WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Соотношение различных тканевых компонентов в пучковой зоне. Для более полной характеристики функционального состояния ткани одних только морфометрических показателей недостаточно. Информативны относительные показатели, которые рассчитываются как число важнейших тканевых компонентов (ядер, цитоплазмы, кровеносных сосудов и т. д.) на определенную единицу площади среза (Морфофункциональные исследования…, 1984; Автандилов, 1990). Для каждого типа нормальной клетки существует определенное соотношение между ядром и цитоплазмой; в клетках патологически перерожденных тканей и опухолей это соотношение изменяется (Абрамов, 1962; Хесин, 1967).

Ядено-цитоплазматическое соотношение у облученных рыжих полевок (табл. 2) по сравнению с контролем возрастает и достигает максимума в группе «4 сГр» (2 = 6.62, р = 0.0101); в группе «31 сГр» этот показатель практически не изменяется. Введение эритроцитов кролика вызывает незначительное снижение (на 2 — 2.5%) доли ядер и ядерноцитоплазматического соотношения в пучковой зоне надпочечников как у облученных, так и необлученных животных; минимальное значение этого показателя отмечено в группе «Контроль + иммунизация».

Обращает на себя внимание резкое и статистически значимое (р < 0.005) увеличение доли кровеносных сосудов пучковой зоны во всех экспериментальных группах полевок (кроме «4 сГр + иммунизация», где относительная плотность сосудов осталась практически неизменной). Особенно этот эффект заметен в группах «Контроль + иммунизация» и «сГр», где показатель васкуляризации пучковой зоны вырос почти в 3 и 5 раз соответственно, по сравнению с контролем). Повышение кровенаполнения ткани — несомненный признак ее напряженного функционирования.

Содержание лейкоцитов в кортикальной ткани рыжих полевок после облучения в группе «4 сГр» несколько снизилось (на 0.4%), в группе «31 сГр» не изменилось. Наибольшее содержание тканевых лейкоцитов отмечено в группе «4 сГр + иммунизация» (3.2%), наименьшее — в группе «Контроль + иммунизация» (2.4%). Различия статистически незначимы.

У мышей СВА объемные соотношения тканевых компонентов ПЗ распределились несколько иным образом (табл. 3). После облучения, также как и у рыжих полевок, возрастает ядерно-цитоплазматическое соотношение (в группе «4 сГр» — на 3.6%, в группе «31 сГр» — на 6.2% по сравнению с контролем), но этот эффект выражен сильнее и статистически достоверен. Доля кровеносных сосудов после облучения, напротив, в группе «4 сГр» снижа- Таблица Соотношения тканевых компонентов в пучковой зоне ( рыжая полевка) Ядерно- Васкуляризация Содержание тканевых Экспериментальная группа Ядра (%) Цитоплазма цитоплазматическое пучковой зоны лейкоцитов (%) соотношение (%) p (%) р (%) р 20.Контроль 16.1 80.5 -- 0.5 -- 2.9 -- 18.Контроль + иммунизация 14.4 82.0 0.0843 1.3 0.0005 2.3 0.23.4 сГр 18.2 77.1 0.0101 2.3 0.0000 2.5 0.21.4 сГр + иммунизация 16.6 79.6 0.4669 0.6 0.5593 3.2 0.21.31 сГр 17.1 79.0 0.7226 1.0 0.0023 2.9 0.19.31 сГр + иммунизация 15.7 80.2 0.1358 1.2 0.0002 2.9 0.Примечание. р – уровень вероятности для критерия Таблица Соотношения тканевых компонентов в пучковой зоне (мыши СВА) Ядерно- Васкуляризация Содержание тканевых Экспериментальная группа Ядра (%) Цитоплазма цитоплазматическое пучковой зоны лейкоцитов (%) соотношение (%) p (%) р (%) р Контроль 15.1 79.8 19.1 -- 2.2 – 2.9 -- Контроль + иммунизация 15.8 78.1 20.3 0.3027 1.9 0.3640 4.2 0.4 сГр 17.4 77.5 22.7 0.0043 1.3 0.0017 3.8 0.4 сГр + иммунизация 18.2 77.2 23.7 0.0002 1.6 0.0444 2.9 0.31 сГр 18.9 75.5 25.3 0.0000 2.1 0.7018 3.5 0.31 сГр + иммунизация 17.8 76.3 23.5 0.0004 2.8 0.0950 3.1 0.Примечание. р – уровень вероятности для критерия ется почти вдвое, а в группе «31 сГр» остается неизменной. Содержание лейкоцитов в ПЗ становится больше по сравнению с контролем во всех экспериментальных группах, достигая максимальных значений в группах «Контроль-иммунизация» и «4 сГр» (р < 0.05).

Итак, облучение рыжих полевок и мышей СВА в ранних периодах онтогенеза вызвало неоднозначную реакцию основных морфометрических показателей КН. У рыжих полевок -излучение повлияло в большей степени на васкуляризацию пучковой зоны. У мышей СВА, напротив, более чувствительным оказался показатель «ядерноцитоплазматическое соотношение». Наибольшее число достоверных отличий от контрольных животных – как для рыжих полевок, так и для мышей СВА – отмечено в группе «4 сГр». В целом можно заключить, что облучение в дозе 4 сГр вызывает более долговременные морфологические сдвиги в ткани КН, по сравнению с большей в несколько раз дозой 31 сГр. Реакция одних и тех же показателей у облученных и необлученных животных на иммунизацию различна, а иногда противоположна, что свидетельствует о значительных различиях функционального состояния животных.

5. Гиперпластические изменения в коре надпочечника у экспериментальных животных Роль ИИ в индукции опухолей общеизвестна и доказана на огромном количестве экспериментального и клинического материала. К опосредованным и отдаленным эффектам облучения относят, например, возникновение лейкозов и злокачественных опухолей.

Многочисленными работами показано, что даже самые малые дозы ионизирующих излучений потенциально канцерогенны (Виленчик, 1983; Гофман, 1994; Романова, Жорова, 1994; Яблоков, 1998). Особенно чувствителен к этому повреждающему фактору (по сравнению со взрослым организмом) эмбрион. Еще в 1960-е годы стало известно, что у детей, прошедших до рождения радиографическое обследование, риск заболевания лейкемией или солидными опухолями возрастает в 1,5 раза (Яблоков, 1998).

Диффузная гиперплазия. Этот вид перестройки кортикальной ткани была отмечен во всех экспериментальных группах рыжих полевок (табл. 4). Клетки в таких участках меньше по размеру, с темными, часто деформированными ядрами, расположены плотнее, чем в окружающей ткани. Иногда кора утрачивала свою типичную зональность.

В литературе встречаются сведения о потере корой надпочечников зональности при длительном стрессовом воздействии (Виноградов, 1998). Также встречалась дискомплексация тяжей КН, которые утрачивали свою радиальную направленность. Этот тип патологической перестройки кортикальной ткани также встречается при стрессовых воздействиях (Рыжавский, 1989). Наименьшая частота встречаемости животных с подобными изменениями была зарегистрирована в группе «Контроль» (11.8%). После облучения частота диффузной гиперплазии увеличилась в три раза, составив в группах: «4 сГр» – 37.5%; «сГр» – 35.3%. Иммунизация необлученных полевок вызвала незначительное повышение этого показателя (14.3%). Наибольшая частота диффузной гиперплазии отмечена в группах «4 сГр + иммунизация» (72.7%, р = 0.0018) и «31 сГр + иммунизация» (62.5%; р = 0.0013).

У контрольных мышей СВА в норме диффузная гиперплазия наблюдалась в 14.3% случаев (табл. 5). В результате облучения частота гиперплазий этого типа увеличилась и была примерно равна в группах «4 сГр» и «31 сГр» — 25.0% и 23.1% соответственно. После иммунизации этот показатель у необлученных мышей незначительно увеличился, составив 16.7%; в группе «4 сГр + иммунизация» частота появления диффузной гиперплазии не изменилась (14.3%), а в группе «31 сГр + иммунизация», напротив, увеличилась, достигнув наибольшего значения (35.1%). Изменения статистически незначимы.

Макроузелковая гиперплазия («добавочная кора надпочечников»). У рыжих полевок отмечена во всех экспериментальных группах (табл. 4). Эти узелки (в большинстве случаев неструктурированные) всегда находятся во внешних отделах КН, отграничены тонкой соединительнотканной оболочкой и располагаются одиночно или группами. Узелки могут быть погружены в кору, прилегать к ней снаружи или же довольно далеко отстоять от нее, находясь в окружающей ткани. В единичных случаях «добавочная кора» представляет собой хорошо структурированное образование, напоминающее миниатюрный надпочечник, с выраженной зональностью коры и медуллярными клетками в центре. Наибольшая частота появления «добавочной коры» зарегистрирована в группе «4 сГр» (37.5%), наименьшая — в группе «Контроль + иммунизация» (14.3%). У иммунизированных полевок частота появления «добавочной коры» ниже, чем у интактных (как среди облученных, так и среди необлученных животных). Полагают, что адренокортикальная узелковая гиперплазия выражает неспецифическую компенсаторную реакцию, так как появляется в результате воздействий, различных по своей природе (Строганова, 1961; Маркелов и др., 1981; Рубченя, 2002). И. Н.

Рубченей (2002) также отмечены макроузелковые образования у необлученных крыс. Очевидно, узелковая гиперплазия может возникать и в норме (в случаях, когда организму необходимо компенсировать возникшую по какой-либо причине временную гормональную недостаточность), и является одной из форм регенерации адреналовой ткани.

У мышей линии СВА в норме частота появления макроузелковой гиперплазии довольно высока (28.6%) (табл. 5). У облученных мышей «добавочная кора» отмечалась соответственно в 1.5 и 3 раза реже (18.8% и 7.7%), чем у необлученных. Известны факты снижения числа опухолей у мышей под влиянием облучения (Cai, 1999). Возможно, мы наблюдаем подобный эффект. Введение эритроцитов кролика повлияло на частоту появления макроузелковой гиперплазии неоднозначно: у мышей, облученных в дозе 31 сГр, она увеличилась вдвое (14.3%), а у необлученных животных и у мышей, облученных в дозе 4 сГр, частота этих новообразований снизилась (причем у необлученных более чем в раза, составив 8.3%).

Микроузелковая гиперплазия. У рыжих полевок (как в норме, так и после облучения) кортикальные микроаденомы представляют собой округлые узелки, нечетко отграниченные от окружающей ткани, диаметром 20–40 мкм. Как правило, они находятся в пучковой зоне, состоят из клеток со светлой, сильно вакуолизированной цитоплазмой и темными эксцентрически расположенными ядрами. Не встречаются микроузелки у животных из групп «Контроль + иммунизация» и «4 сГр» (табл. 4). Частота их появлений в остальных группах примерно одинакова (4.2 – 5.9%), за исключением группы «4 сГр + иммунизация» (9.1%).

У мышей линии СВА, в отличие от рыжих полевок, микроузелковая гиперплазия наблюдалась во всех без исключения экспериментальных группах (табл. 5). Узелки, также как и у рыжих полевок, располагаются одиночно или группами, исключительно в пучковой зоне. В группе «Контроль» частота встречаемости микроузелковой гиперплазии достигла 35.7%. Среди облученных мышей гиперплазия этого типа наблюдается у 12.5 и 23.1% животных соответственно (почти в 3 и в 1.5 раза реже, чем у необлученных).

Иммунизация эритроцитами кролика вызывает неоднозначное изменение этого признака у экспериментальных мышей. Так, частота появления микроузелковой гиперплазии после введения антигена снизилась в группах «Контроль + иммунизация» (8.3%) и «31 сГр + иммунизация» (7.1%); в группе «4 сГр + иммунизация» этот показатель, напротив, резко вырос и составил 42.9%.

Полагают, что даже самые низкие дозы ионизирующих излучений для млекопитающих потенциально канцерогенны, а при облучении на ранних стадиях онтогенеза онкологический риск особенно велик. С другой стороны, имеются факты и противоположного действия ионизирующих излучений. Отмеченные нами перестройки тканей не имеют признаков злокачественного перерождения ткани. В основе подобных аденоматозных образований лежит нарушение клеточного деления. На наш взгляд, подобные явления – признак качественных изменений адреналовой функции. Среди рыжих полевок особенно показательна в этом отношении группа «4 сГр + иммунизация», где отмечена наибольшая частота появления диффузных и микроузелковых гиперплазий. Это может свидетельствовать о том, что гипоталамо-гипофизарно-адреналовое звено у животных этой группы находилось в наибольшем функциональном напряжении, хотя после облучения экспери ментальные полевки провели в условиях естественного радиационного фона более 3 месяцев, а этого срока для компенсации преходящих эффектов было бы вполне достаточно.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Эксперимент по хроническому облучению рыжих полевок и лабораторных мышей линии СВА показал, что низкоинтенсивное -излучение (мощности доз 0.1 и 0.8 сГр/сут, поглощенные дозы соответственно 4 и 31 сГр) в ранние периоды онтогенеза вызывает долговременные структурно-функциональные эффекты в коре надпочечника экспериментальных животных.

Хроническое воздействие -излучения на ранних стадиях онтогенеза в использованных дозах не вызывает видимых патоморфологических нарушений в КН как рыжих полевок, так и мышей СВА, но влияет на морфометрические показатели, что свидетельствует об изменении реактивности коры и, следовательно, адаптивного потенциала взрослого организма. Более значимые эффекты отмечены после облучения экспериментальных животных в меньшей поглощенной дозе (4 сГр). Зарегистрированы признаки активации коры надпочечников — гипертрофия пучковой зоны, увеличение объемной плотности кровеносных сосудов, возросшая частота гиперплазий. С другой стороны, снижение диаметра ядер в кортикоцитах пучковой зоны КН противоречит общей тенденции к гипертрофии, которая характерна для неспецифической адаптивной реакции, и указывает на недостаточность процессов белкового синтеза. Возможно, это признак разной направленности процессов повреждения и компенсации, одновременно происходящих в организме при воздействии низкоинтенсивных факторов (в данном случае -излучения).

Введение взвеси эритроцитов кролика необлученным рыжим полевкам вызывает неспецифическую адаптивную реакцию, которая выражается в гипертрофии КН, происходящей за счет увеличения размеров ПЗ; возрастает удельная плотность кровеносных сосудов в ПЗ, что указывает на усиление напряженности функционирования КН. У облученных полевок в ответ на иммунизацию, наоборот, происходит гипотрофия КН — снижение ее ширины и ширины ПЗ, уменьшение диаметра ядер в кортикоцитах;

поскольку КН находится под контролем АКТГ, разнонаправленность изменения ее размеров в результате воздействия стресс-фактора указывает на существенные отличия в функциональном состоянии гипоталамо-гипофизарно-адренокортикального звена эндокринной системы облученных и необлученных полевок.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»