WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

взрослого населения и улучшение материального благосостояния жителей республики объективно сужали социальную опору церкви. С другой стороны многочисленные нарушения монашествующими традиций и обетов, прежде всего со стороны руководителей обителей, отсутствие среди них ярких проповедников и подвижников православия обусловили сравнительно небольшой приток желающих поступить на послушание в монастыри. Эти же факторы, как и отсутствие в обителях чтимых верующими святынь, негативно отразились на привлекательности местных монастырей для паломников как из самой Молдавии, так и из других республик Советского Союза. Фактически в рассматриваемый период время монастыри Молдавии продолжали выполнять лишь свои прямые функции: они являлись местом «спасения от мира» для искренне верующих лиц, удовлетворяли религиозные потребности мирян (как в своих собственных церквях, так и в сельских приходах), служили исправительными организациями для лиц, совершивших церковные преступления.

Во второй главе «Молдавские монастыри в 1954–1962 гг.: от взаимодействия с властью к прекращению деятельности» анализируются причины перехода государства в очередное наступление на религиозные институты с целью их полного уничтожения, рассматриваются экономические формы давления на монастыри, изучаются формы сопротивления монашествующих натиску антирелигиозной политики, раскрываются механизмы ликвидации обителей.

В первом параграфе характеризуется изменение модели отношений между монастырями и государственными структурами, напрямую связанное со сменой первых лиц в руководстве СССР. Новые лидеры страны предпочли вернуться на путь конфронтации с церковью, отказавшись от углубления сотрудничества с ее институтами. Принципиальное изменение церковной политики государства было продиктовано идеологическими установками правящей партии, а не прагматическими политическими соображениями. Борьба с «религиозными предрассудками» и их непосредственными носителями осуществлялась поэтапно, с привлечением различных отраслевых органов как центрального, так и местного управления, включая аппарат Комитета государственной безопасности СССР.

Основными мероприятиями этой кампании стали: сведение к минимуму хозяйственной деятельности монастырей, усиление атеистической пропаганды среди населения, запрет на осуществление миссионерской и благотворительной деятельности религиозными организациями, ускоренная ликвидация монастырей и церквей под административным нажимом государственных органов. В последних акциях представители власти умело использовали разногласия и разного рода «нестроения», существовавшие среди монашествующих, стремясь разрушить изнутри эти религиозные организации путем использования агентуры КГБ из числа их руководителей. При этом в абсолютном большинстве случаев, верующее население Молдавии спокойно восприняло фактическое уничтожение монастырской системы в республике.

Во втором параграфе рассматривается экономическая деятельность монастырей, которая с середины 1950-х до начала 1960-х гг. пережила два этапа. Первый этап – 1954–1958 гг., характеризовался бурным ростом хозяйств, что влекло за собой увеличение доходов и улучшение материально-бытовых условий монашествующих, Именно в это время монастыри провели большую работу по восстановлению, ремонту и украшению церквей, жилых домов. В эти годы монастыри не встречали серьезных трудностей в процессе развития своих хозяйств; острые конфликты с местными органами власти, предприятиями и учреждениями остались в прошлом. Напротив, в целом ряде случаев монашествующие и, например, колхозы поддерживали добрососедские отношения и оказывали друг другу всевозможную помощь.

Второй этап – 1959–1962 гг. ознаменовался лишением монастырей своих земельных владений, а многочисленные ограничения по функционированию их церквей и вообще исполнению религиозных обрядов и треб вызвали резкое сокращение монастырских доходов. В результате, экономические условия не позволяли отныне насельникам обителей поддерживать свое существование и тем более выполнять финансовые обязательства перед государством, что и явилось благовидным предлогом для государственных структур требовать закрытия монастырей.

В третьем параграфе анализируется изменение положения монашества в молдавском обществе 1950-х – начале 1960-х гг. Благодаря успехам собственных хозяйств, вплоть до 1958 г., монастыри развивали традиции иноческой жизни, удовлетворяли религиозные потребности мирян, проводя богослужения и исполняя требы в собственных храмах и в приходских церквях. Однако впоследствии, в связи с резким ухудшением материального положения обителей, вызывавшим брожение в среде монашествующих, и началом очередного витка антирелигиозной политики государства, роль монастырей в церковной жизни республики стала неуклонно снижаться. Даже реализация их специфических функций была чрезвычайно затруднена, поскольку монашествующие потеряли право отправления религиозных обрядов вне стен своих обителей, организации паломничества к святым местам и пр. Осуществление плана руководства страны по ликвидации монастырей, в отличие от предшествующего периода, сопровождалась резким сокращением численности монашествующих, уходивших из обителей в мир. Вместе с тем, незначительная часть бывших сестричеств, как правило, из своекоштных обителей республики, сохранила свои сообщества. Впоследствии, совместно с инокинями Жабского монастыря, они стали основой для возрождения монашеских традиций в Молдавии.

В заключении подведены основные итоги исследования и сформулированы положения, выносимые на защиту.

На основе анализа источников предложена следующая периодизация истории взаимоотношений монастырей Молдавии с государством во второй половине 1940-х – начале 1960-х гг.

1) 1944–1947 гг. – характеризуются восстановлением советской власти в республике, законодательным определением места монастырей в социальной и экономической жизни страны, налаживанием взаимодействия руководства обителей с Уполномоченным Совета по делам РПЦ, осуществлявшим в республике новую церковную политику государства, а также нормализацией отношений монашествующих с местными властями и предприятиями.

2) 1948–1949 гг. – связаны с попытками местной власти пересмотреть сложившуюся систему отношений с церковью под влиянием общих изменений церковной политики государства. Новые реалии отмечены усилением налоговой нагрузки на обители, ограничением их земельной собственности в результате осуществления сплошной коллективизации крестьянских хозяйств в республике.

3) 1950–1953 гг. – характеризуются снижением интереса государства к религиозным организациям, восстановлением экономики монастырей до уровня, обеспечивавшего их нормальную жизнедеятельность, стабилизацией в целом государственно-церковных отношений.

4) 1954–1957 гг. – отмечены попытками нового руководства СССР пересмотреть после смерти И.В. Сталина систему взаимоотношений между государством и церковью, сложившуюся в годы Великой Отечественной войны и усилить курс на атеизацию населения. Вместе с тем, экономическая коньюнктура обусловила особенности реальной ситуации в республике, обернувшись укреплением экономики монастырей и их влияния на верующих республики; налаживанием взаимовыгодного сотрудничества между обителями и хозяйствующими субъектами на селе.

5) 1958–1962 гг. – отмечены окончательным возвратом руководства страны к довоенной церковной политике, последовательным сведением к минимуму влияния духовенства в обществе, подрывом материальной основы функционирования религиозных организаций, фактически полной ликвидацией важнейшей опоры православной церкви в Молдавии – ее монастырской системы, что явилось результатом реализации замысла по усилению административного контроля над церковью и переходу от государства свободы совести к атеистическому государству.

В заключении диссертации констатируется, что на развитие отношений между монастырями и властными структурами в Молдавской ССР определяющее влияние оказала предпринятая И.В. Сталиным в ходе войны попытка перехода от жесткой антирелигиозной политики к конструктивному диалогу с церковью. Важным направлением новой линии государства стала церковная политика в отношении монастырской системы республики, одной из наиболее древних и влиятельных на всей территории Советского Союза. Уже первыми решениями союзного правительства было закреплено привилегированное, в известной степени, положение молдавских монастырей по сравнению с монашескими обителями других районов страны, что было вызвано чрезвычайно высоким уровнем религиозности местного населения и их приближенностью к западной границе государства. Эти привилегии сохранялись вплоть до возобновления широкомасштабной антирелигиозной кампании второй половины 1950-х гг. Такой шаг позволил советскому руководству заручиться поддержкой со стороны верующих, прежде всего черного и белого духовенства, способного оказать идеологическое воздействие на широкие слои населения, особенно в условиях сложного трансформационного периода в послевоенные годы.

Становлению новой модели государственно-церковных отношений в республике способствовала деятельность Уполномоченного Совета по делам РПЦ при правительстве СССР по Молдавской ССР, контролировавшего исполнение религиозного законодательства в республике как светскими, так и духовными организациями. Фактически, благодаря его деятельности, местное монашество смогло довольно гармонично вписаться в социальную и экономическую структуры республики.

Однако, оказавшись в условиях социалистического общества, декларировавшего отделение церкви от государства, монастыри были вынуждены отказаться от ряда традиционных для них функций предшествующего периода. В частности, они перестали быть центрами образования, письменности, художественной культуры. Из среды местных монахов в рассматриваемый период не вышел, к примеру, ни один богослов или яркий проповедник, что было связано с отсутствием в монастырях лиц, обладавших необходимым уровнем духовного образования для их воспитания, поскольку для православных обителей края традиционной была их «рабочая» специализация. Именно трудолюбие монашествующих и высокая эффективность монастырских хозяйств республики особенно ценились как в досоветский, так и в послевоенный периоды. Но подлинного отделения церкви от государства так и не произошло, поскольку советские органы различного уровня постоянно вмешивались в функционирование монастырей, в частности, фактически существовала экономическая эксплуатация монашествующих со стороны государства.

Тем не менее, главным итогом осуществления церковной политики в период 1944–1947 гг. было сохранение молдавского монашества, как и возможности для его дальнейшего развития.

Взаимоотношения церкви и государства в Молдавской ССР в послевоенные годы не развивались линейно. Существенное влияние на них оказывали зигзаги церковной политики руководства СССР, связанные с внутри – и внешнеполитической конъюнктурой. После завершения в целом восстановления промышленного потенциала страны, создания и испытания в СССР атомного оружия как действенного средства поддержания баланса сил в послевоенном мире, руководство страны впервые попыталось пересмотреть соглашение с церковью, достигнутое в сентябре 1943 г. Для монашеских обителей республики это обернулось усилением налогового пресса, ограничивавшего возможности развития их хозяйств, сокращением числа действующих монастырей, ограничением возможностей по принятию желающих поступить в них на послушание. Однако в историографии результаты этого наступления на церковь оказались чрезмерно преувеличенными: в действительности, резкого сокращения численности монашествующих не произошло (на практике происходило укрупнение монастырей), приток верующих в обители также сократился незначительно, налоговая нагрузка по-прежнему оставляла им возможности для развития. Фактически, в 1948–1949 гг. сталинское руководство не ставило задачу ликвидации религиозных организаций, а осуществляло традиционный для той поры процесс «тасовки колоды», чтобы в очередной раз показать церкви и ее институтам, что они занимают подчиненное положение в общественной системе страны. После этого вплоть до смерти И.В. Сталина суть сложившихся в СССР государственно-церковных отношений оставалась неизменной.

Фактическое отсутствие резких перемен в церковной политике и пристального внимания государства к религиозным организациям в первой половине 1950-х гг. способствовали их развитию. В частности, за этот период молдавские монастыри экономически значительно окрепли, наладили прочные хозяйственные взаимовыгодные связи с общественными и государственными предприятиями. Расширились духовные контакты монашествующих с верующими.

Однако, после произошедшей смены руководства страны в 1953– 1954 гг. начал меняться и характер государственно-церковных отношений – от терпимости и мирного сосуществования к идеологическому наступлению под лозунгами атеистического воспитания населения. Это было связано с постепенным подчинением партийным функционерам государственной политики в отношении религиозных организаций. Принятие осенью 1958 г. секретного постановления ЦК КПСС означало резкое ограничение прав церкви и религиозных организаций вопреки действовавшему законодательству. На основе правительственного постановления «О монастырях в СССР» началось организованное наступление на «советские» монастыри, служившие мощной опорой Русской православной церкви. Главными мероприятиями, подготовившими упразднение монастырской системы в МССР, стали, во-первых, секуляризация землевладения обителей (у них остались лишь усадебные участки); во-вторых, резкий рост налогоообложения монастырей. В результате данных мер процветавшие в недавнем прошлом обители Молдавии оказались не в состоянии даже содержать собственных монашествующих. Сыграли свою негативную роль и кадровые перестановки в аппарате Уполномоченного Совета по делам РПЦ, после чего давление на религиозные организации резко возросло при одновременном форсировании мероприятий по закрытию православных обителей. Этот процесс был значительно облегчен и различными неискорененными «нестроениями», процветавшими в монастырях, а именно: пьянством, развратом и стяжательством монашествующих всех рангов, вызывавшими отход от религии некоторой части населения республики. Послушными исполнителями плана закрытия обителей стала и часть их настоятелей, наряду с руководством КишиневскоМолдавской епархии являвшаяся агентами органов госбезопасности.

Именно эти люди не реагировали должным образом на тревожные сигналы, систематически поступавшие от рядовых монашествующих, обвинявших руководителей своих обителей в действиях, ведущих к развалу хозяйства и поощрению нарушений монашеских уставов. В конечном итоге, все эти обстоятельства привели к ликвидации монастырской системы, существовавшей на территории Молдавии с ХV в.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»