WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Переход к преимущественному налогообложению природно-ресурсного потенциала требует глубоких институциональных преобразований, связанных с изменением социальных приоритетов и перераспределением прав присвоения рентных доходов от природопользования. Принимая во внимание исключительную важность социализации рентных доходов, в диссертации предлагается разработать проект Федерального закона «О природной ренте», в котором должны быть определены принципы установления и порядок взимания рентных платежей при эксплуатации природных ресурсов, а также принципы и порядок использования рентных платежей в целях относительного выравнивания условий хозяйствования. Особо должны быть выделены принципы нормирования затрат и предпринимательской прибыли.

Рентное налогообложение тесно связано с решением вопросов государственной собственности на природные ресурсы. Большой вклад в их решение внесли Д.С.

Львов, С.Ю. Глазьев, А.А. Гусев, П.В. Касьянов и др. В соответствии с Конституцией Российской Федерации каждый гражданин имеет право собственности на природные ресурсы. Общество является истинным владельцем территории – ее земельных, водных и других природных ресурсов (включая полезные ископаемые, воздушное пространство и ландшафтно-рекреационные зоны). Обобщение имеющихся разработок российских ученых в этой области позволяет заключить, что положение о праве владения природными ресурсами должно быть подтверждено законодательным закреплением. Такая новация создала бы основу для предоставления всем членам общества равных прав на рентные доходы от пользования территориально-природными ресурсами. Этому в немалой степени мог бы способствовать Федеральный закон «О государственной собственности на природные ресурсы», экономико-правовые основы которого предложены в диссертации. Прежде всего, задачей этого закона должно стать упорядочение правовых и экономических отношений между Российской Федерацией и ее субъектами. В проекте этого закона для ассимиляционного потенциала окружающей среды должна быть особо выделена регламентация процессов владения, распоряжения и пользования этим ресурсом. В настоящее время ведется активная работа по разработке проекта Экологического кодекса Российской Федерации. Сейчас это особенно актуально. По информации Государственной думы Федерального Собрания Российской Федерации Экологический кодекс должен заменить 550 действующих нормативных актов, которые в настоящее время регламентируют сферу охраны окружающей среды и содержат порой декларативные, несогласованные, противоречивые и взаимоисключающие положения. Кодекс – оптимальный вариант обобщения и систематизации законодательства по определенной теме, детально и конкретно регулирующий сферу отношений и подлежащий непосредственному применению. Последнее особенно важно в силу отмеченной ранее слабой действенности природоохранительного законодательства. Здесь важны экономико-правовые новации, поэтому в Кодексе должны быть отражены основные принципы, касающиеся совершенствования разработки рассмотренных выше законодательных документов.

В целом же разработка Экологического кодекса должна быть направлена на реальное обеспечение прав граждан на безопасную окружающую среду, что закреплено в ст.42 Конституции Российской Федерации.

В пятой главе рассматриваются специальные проблемы экономико-правовых отношений в устойчивом развитии, такие как экономико-правовое обеспечение процедуры экологической сертификации и регулирование ответственности за загрязнение окружающей среды, а также экономико-правовые отношения в управлении отходами.

Экологическая сертификация производства, по нашему мнению, - понятие более широкое, нежели экологическая сертификация продукции и системы управления. Она включает дополнительно организационно-экономический механизм (см. гл. 6), позволяющий в соответствии с технологическими требованиями достичь сертификационного уровня выпускаемой продукции. Сертификация производства - это подтверждение соответствия системы управления заявленным требованиям системы экологического менеджмента, в которой состояние окружающей среды отнесено к категории качества продукции.

В Российской Федерации в какой-то мере внедряются стандарты качества продукции по ГОСТ Р ИСО 9000-96. Например, 16 промышленных предприятий Республики Башкортостан имеют соответствующие сертификаты, однако недавно появилась их новая версия - ГОСТ Р ИСО 9000:2000, требующая разработки и внедрения системы менеджмента качества, и поэтому многое в имеющихся сертификатах придется переделывать. Что же касается семейства ГОСТов Р ИСО 14000 (стандарты системы управления окружающей средой), то случаев их внедрения в России немного.

Из анализа внедрения в России процедуры экологической сертификации в диссертации делается вывод о том, что проблема внедрения систем международных стандартов, без которых невозможны цивилизованные рыночные отношения, остается весьма серьезной и сильно обостряется в связи с предстоящим вступлением России в ВТО. Во многом это обусловлено отсутствием экономических рычагов воздействия на предприятия в целях проведения сертификации производства на соответствие требованиям международных стандартов в области охраны окружающей среды.

Между тем, современная система международных стандартов строится на основе общих подходов, которые делают их совместимыми. По сути, между системами менеджмента качества и экологического менеджмента существует прямая связь. В самом деле, потребитель, определяющий параметры качества выпускаемой продукции, не может добиваться их выполнения любой ценой. Сегодня в мире создаются такие условия, при которых получение сертификата качества, не гарантирует сбыта продукции, если ее производство не сертифицировано по экологическим стандартам. Следовательно, проблема сертификации носит комплексный характер, и механизм внедрения ее во многом зависит от экономического, технического и экологического состояния конкретного предприятия. Экономическое состояние предприятия является главным фактором в реализации принципов сертификации продукции. Во-первых, наличие экономической возможности организации такой работы определяет эффективность и сроки ее проведения. Во-вторых, сами эти возможности должны быть экономически выгодны предприятию, или, по крайней мере, экономический эффект от таких мероприятий должен реально просчитываться.

Анализ отечественного и зарубежного опыта показывает, что мотивация внедрения различных международных стандартов формируется в России несколько иначе, чем в других странах.

Если европейским производителям для перехода к таким стандартам достаточно наличия согласованного решения о планируемом закрытии рынка для не сертифицированной продукции, то отечественным – очень трудно осознать серьезность такого рода решений. Несмотря на то, что международные стандарты имеют добровольный статус, для российских производителей их законодательное оформление было бы более понятным. Попытки осуществления на практике механизма сертификации производства в России свидетельствуют о том, что надо искать не менее убедительные, чем закрытие рынков для западных предпринимателей, методы воздействия на отечественных производителей. И среди этих методов не последнее место должны занять организационно-экономические мероприятия, которые хорошо вписываются в рынок экологических услуг.

Формирование рынка экологических услуг происходит под воздействием экономических и административных факторов. Воздействие этих факторов направлено, вопервых, на повышение конкурентоспособности продукции и, во-вторых, на вывод не соответствующей экологическим требованиям продукции из конкурентной среды. Рынок экологических услуг в России развивается стихийным образом. Стихийно форми руется спрос на такие услуги. Отсутствуют определенные обеспечивающие условия его структуризации. Так, наибольшим спросом на этом рынке пользуется информация и методы по снижению штрафных платежей за загрязнение окружающей среды. Платежи взимаются на основе информации, предоставляемой самими предприятиями об объемах выбросов/сбросов вредных веществ, определяемых в большинстве случаев балансовым методом на основе технологических характеристик производства продукции. Такие платежи взимаются из прибыли предприятия и, конечно, «обоснованное» занижение их реальной величины сохраняет прибыль предприятия и порождает спрос на такие консалтинговые услуги.

В этой главе подробно исследуются различные аспекты формирования экологических услуг в отечественных условиях. Прежде всего, упор сделан на необходимость целенаправленной государственной политики в развитии рынка экологических услуг.

Необходимость эта обусловлена как политическими соображениями – конституционная ответственность власти перед населением за состояние окружающей среды, так и экономическими интересами – отсутствие в бюджетах всех уровней средств на предотвращение антропогенного загрязнения окружающей среды и ликвидацию его последствий. Серьезным стимулом развития рынка экологических услуг мог бы стать специальный закон, определяющий механизм регулирования предпринимательской деятельности, осуществляемой в целях охраны окружающей среды. В нем должны найти отражение современные представления о рынке экологических услуг, определены субъекты рынка и механизм оценки деятельности субъектов рынка экологических услуг. В таком законе должны быть четко описаны экономические рычаги воздействия на производителей, а в подзаконных актах – методики, схемы и процедуры экологического аудита, экологической сертификации и других мероприятий, обеспечивающих функционирование рынка экологических услуг.

На основе анализа процедуры проведения экологической сертификации как составляющей части рынка экологических услуг, детально описанной в диссертации, сделан вывод о роли жизненного цикла продукции, без которого нельзя получить ни экологический сертификат, ни экологическую этикетку на продукцию. Этот вывод дополнен в работе предложениями по совершенствованию стандартов качества и состоя ния окружающей среды. Так, например, во входные и выходные потоки при анализе качества продукции необходимо включить требования потребителей по качеству, а при анализе жизненного цикла продукции рассматривать - как дополнительный фактор - влияние отдельных продукционных систем на качество продукции. При этом требование потребителя на «входе» эквивалентно входному контролю самого производственного объекта – и, следовательно, при анализе влияния жизненного цикла продукции на ее качество ориентироваться нужно на «выход», так как именно требованиями потребителя определяется необходимое качество.

Сравнивая системы экологического менеджмента и менеджмента качества, можно заметить серьезные отличия, касающиеся большинства составляющих их элементов, с одной стороны, и принципиальную близость подходов в реализации этих систем, с другой. И все-таки, в целом, качество продукции, а, следовательно, и его менеджмент не увязаны с непосредственным воздействием на окружающую среду, соответственно и с системой экологического менеджмента.

Следовательно, цели у экологического менеджмента и менеджмента качества разные. Для первого – это постоянное снижение нагрузки на окружающую среду, а для менеджмента качества – постоянное повышение качества, причем не только продукции, но и системы управления качеством.

Отсюда возникает логичный вопрос - всегда ли снижение нагрузки на окружающую среду приводит к повышению качества продукции Очевидно, что нет. Но в соответствии с современными международными требованиями эти категории, безусловно, взаимосвязаны: мероприятия по снижению нагрузки на окружающую природную среду не должны ухудшать показатели качества.

Из всего изложенного, следует простой, но чрезвычайно важный вывод: уровень нагрузки на окружающую среду можно рассматривать как категорию качества. Если это так, то уже на стадии проектирования выпуска той или иной продукции не обойтись без анализа жизненного цикла продукции, включающего кроме требований экологических, также и критерии заданного потребителем качества.

Среди специальных проблем экономико-правовых отношений в устойчивом развитии важное место должно занять регулирование ответственности за загрязнение окружающей среды.

Законы, действующие в сфере природопользования и охраны окружающей среды, предусматривают ответственность природопользователей за нарушение норм и правил природопользования и возмещение ущерба, нанесенного реципиентам в результате загрязнения окружающей среды, однако в большинстве случаев, не определяют конкретного экономического механизма компенсации причиненного вреда.

Анализ действующего федерального законодательства в природопользовании, охране окружающей среды и страховании показывает, что правовое регулирование ответственности за загрязнение окружающей среды в настоящее время осуществляется фрагментарно, причем, с одной стороны, оно регулируется как специфический вид страхования, с другой - в контексте страхования гражданской ответственности за причинение любого вреда. Такая фрагментарность существующего на федеральном уровне правового поля ответственности за загрязнение окружающей среды отражает в большей степени недопонимание законодателями важности и необходимости такого специфического вида страхования для обеспечения снижения экологического риска функционирования предприятий и качественных условий проживания населения.

В то же время мероприятия по снижению экологического риска функционирования предприятий и ущерба, причиняемого населению и территории антропогенным воздействием на окружающую среду, нуждаются как в финансировании их проведения, так и в обеспечении финансовыми гарантиями возмещения вреда на случай его причинения загрязнением окружающей среды третьим лицам. В качестве компенсационного механизма в некоторых федеральных законах предложен механизм страхования ответственности за вред, причиненный окружающей среде (например, в федеральных законах «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», «О безопасности гидротехнических сооружений», «О соглашениях о разделе продукции»). В то же время, в федеральных законах, определяющих условия экологически опасной деятельности, например, в законах «О безопасном обращении с пестицидами и ядохимикатами», «Об уничтожении химического оружия» соответствующие нормы отсутствуют. Правовой парадокс можно наблюдать на примере федерального закона «Об отходах производства и потребления», который основывается на принципах международной Базельской конвенции, учитывающей механизм страховой ответственности, а сам эти нормы не содержит.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»