WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Лейбористы изменили свою идеологию под воздействием электоральных обстоятельств – проиграв несколько выборов подряд. Консерваторы также начали обновление своих идейных установок после поражения. Однако переоценка и поиск новых вариантов в каждом случае может растянуться на несколько электоральных циклов, на протяжении которых партия, занятая корректировкой своей идеологии, может быть лишена шансов на победу.

В третьем параграфе оценивается роль крупного капитала (компаний и бизнесассоциаций) в развитии партийных идеологий в России и Великобритании.

В обеих странах бизнес выступает своего рода гарантом и фундаментом экономических и общественно-политических отношений. Однако его роль в России и Великобритании различна.

В России крупный капитал пережил взлет своей роли в начале – середине 1990-х гг., когда становление рыночных отношений позволяло бизнесу подниматься на волне общественных настроений и открыто выражать политические предпочтения. Но с 2001 г. ему пришлось отказаться от артикулирования собственных симпатий. «Равноудаление олигархов», хотя номинально и установило между «партиями власти» и бизнесменами прагматичные отношения, привело к встраиванию крупного капитала в единую строгую иерархию общественно-политических игроков, в результате чего он фактически утратил способность в какой-либо степени влиять на развитие идеологии ведущих партий. Впрочем, его воздействие на идейные установки КПРФ и вовсе никогда не имело места быть.

В Великобритании, наоборот, крупный капитал – один из активных участников политического процесса. Сами партии ищут поддержку крупного бизнеса, рассчитывая не только на денежные пожерствования, но и на серьезную морально-пропагандистскую помощь, которую им могут оказать компании за счет агитации среди своих сотрудников, а также за счет их индивидуального или коллективного (через Конфедерацию британской промышленности или Институт директоров) влияния на интеллектуальные центры и средства массовой информации. Опыт работы Лейбористской партии на пути к победе 1997 г. и по настоящее время показывает, что симпатии деловых кругов имеют значение и что, обновляя идеологию, политики ищут поддержку и среди бизнесменов.

В третьей главе исследуется фактор общественного мнения, определяемого в рамках элитарного и интегративного подходов и позволяющего выделить интеллектуалов и СМИ как отдельных участников наравне с оценкой общественных настроений в целом, предлагается теоретический и исторический обзор взглядов на эволюцию роли общественного мнения в политическом процессе. Также дается краткая характеристика источников для оценки роли социологических опросов.

В первом параграфе предлагается сравнение роли интеллектуалов (философов, ученых, интеллектуальных центров) на развитие партийных идеологий в двух странах.

Становление «новых лейбористов» происходило параллельно развитию и при участии интеллектуальных центров. Руководство партии уделяло огромное внимание докладам экспертов и работам политических философов. Однако в условиях упрощенного отношения к идеологии и прагматического подхода к отношениям с электоратом главным стало решение популистских (маркетинговых) или прикладных задач. «То, что Лейбористская партия хочет получить от своих интеллектуалов, – это отнюдь не большие идеи, а большие посылы (messages): слова и поступки, которые смогут привлечь внимание электората и СМИ», – писала «Санди Таймс» в 1997 г45. В то же время между интеллектуалами разной партийной принадлежности сохраняется конкуренция. На «левую волну» конца 1980-х – начала 1990-х гг. тори ответили «консервативной волной» новых организаций в начале 2000х гг.

За рассмотренный период времени российские интеллектуальные центры прошли две стадии в своем развитии. До середины 1990-х гг., в ходе публичного обсуждения путей развития страны, политические ученые и эксперты придерживались преимущественно либеральных настроений. К концу 1990-х гг. в интеллектуальную сферу проникли рыночные отношения, а идеологический фокус сместился ближе к центру, символизировав закрепление идей «Консервативного манифеста» В.А. Никонова и С.М. Шахрая в качестве превалирующих.

Продолжающаяся третья фаза характеризуется снижением роли интеллектуалов в идеологической жизни партий. Кроме того, здесь можно говорить о специфических чертах российских центров: низкая публичность научно-исследовательской деятельности, узкая направленность изысканий, зависимость от доступа к высокопоставленным чиновникам (прежде всего, в Администрации президента), привилегии за лояльность и повышенный интерес к скандальным, скрытым властным противоречиям. В России конкуренции между интеллектуалами как таковой нет, поскольку у ведущей оппозиции центры не занимаются выработкой идеологии. Центры, лояльные «партии власти», как показали события 2006 г., также едва ли влияют на ее общий курс.

Milne K., Cockett R. Who'll do Blair's thinking The Sunday Times. 1997. 18 May. P. 9.

Во втором параграфе рассматривается роль средств массовой информации в развитии партийных идеологий.

По контрасту со своим предшественником на посту премьер-министра Т. Блэр значительное внимание уделял взаимоотношениям со средствами массовой информации. Как утверждают люди, работавшие с ним (советники, журналисты), он постоянно проводил переговоры с редакторами ведущих изданий, а также крупнейшими медиа-магнатами (в первую очередь, Р. Мердоком). Хотя их влияние непросто назвать идеологическим (наиболее ярким исключением считается У. Хаттон), тем не менее очевидно, что позиция СМИ по ключевым вопросам (Европа, налоги и др.) принималась в расчет им и его командой. Правда, постепенно, по мере того как премьер становился более уверенным в своих силах, влияние даже Р. Мердока слабело. Стоит отметить, что лидеры Консервативной партии подобным вниманием к СМИ не отличались и, более того, по некоторым вопросам прямо расходились с оценками и предложениями журналистов.

Спецификой российского медиа-пространства является постоянный антагонизм его представителей. На протяжении почти двадцати лет сохраняется непримиримость сторон и склонность к радикальному решению всех проблем. Ключевыми измерениями противостояния до недавнего времени оставались экономическое (рыночные отношения или регулируемый рынок), политическое (поддержка президента или выступление против него) и идеологическое (демократия или коммунизм/авторитаризм) – которые периодически пересекались. В то же время журналисты, сплотившиеся вокруг «партий власти», не столько способствовали созданию их программ (М. Леонтьев и «Единство»), но в основном их публичной апологии и распространению, позволив говорить о рождении в России феномена медиа-адвокатуры.

В третьем параграфе сравнивается роль опросов общественного мнения в двух странх для идеологических позиций партий.

Анализ зависимости между изменениями общественных настроений в отношении важнейших проблем и рейтингом партий позволяет выявить основные черты подходов каждой партии к работе с опросами общественного мнения.

Говоря о британских партиях, принято выделять их «традиционные» сферы интересов.

Например, у лейбористов – общественные службы и образование. У консерваторов – экономика, бизнес. Однако изучение настроений граждан позволяет предполагать, что вовсе не принадлежность тем имеет значение, а способность партий отвечать на актуальные и будущие вызовы. В решениях и целях, а не в темах кроется идеологическое начало политики.

Однако консерваторы в течение многих лет показывали, что не хотят или не могут учитывать вектор общественных настроений. Когда главными темами были безработица, здравоохранение, образование, они говорили о налогах и, естественно, проигрывали.

Лейбористы, напротив, сумели сделать свою идеологию живой. Они нашли решения тех проблем, которые были важны. В то же время успех лейбористов в 1997 г. показывает, что для победы нужно не только предложить ответы на существующие вопросы, но и поставить новые вопросы – предложить новую повестку (в 1997 г. ей стала тема деволюции).

Российские «партии власти» довольно инертны в отношении перемен. Динамика общественных настроений почти никак не сказывается на их идеологических поисках, если таковые случаются. И в самом деле, только чрезвычайные события способны заставить их прислушаться к голосу рядовых граждан. Примеры НДР 1995 г. и КПРФ 2007 г., впрочем, еще раз показывают, что само внимание к опросам как потенциальному источнику перемен бывает разным.

В заключении подводятся итоги рассмотрения различных факторов, отмечаются различия и сходства в том, какое значение они имеют для идеологической работы ведущих партий в России и Великобритании на современном этапе.

«Партии власти» в России трижды пытались выработать собственные идеологические платформы, используя в качестве оснований различные факторы, но трижды их останавливала то возможность, то необходимость опереться на государство. «Отечество» и «Единство» в 2001 г., «Единая Россия» в 2005–2007 гг. вели очевидные идеологические поиски, используя, соответственно, интеллектуальные ресурсы, традицию и снова интеллектуальные ресурсы, но их работа каждый раз сворачивалась после институциональных перемен или принятия идеи поддержки национального лидера. При этом другие факторы, как СМИ и опросы общественного мнения, также остаются слабовыраженными В Великобритании, напротив, «публичные» факторы, как СМИ и общественное мнение, играют первостепенную роль для идеологической самоидентификации ведущих партий.

Совокупное влияние рассмотренных факторов для них также выражено сильнее. Оно представляется системным и естественным.

Тем не менее, существует общий набор факторов, который остается типичным для ведущих партий в каждой стране. Баланс сил в партийно-политической системе, идейные традиции (партийные и всеобщие) и интеллектуалы выступают главными и универсальными факторами в процессе идеологического поиска и самоопределения.

Апробация положений диссертации прошла на страницах ведущих академических изданий, а также в аналитических разделах средств массовой информации – приложении «Независимая газета – Политика». Кроме того, собранная информация и сделанные выводы легли в основу написанной в соавторстве статьи «Консерватизм» Большой Российской Энциклопедии (в печати).

Статьи в академических изданиях:

Куликов А.А. Крупный бизнес как идеологический локомотив (российский и британский опыт) // Observer – Обозреватель. – 2009. – № 2. – С. 66-75. – 0.5 п.л.

Куликов А.А. Критический анализ британского консерватизма в XX веке // Вопросы философии. – 2008. - № 5. – С. 58-68. – 0.8 п.л.

Куликов А.А. Британские партии и американское влияние в 1990-е – 2000 годы // Современная Европа. – 2008. - № 3. – С. 58-65. – 0.5 п.л.

Статьи в средствах массовой информации:

Куликов А.А. Воспоминания о будущем // НГ-Политика. – 2008. – 19 фев. – С. 16.

Куликов А.А. Доживем ли до консенсуса // НГ-Политика. – 2008. – 4 марта. – С. 17.

Энциклопедическая статья Руткевич А.М., Куликов А.А. Консерватизм // Большая Российская Энциклопедия.

(в печати).

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»