WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Idem. Philip the Good. The Apogee of Burgundy. L., 1970; Idem. Charles the Bold. The last Valois Duke of Burgundy. L., 1973; Idem. Philip the Bold. The Formation of Burgundian State. New York, 1979 (все эти монографии были переизданы (Woodbridge, 2002) с предисловиями М. Вэйла (Филипп Храбрый), Б. Шнерба (Жан Бесстрашный), Г. Смола (Филипп Добрый) и В.

Паравичини (Карл Смелый), в которых освещена историография вопроса со времени выхода в свет этих сочинений); Paravicini W. Karl der Khne. Das Ende des Hauses Burgund. Gttingen, 1976; Brion M. Charles le Tmraire. Grand-Duc d’Occident. P., 1977; Schelle K. Charles le Tmraire. P., 1979 (первое издание – Stuttgart, 1977); Dubois H. Charles le Tmraire. P., 2004;

Schnerb B. Jean sans Peur. Le prince meurtrier. P., 2005. См. также: Schnerb B. L’Etat bourguignon 1363-1477. P., 1999.

Например: Somm M. Isabelle de Portugal, duchesse de Bourgogne. Une femme au pouvoir au XV sicle. Lille, 1998; Paravicini W. Zur Biographie von Guillaume Hugonet, Kanzler Herzog Karls des Khnen // Festschrift fr Hermann Heimpel. Gttingen, 1972. T. 2. P. 443-481; Idem. Guy de Brimeu. Der burgundische Staat und seine adlige Fhrungsschicht unter Karl dem Khnen. Bonn, 1975; Paravicini A., Paravicini W. L’arsenal intellectuel d’un homme de pouvoir. Les livres de Guillaume Hugonet, chancelier de Bourgogne // Penser le pouvoir au Moyen Age (VIII-XV sicle).

Etudes d’histoire et de littrature offertes Franoise Autrand. P., 2000. P. 261-325; Beltran E.

Guillaume Fillastre (ca. 1400-1473) vque de Verdun, de Toul et de Tournai // Pratique de la culture crite en France au XV sicle. Louvain-la-Neuve, 1995. P. 31-54; Beltran E., Prietzel M. Le second chancelier de l’ordre: Guillaume Fillastre II // L’Ordre de la Toison d’or de Philippe le Bon Philippe le Beau (1430-1505). Idal ou reflet d’une socit / dir. P. Cockshaw. Bruxelles, 1996. P.

118-127; Prietzel M. Guillaume Fillastre II, veque de Tournai. Un prlat et son diocse au XV sicle // Publications du Centre europen d’Etudes bourguignonnes (далее – PCEEB). 1998. T. 38.

P. 147-158.

Например: Paravicini W. The Court of the Dukes of Burgundy. A Model for Europe // Princes, Patronage and the Nobility. The Court at the Beginning of the Modern Age c. 1450-1650. Oxford, 1991. P. 69-102; Idem. Structure et fonctionnement de la cour bourguignonne au XV sicle // PCEEB. 1989. T. 29. P. 67-73; Idem. La cour de Bourgogne selon Olivier de La Marche // PCEEB.

2003. T. 43. P. 89-124; Cauchies J.-M. Louis XI et Charles le Hardi. De Pronne Nancy (14681477): le conflit. Bruxelles, 1996; Le Banquet du Faisan. 1454 : l’Occident face au dfi de l’Empire ottoman. Arras, 1997; Caron M.-T. Les voeux du Faisan, noblesse en fte, esprit de croisade.

Turnhout, 2003; Kruse H. Hof, Amt und Gagen. Die tglichen Gagenlisten des burgundischen Hofes (1430-1467) und der erste Hofstaat Karls des Khnen (1456). Bonn, 1996; Ehm P. Burgund und das Reich. Sptmittelalterliche Aussenpolitik am Beispiel der Regierung Karls des Khnen (1465-1477).

Проблема исторической и политической мысли бургундских хронистов долгое время не являлась приоритетной в исследованиях и поэтому нуждается в дальнейшей разработке. Более того, историки рассматривали сочинения хронистов по преимуществу с точки зрения предоставления ими фактического материала. Ситуация резко изменилась в конце 70-начале 80-х гг. XX в. В связи с принципиальными изменениями, происходившими в домене политической истории в целом, стали подниматься вопросы и о воззрениях того или иного автора, появились работы, целью которых являлось изучение основных направлений общественно-политической мысли в Бургундском принципате.

Среди множества исследований можно выделить наиболее существенные.

Монография голландского историка А. Вандерйагта15 - одна из основополагающих и вплоть до сегодняшнего дня единственная фундаментальная работа, посвященная бургундской общественно-политической мысли. Исследователь стремится рассмотреть главные направления в бургундской общественной мысли, уделяя основное внимание проникновению в интеллектуальную среду принципата идей гражданского гуманизма и их трансформации под влиянием политической и социальной действительности.

Изучение общественно-политической мысли тесно связано с исследованием официальной идеологии, пропаганды, а также воззрений герцогов и их ближайшего окружения. В связи со становлением доктрины верховной власти герцога рассматривается проблема преломления идей закона и Munich, 2002; Paviot J. La politique navale des ducs de Bourgogne, 1384-1482. Lille, 1995; Idem.

Les Ducs de Bourgogne, la Croisade et l’Orient (fin XIVe-XVe sicle). P., 2003; Oschema K.

Freundschaft und Nhe im sptmittelalterlichen Burgund. Studien zum Spannungsfeld von Emotion und Institution. Kln, 2006; Paris, capitale des ducs de Bourgogne / Ed. W. Paravicini et B. Schnerb.

Stuttgart, 2007.

Vanderjagt A. J. «Qui sa vertu anoblist». The Concepts of noblesse and chose publicque in Burgundian Political Thought. Groningen, 1981. См. также его статьи: Vanderjagt A. J. Classical Learning and the Building of Power at the Fifteenth-Century Burgundian Court // Centres of Learning. Learning and Location in Pre-Modern Europe and the Near East. Leiden, 1995. P. 267277; Idem. Expropriating the Past. Tradition and Innovation in the Use of Texts in Fifteenth-Century Burgundy // Tradition and Innovation in an Era of Change. Frankfurt-am-Main, 2001. P. 177-201;

Idem. The Princely Culture of the Valois Dukes of Burgundy // Princes and Princely Culture 14501650. Leiden, 2003. Vol. I. P. 51-79.

порядка, справедливости, величия государя в политических взглядах Карла Смелого16.

Что же касается бургундской исторической культуры и политических взглядов самих хронистов, то эти вопросы изучены в историографии неравномерно. Среди хронистов XV в. есть личности, пользующиеся неизменной популярностью, чье творчество привлекает особое внимание историков. Таковым является, например, Жорж Шатлен17. Его значение для литературы той эпохи трудно переоценить. К тому же, объем творческого наследия этого автора не идет ни в какое сравнение с произведениями, дошедшими от других хронистов.

Двойственность положения Шатлена, поэта и историка, как и многих других бургундских авторов, обусловила различные подходы к изучению его Paravicini W. Ordre et rgle. Charles le Tmraire en ses ordonnances de l’htel // Comptes rendus des sances de l’Acadmie des Inscriptions et Belles-Lettres 1999. P. 1999. P. 311-359;

Idem. «Acqurir sa grce pour le temps advenir». Les hommes de Charles le Tmraire, prince hritier (1433-1467) // A l’ombre du pouvoir. Les entourages princiers au Moyen Age. Lige, 2003.

P. 361-383; Blockmans W. «Crisme de leze magest», les ides politiques de Charles le Tmraire // Les Pays-Bas bourguignons. Histoire et institutions. Mlanges Andr Uyttebrouck. Bruxelles, 1996.

P. 71-81. См. также статьи В. Паравичини, указанные в сносках 13 и 14.

Urwin K. Georges Chastelain. La vie, les oeuvres. P., 1937; Hommel L. Chastellain. Bruxelles, 1945; Delclos J.-Cl. Le tmoignage de Georges Chastellain. Historiographe de Philippe le Bon et Charles le Tmraire. Genve, 1980; Idem. «Je donques, George Chastellain…»: de l’histoire commande au jugement personnel // Revue des langues Romanes. 1993. T. 97. P. 75-91; Small G.

George Chastelain Valanciennes // Valentiana. 1989. № 4. P. 26-31; Idem. Qui a lu la chronique de Georges Chastelain // A la Cour de Bourgogne. Le duc, son entourage, son train. Turnhout, 1998. P.

115-125; Idem. Chroniqueurs et culture historique au bas Moyen Age // Valenciennes aux XIV et XV sicles. Art et Histoire. Valenciennes, 1996. P. 271-296; Idem. George Chastelain and the Shaping of Valois Burgundy. Political and Historical Culture at Court in the Fifteenth Century.

Woodbridge, 1997; Small G., Lievois D. Les origines gantoises de Georges Chastelain (ca. 1414 – ca. 1441) // Handelingen der Maatschappij voor Geschiedenis en Oudheidkunde te Gent. 1994. T.

48. P. 121-163; Wolff H. Histoire et Pdagogie au XV sicle: Georges Chastelain // Culture et pouvoir au temps de l’Humanisme et de la Renaissance. Genve, P., 1978. P. 51-69; Eadem. Prose historique et rhtorique. Les Chroniques de Chastelain et Molinet // Rhtorique et mis en prose au XV sicle. Milano, 1991 Vol II. P. 87-104; Thiry C. Stylistique et auto-critique: Georges Chastelain et l’«Exposition sur la Verit mal prise» // Recherches sur la littrature du XV sicle. Milano, 1991.

P. 101-135; Idem. Les Croy face aux indiciaires bourguignons: Georges Chastelain, Jean Molinet // Et c’est la fin pour quoy sommes ensemble. Hommage Jean Dufournet. P., 1993. T. III. P. 13631380; Doudet E. Potique de George Chastelain (1415-1475). Un cristal muci en un coffre. P., 2005. См. также: Doudet E. Finis allegoriae: New perspectives on Allegory in French Medieval Drama (15th-16th Centuries) // http://e.doudet.free.fr/monsite/article.html; Eadem. Un dramaturge et son public au XVe sicle: George Chastelain // http://www.sitm.info/history/Elx/Ponenciespdf/Doudet.pdf творчества. Долгое время преимущественным было исследование стиля Шатлена, принадлежавшего ко второму поколению «великих риториков» (например, монография К. Урвина). Лишь в 1980 г. появилась во многом пионерская работа Ж.-К. Делькло, положившая начало более активному и комплексному изучению творчества официального историографа герцогов. Этот исследователь – пожалуй, первый автор, поставивший под сомнение довод о политической беспристрастности Шатлена. Г. Смолу в свою очередь удалось несколько конкретизировать реакцию этого автора на франко-бургундское соперничество и очертить круг бургундских придворных, чьи идеи он разделял.

Использование в качестве источника только хроники Шатлена несколько сужает проблематику исследований его творчества. Дополнительные преимущества дает рассмотрение его многочисленных трактатов, поэтических произведений, а также анализ стилистических особенностей великого риторика (работы Э. Вольф, К. Тири и Э. Дудэ).

Другие бургундские авторы изучены не столь основательно. Лишь в конце XX в. историки стали обращать пристальное внимание на их литературное наследие. Ж. Дево попытался дать всеобъемлющий анализ творчества и воззрений Молине, обратившись не только к его хронике, но и к другим сочинениям (поэмы, трактаты). В его работах, как нам представляется, наиболее удачно воплотилось намерение синтезировать два подхода к изучению «великих риториков»: как историков и как поэтов18.

Несмотря на интерес исследователей к фигуре О. де Ла Марша19, его исторический труд долгое время не считался ценным источником из-за особого внимания автора к торжествам и рыцарским турнирам. Изучение историками новых сюжетов, связанных с проблемой репрезентации власти, сделало «Мемуары» де Ла Марша важным источником20. Появилась диссертация А.

Devaux J. La fin du Tmraire... ou la mmoire d’un prince ternie par l’un des siens // Le Moyen Age. 1989. T. 95 P. 105-128; Idem. Jean Molinet, indiciaire bourguignon. P., 1996.

Stein H. Etude biographique, littraire et bibliographique sur Olivier de la Marche. P., 1888; Idem.

Nouveaux documents sur Olivier de La Marche et sa famille. Bruxelles, 1926.

См. указанные выше работы по бургундскому двору.

Миллара21, уделяющая основное внимание жизненному пути и роли де Ла Марша в функционировании герцогского двора. Шаг вперед был сделан благодаря монографии К. Эмерсон22, в которой автор попыталась вписать творчество де Ла Марша в контекст всей бургундской риторической школы.

Основной идеей стало рассмотрение «Мемуаров» именно как воспоминаний, в которых запечатлелись события, связанные с личностью хрониста.

Эти три автора (Шатлен, Молине и де Ла Марш) остаются на сегодняшний день наиболее изученными, хотя нельзя сказать, что исследованы все аспекты их творчества и деятельности. С конца 80-х гг. XX в. появляются работы, посвященные и другим представителям бургундской историографии: Ж. дю Клерку, Ж. де Энену и А. де Монстреле23, в которых ставятся по преимуществу вопросы, связанные с их работой в качестве хронистов.

В целом анализ зарубежной историографии позволяет сделать вывод о том, что внимание исследователей сосредоточено на отдельных авторах, а попытки дать обобщающую картину весьма редки и носят общий характер.

Такой работой по бургундской хронистике является монография М. Цингеля24, Millar A. Olivier de la Marche and the Court of Burgundy, c. 1425-1502. PhD thesis. The University of Edinburg. 1996; Idem. Olivier de La Marche and the Herculean origins of the Burgundians // PCEEB. 2001. T. 41. P. 67-75. См. также материалы конференции, проведенной Европейским центром бургундских исследований и посвященной О. де Ла Маршу (PCEEB.

2003. № 43) и ряд статей: Wolff H. La caractrisation des personnages dans les Mmoires d’Olivier de La Marche: Identification ou description // Revue des langues Romanes. 1993. T. 97. P. 43-56;

Devaux J. Le culte du hros chevaleresque dans les «Mmoires» d’Olivier de La Marche // PCEEB.

2001. T. 41. P. 53-66; Emerson C. «Tel estat que peust faire le filz aisn lgitime de Bourgoingne»:

Antoine, Great Bastard of Burgundy and Olivier de La Marche // PCEEB. 2001. T. 41. P. 77-87;

Eadem. «Au commencement de mon eaige et du premier temps que je puis entrer en matire».

L’Unit du temps et de l’espace dans le rcit de la jeunesse d’Olivier // PCEEB. 2003. T. 43. P. 4553; Morgan D. A. L. «The Resolved Gentleman»: Lewis Lewkenor, Olivier de La Marche and the consciousness of Burgundy // PCEEB. 2001. T. 41. P. 89-103.

Emerson C. Olivier de La Marche and the Rhetoric of 15th-century Historiography. Woodbridge, 2004.

Barner G. Jacques Du Clercq und seine «Mmoires». Dsseldorf, 1989; Nve de Roden A.-C. de.

Les «Mmoires» de Jean de Haynin : des «mmoires», un livre // «A l’heure encore de mon escrire».

Aspects de la littrature de Bourgogne sous Philippe le Bon et Charles le Tmraire. Louvain-laNeuve, 1997. P. 31-52; Thiry C. Ville en fte, ville en feu: prsences de la ville dans les Mmoires de Jean de Haynin // Revue belge de Philologie et d’Histoire. 2000. Vol. 78. P. 423-443; Boucquey D. Enguerran de Monstrelet, historien trop longtemps oubli // PCEEB. 1991. T. 31. P. 113-125.

Zingel M. Frankreich, das Reich und Burgund im Urteil der burgundischen Historiographie des 15. Jahrunderts. Sigmaringen, 1995.

представившего общий обзор историографии принципата и рассмотревшего взгляды историков на отношения Бургундии с Францией и империей.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»