institutional economics. См.: Fu-rubotn Fu- Richer R. Institutions and economic theory: the contribution of the new institutional economics. - Ann Arbor:

The University of Michigan Press. 1997; Handbook for New Institutional Economics / M. Shirley, C. Menard eds. Norwell, MA: Kluwer Academic Publishers, 2003; http://www.isnie.org.

В работе Использует-ся термин неоинституциональная экономика. В отечественной литературе терминология пока окончательно не сложилась, что обусловливает немалые трудности при изложении данного подхода. Для обозначения направления используются названия «новая институциональная экономика», «теория прав собственности», «институциональная экономика». См., напр.: Капелюшников Р.И. Экономическая теория прав собственности (методология, основные понятия, круг проблем). М., 1990;

Кузьминов Я., Юдке-еичМ.М. Институциональная экономика. В 3-х частях. М.: 2001; Нуреев Р.М.

Институционализм: про-шлое, настоящее, будущее //Вопросы экономики, №1, с.125-131; Олейник А.Н.

Институциональная эко-номика, М., 2000; Шаститко А.Е. Новая институциональная экономическая теория.

3-е изд. перераб. и доп. - М.: 2002; Эггертссон Т. Экономическое поведение и институты. М., 2001 и др.

Обзор отечественных работ по данному направлению см.: Нуреев Р.М., Лотов Ю.В. «Плоды просвещения» (новая российская экономическая наука на пороге третьего тысячелетия) // Вопросы экономики, 2001, №1, с. 96-116.

В рамках «наивной» теории прав собственности изменения в законодательстве рассматриваются как реакция экономических агентов на потребности растущей экономики (Umbeck J. и др.) и, в частности, на проблему открытого доступа (Cheung S., Os-trom Е., и др.). Идя дальше, Дж. Бьюкенен, Г. Лайбкэп, М. Олсон, J. Winecki и др.

доказывают, что права собственности формируются, перераспределяются и защищаются в рамках политического процесса.

С начала 1990-х гг. на Западе в рамках институционального направления успешно развивается исторический и сравнительный институциональный анализ (Aoki M., Greif А.

и др.), берущий начало в работах Д. Норта, К. Поланьи, О. Уильямсона и др. Некоторые его аспекты, с акцентом на идеи традиционного институционализма, уже разработаны применительно к российской экономике: теории раздаточной экономики (Бессонова О.Э.) и институциональных матриц (Кирдина С.Г.), концепции социально-экономического генотипа (Майминас Е.З.), государственного монопольного посредничества (Блохин А.А.), административного рынка и теневых прав собственности (Кордонский С.Г., Найшуль В А., Тимофеев Л.). На стыке традиционного и неоинституционализма находится концепция хозяйственного устройства и метаконкуренции В.Л. Тамбовцева.

Вопросы распределения фактических прав собственности в советской экономике в разных аспектах затрагивались А.В. Бенедиктовым, Г.Б. Клейнером, Р. Уинтроубом и др.

При этом отмечаются не столько аналогии с европейским государственным капитализмом, сколько особенности, касающиеся соотношения власти и собственности, когда государственная власть подавляет частную собственность. Это является характерной чертой восточного деспотизма (К.А. Виттфогель). Впервые в отечественной литературе аналогию между восточным деспотизмом (азиатским способом производства) и экономической системой социализма провел P.M. Нуреев. В 1990-е гг. появляются работы, где анализируются «азиатские» черты формирующей российской системы собственности (Гайдар Е.Т., Бессонова О.Э. и др.). Г.А. Сатаров, М.И. Левин и др.

показывают, что российское государство в разных лицах, даже перестав быть формальным собственником, не «ушло за сцену» и является сегодня активным участником перераспределения прав собственности и контроля, в том числе через механизмы коррупции:

Основные тенденции и механизмы изменений де-юре и де-факто прав собственности в промышленности в 1992-2001 гг. в разных аспектах эмпирически исследовали СБ.

Авдашева, СП. Аукуционек, Т.Г. Долгопятова, Р.И. Капелюшников, А.Н. Клепач, П.В.

Крючкова, Б.В. Кузнецов, Г.Н. Мальгинов, Я.Ш. Паппэ, Ю.В. Перевалов, А.Д. Радыгин, P.M. Энтов, S. Estrin, J. Earle и др. Однако в большинстве работ акцент делается либо на технико-экономические параметры приватизации и перераспределения собственности, либо на отдельные прикладные аспекты деятельности приватизированных предприятий (реструктуризация, корпоративное управление, финансовое состояние, интеграционные процессы, инфорсмент и др.). Исследования нередко ограничены хронологически более узкими рамками и слабо затрагивают фундаментальные факторы изменения прав собственности.

Сохраняется разрыв между теоретическими работами по неоинституциональной экономике и российской практикой. Пока немногочисленны исследования, в которых рассматриваются особенности импорта институтов: издержки импорта, дисфункции институтов, деформализация правил (Олейник А.Н., Полтерович В.М., Радаев В.В., Шаститко А.Е. и др.). На сегодня по понятным причинам нет полного эмпирического и теоретического описания большинства реальных институтов российской экономики (их состава, структуры, закономерностей развития). Это в полной мере можно отнести и к собственности. Лишь в самое последнее время появляются работы, где применительно переходной экономике рассматриваются проблемы торможения формирования прав собственности и спроса на эффективные права частной собственности (Гуриев СМ., Кэдвел Ч., Полищук Л.И., Симачев Ю.В., Сонин К.Л, Яковлев А.А. и др.).

Теоретическому осмыслению феномена российской приватизации, ее истокам и тенденциям дальнейшего развития, посвящено значительно меньше публикаций. В силу сказанного, актуальность и степень разработанности проблемы позволяют сформулировать предмет и объект исследования.

Предмет и объект исследования. Предметом исследования является развитие частной собственности в российской переходной экономике как вид институционального изменения. Центральное внимание уделяется анализу причин, процесса и результатов эволюционных (постепенных) и революционных (шоковых) изменений системы прав собственности. Объектом исследования служит, главным образом, система прав собственности в российской промышленности.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»