WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Чтобы проанализировать, как процентная ставка приспосабливается во времени в ответ на шок обменного курса, оценены функции реакции на шоки за 2 года. Мы видим, что значимая долгосрочная реакции процентной ставки на шок реального обменного курса наблюдается в США, Еврозоне, Чехии, Польше и России. Опять же это страны с наибольшим ЭП валютного курса на цены. В этих странах действительно наблюдается постепенное приспособление инструмента ДКП в ответ на шок, что подтверждает гипотезу 3.

В Канаде, Австралии и Великобритании мы не находим свидетельств в пользу значимости обменного курса для определения ДКП ни в краткосрочном, ни в долгосрочном периоде.

Построив функции реакции процентной ставки на шоки обменного курса, инфляции и выпуска, мы видим, что в Канаде единственной значимой переменной является выпуск, в Великобритании – инфляция, а в Австралии не значима ни одна из переменных модели. Аналогичный вывод следует из разложения дисперсии процентной ставки: в Канаде выпуск объясняет бльшую долю дисперсии (20%), в Великобритании – инфляция (10%), а в Австралии каждая из переменных объясняет не более 8% дисперсии.

Асимметрия в ДКП (коэффициент при дамми) оказалась значима только в трех странах:

США, Великобритании и Норвегии. Причем во всех этих странах оценка коэффициента при дамми переменной в уравнении для процентной ставки положительная и существенно меньше по модулю, чем оценка коэффициента при neer. Это означает, что, например, в США при прочих равных условиях процентная ставка растет на 4,35% в ответ на ослабление национальной валюты на 1% и падает на 4,31% в ответ на укрепление национальной валюты на 1%. Для этих стран гипотеза 4 не опровергается.

Для остальных стран из нашей выборки мы не находим значимой асимметрии в ДКП в ответ на положительные и отрицательные шоки обменного курса. Но сами оценки коэффициента при дамми для большинства стран положительные, что означает, что асимметрия, возможно, есть и имеет знак, соответствующий гипотезе 4, но она крайне незначительна.

В следующем разделе проведено исследование ЭП и ДКП в России более детально.

Поскольку российская экономика существенно отличается от остальных стран выборки, в данном разделе использована другая эконометрическая модель, более подходящая для анализа российской экономики, в частности, учитывающая динамику цен на нефть (oil).

Поскольку ЭП имеет важное значение для монетарной политики, сначала проводится подробное исследование ЭП на потребительские цены различных продовольственных и непродовольственных товаров и услуг.

Чтобы учесть эндогенность нескольких переменных, а также долгосрочное влияние, оценен эффект переноса с помощью векторной модели коррекции ошибки следующей спецификации:

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ = X + X1i + X + X Zt - 1 + Zt (**) t 0 t- i 2 t i= ~ где – это вектор эндогенных переменных (p, m, neer), – это вектор экзогенных переменных t t ~ Zt- (y_sa, oil), – это ряд остатков от коинтеграционного соотношения между эндогенными переменными с лагом один.

Сначала проанализирован ЭП на сводный индекс российских потребительских цен. Оценка модели для всего временного периода показала, что накопленный ЭП составляет 35% за месяцев. Но поскольку за исследуемый период произошли изменения в российской экономике изза кризиса, ЭП также мог измениться, и тогда оценка для всего периода будет смещенной. И действительно, в течение кризиса и сразу после него шок обменного курса отражался в ценах на 40% за 6 месяцев и на 63% за год. После кризиса наблюдается резкое падение ЭП практически до нуля, возможно, благодаря существенному импортозамещению. Но по мере восстановления российской экономики оценка ЭП переноса стабилизируется на уровне около 8% за год начиная с 2003 г.

Также оценена модель (**) для цен трех групп товаров: продовольственные товары, непродовольственные товары и услуги. Видно, что в последние годы ЭП на все потребительские цены стал значительно ниже, чем в период кризиса. В исследуемом периоде изменилась не только степень ЭП на все цены, но и относительная чувствительность цен различных товаров к обменному курсу. Если во время кризиса наиболее чувствительными были цены непродовольственных товаров и наименее чувствительными были цены услуг, то в последние годы цены продовольственных товаров стали наиболее эластичными по обменному курсу, а вот цены непродовольственных товаров утратили чувствительность к обменному курсу. Поскольку услуги являются неторгуемым товаром, низкая и постоянная оценка ЭП не вызывает удивления.

Чтобы лучше понять, почему цены продовольственных товаров стали значительно эластичнее по обменному курсу, чем цены непродовольственных товаров, оценен ЭП на цены отдельных видов потребительских товаров и услуг. Эластичность цен практически всех товаров и услуг по обменному курсу составляет менее 100% за 12 месяцев, что свидетельствует о неполном ЭП. Среди цен продовольственных товаров наиболее эластичными оказались цены на плодовоовощную продукцию (122% за год), хлеб и хлебобулочные изделия (22%) и крупу и бобовые (14%). Наименее эластичными являются цены на алкогольные напитки (1%) и подсолнечное масло (2%). Все непродовольственные товары являются нечувствительными к изменениям обменного курса с наибольшим ЭП в размере 4-5% за год на цены трикотажных изделий, одежды и белья и табачных изделий. Цены большинства услуг, наоборот, оказались довольно чувствительными к шокам обменного курса. Цены на услуги связи имеют наибольший ЭП, который составляет 70% за год, возможно, из-за ценообразования в иностранной валюте, которое было популярно на рынке мобильной связи и услуг Интернета. Также можно заметить, что цены на услуги образования, учреждений культуры, санаторно-курортного обслуживания и дошкольного воспитания имеют довольно высокий ЭП, равный 10% за год.

Таким образом, можно заключить, что хотя в настоящий момент ЭП значительно ниже, чем во время кризиса, возможно, благодаря более стабильному обменному курсу вследствие политики Центрального банка, все же цены отдельных товаров и услуг, причем составляющих наибольшие доли в расходах потребителей, имеют довольно сильную чувствительность к обменному курсу.

Поэтому если государство заботится о благосостоянии потребителей, политика таргетирования обменного курса, или приспособления предложения денег в ответ на шоки обменного курса, важна.

Чтобы проанализировать влияние монетарной политики на ЭП и цены в России, намеренно пропущено предложение денег, чтобы получить смещенные оценки ЭП и проанализировать направление смещения. Оценена векторная модель коррекции ошибки (***), похожая на модель (**), но без учета предложения денег в качестве эндогенной переменной:

= X + X1i + X + X Zt- 1 + Zt (***) t 0 t- i 2 t i= В соответствии с теоретическими моделями оптимальной монетарной политики, положительный шок обменного курса (ослабление рубля) должен сопровождаться сдерживающей политикой. Тогда инфляционный эффект ослабления национальной валюты будет смягчен.

Следовательно, исключая предложение денег из модели, мы должны получить более низкие оценки ЭП, которые должны быть смещены вниз за счет эффекта пропущенной переменной (предложения денег).

Наши оценки показывают, что во время кризиса монетарная политика не сокращала ЭП, а усиливала его. Но после кризиса 1998 года картина изменилась и монетарная политика в России действительно сокращает ЭП.

Чтобы проанализировать эффект монетарной политики на цены отдельных товарных групп, оценена модель (***) для каждого индекса цен отдельно. Можно увидеть, что пропуск предложения денег сокращает оценки ЭП для всех услуг и непродовольственных товаров. Для некоторых цен оценки ЭП даже становятся отрицательными. А вот поведение некоторых цен на продовольственные товары вызывает удивление. Для 4 товаров (хлеб и хлебобулочные изделия, макаронные изделия, рыба и морепродукты, растительное масло) ЭП, оцененный по модели (***), является выше, чем истинный, оцененный по модели (**). Это означает, что цены на эти товары растут в ответ на сокращение предложения денег и наоборот. Возможное объяснение этому заключается в отрицательной эластичности спроса на эти товары по доходу.

В соответствии с гипотезой 4, реакция ДКП в ответ на ослабление национальной валюты существеннее, чем в ответ на ее укрепление на ту же величину, из-за асимметричной жесткости цен. В таком случае мы должны увидеть в данных, что ослабление валюты сопровождается сокращением предложения денег, но только самое существенное укрепление валюты сопровождается ростом предложения денег. Но наблюдается практически противоположная ситуация: их 88 наблюдений в нашей выборке 45 наблюдений номинального ослабления рубля и 38 наблюдений реального ослабления рубля, но только 12 наблюдений сокращения предложения денег. Из этого следует, что предложение денег практически всегда растет (за исключением сезонных колебаний) независимо от поведения обменного курса. Также из данных видно, что хотя официальной целью ДКП является поддержание курса рубля, фактической целью является предотвращение укрепления рубля и занижение номинального курса рубля, видимо, в интересах экспортеров. Такая политика является асимметричной, но эта асимметрия отлична от той, наблюдаемой в развитых странах, и, в соответствии с нашей моделью, свидетельствует о высоком весе разрыва выпуска в функции потерь Центрального банка.

Чтобы протестировать данную гипотезу формально, оценена векторная модель коррекции ошибки следующей спецификации:

~ ~ ~ ~ = X + X1i + X * Dt * neert- 1 + X + X Zt- 1 + Zt t 0 t- i 2 3 t i= ~ Dt где - переменная дамми, принимающая значение 1, если neer растет (ослабление рубля), и 0 в противном случае.

~ Нас интересует знак и значимость коэффициента перед переменной Dt * neert- 1 в уравнении для предложения денег. Эта оценка оказалась положительная с t-статистикой 1,78. Это означает, что Центральны банк препятствует ослаблению рубля менее существенно, чем укреплению, что подтверждает наши предыдущие выводы об асимметричной и излишне инфляционной ДКП в России в исследуемом периоде.

На следующем шаге оценены функции реакции предложения денег на шоки обменного курса. Построены две функции: в ответ на положительный шок с учетом коэффициента при переменной дамми и в ответ на отрицательный шок без учета этого коэффициента. Можно увидеть, что предложение денег растет на 3 ед. в ответ на отрицательный шок. Это подтверждает нашу гипотезу, что укрепление рубля сопровождается ростом предложения денег. В соответствии с нашей теоретической моделью, ослабление рубля должно сопровождаться еще бльшим по величине сокращением предложения денег. Но наши оценки показывают, что положительный шок (ослабление) курса рубля также сопровождается ростом предложения денег на 2,18 ед. Т.е. опять на лицо инфляционность ДКП в России.

Заключение В теоретической части данного исследования предложена ново-кейнсианская модель с жесткими ценами для открытой экономики, содержащая микрообоснованный вывод ее двух основных составляющих: кривой IS и кривой Филлипса. Минимизируя квадратичную функцию потерь общественного благосостояния, выведено правило ДКП, в соответствии с которым инструмент ДКП должен реагировать на шоки предложения (издержек, валютного курса, инфляции за рубежом) и спроса с положительными коэффициентами, т.е. сглаживать их влияние на экономику, приводя экономику ближе к целевой точке. Оптимальная степень приспособления процентной ставки в ответ на различные шоки зависит от параметров экономики, в частности от жесткости цен и величины ЭП валютного курса на цены.

Учитывая эмпирический факт, что цены являются асимметрично жесткими, модель модифицирована при данной предпосылке. Сделан вывод, что оптимальная ДКП также должна быть асимметричной, т.е. должна по-разному реагировать на положительные и отрицательные шоки, а направление асимметрии зависит от параметров экономики. В частности, при жестком инфляционном таргетировании, а также если цены не сильно жесткие и вес разрыва выпуска в функции потерь общества небольшой, то инструмент ДКП должен сильнее противостоять инфляционным шокам предложения, чем дефляционным шокам аналогичной величины, поскольку цены являются более жесткими при падении, чем при росте. Если же вес разрыва выпуска в функции потерь большой и цены в экономике достаточно жесткие, то асимметрия меняется и дефляционные шоки более важны для ДКП, поскольку они ведут к большему сокращению выпуска. Также стоит отметить, что если для закрытой экономики оптимальной является асимметрия, при которой процентная ставка реагирует сильнее на положительные шоки, чем на отрицательные, то для открытой экономики с высокой долей импорта и аналогичными остальными параметрами оптимальная асимметрия может быть противоположной. Поскольку существующие в экономической литературе модели анализировали закрытую экономику, они этим пренебрегали.

В эмпирической части работы проведены эконометрические тесты ДКП в развитых странах и России, чтобы увидеть, насколько фактическая политика соответствует предписаниям предложенной теоретической модели. Выявлено, что в большинстве стран ДКП реагирует на шоки валютного курса, и эта реакция соответствует рекомендациям модели, а именно ослабление национальной валюты сопровождается повышением процентной ставки, а укрепление – понижением. Причем реакция ДКП на шоки валютного курса сильнее в станах с более высоким ЭП. Также выявлено, что в нескольких развитых странах ослабление валюты сопровождается статистически значимо бльшим изменением процентной ставки, чем аналогичное укрепление, что соответствует рекомендациям модели для случая инфляционного таргетирования, хотя данная асимметрия мала. Это может быть объяснено тем, что вывод об асимметричной ДКП является новым в литературе, и Центральные Банки могут его еще не учитывать и следовать традиционному симметричному правилу.

Поскольку величина ЭП является важным фактором при определении оптимальной монетарной политики, в работе проведено детальное исследование ЭП на цены различных товаров и услуг в России. Сделан вывод, что хотя ЭП значительно сократился в последнее время по сравнению с периодом кризиса, он все же является существенным для некоторых товаров, в частности, продовольственных товаров, являющихся товарами первой необходимости. Поскольку потребление продовольственных товаров составляет основную долю в совокупном потреблении в России, сильные изменения обменного курса могут вызвать сильную волатильность цен и потребления. Поэтому необходимо вмешательство монетарной политики с целью поддержания обменного курса и сокращения влияния шоков обменного курса на инфляцию.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»