WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

14 апреля 1824 г. расписание было официально утверждено императором. С обеими столицами и новым сибирским генерал-губернаторством оно насчитывало 15 округов, хотя на тот момент образованы были только 11. Последним генерал-губернатором, которого успел назначить Александр I, был А. Н. Бахметев, направленный 30 августа 1825 г. в Поволжье. Таким образом, к концу царствования план разделения империи на генерал-губернаторские округа был почти полностью реализован. Рудиментами старой системы г. оставались только три военных губернатора, управляющих гражданской частью: литовский, малороссийский и оренбургский. Польша и Финляндия в административном отношении были совершенно обособлены.

Осенью 1825 г. в связи с отъездом Александра I на юг вся работа по генерал-губернаторскому проекту приостановилась, а после смерти императора полностью прекратилась. Оказалось, что в некоторые детали замысла не был посвящен даже А. А. Аракчеев. Тем более пребывал в неведении вступивший на престол Николай I. Балашеву было повелено ничего не менять в управлении своими губерниями до личного объяснения с новым императором.

В результате решение вопроса было отложено более чем на год. За это время были собраны относящиеся к проекту бумаги из Собственной е. и. в.

канцелярии и личного кабинета Александра I. Во время следствия по делу декабристов негативную оценку генерал-губернаторскому проекту и опытам Балашева дали В. И. Штейнгейль, Г. С. Батеньков, П. Г. Каховский. На самого Балашева поступило, по меньшей мере, два доноса, в которых он обвинялся в «подкопе к государственному благу, чрез учреждение новых образований, отягощающих и озлобляющих народ, раздробляющих единую власть и, под личиною советов, образующих конституционное правило». Ревизовавший в том же году Воронежскую губернию сенатор А. А. Долгоруков нашел, что нововведения Балашева только увеличили количество инстанций и напрасно перегрузили канцелярской перепиской присутственные места.

Наконец, 6 декабря 1826 г. для обсуждения проблем государственного устройства был создан особый секретный комитет (В. П. Кочубей, П. А. Толстой, И. В. Васильчиков, А. Н. Голицын, И. И. Дибич, М. М. Сперанский). В числе вопросов, которые он должен был рассмотреть в первую очередь, был и генерал-губернаторский проект. Весной 1827 г., ознакомившись с материалами, поступившими из кабинета Александра I, прочитав отчет и выслушав словесные объяснения Балашева, комитет представил свое заключение: проект был признан неудобным, как в административном, так и в политическом отношении, а мероприятия Балашева поверхностными. Комитет предложил отменить опыты и разработать новое общее губернское учреждение.

Николай I полностью одобрил это решение. 12 июня 1827 г. Балашеву было предписано «восстановить прежний, сообразный с общими учреждениями в губерниях порядок», а в марте следующего года он был уволен от должности. Постепенно покинули свои посты и другие генерал-губернаторы, и к началу 1830-х гг. эта должность сохранилась лишь в столицах и на окраинах. Генерал-губернаторский проект был окончательно свернут.

В заключении подведены итоги исследования, сформулированы основные выводы. В свете собранных и систематизированных данных история генерал-губернаторского проекта представляется следующим образом.

Александр I унаследовал административный механизм, сложившийся в два этапа, при двух разных политических системах: Екатерины II и Павла I.

Реформа 1775 г. изменила соотношение центральных и местных органов власти в пользу последних. В новой структуре управления ключевые позиции заняли наместники — доверенные лица императрицы. Но на все губернии их явно не хватало, и вся система упиралась в этот субъективный фактор.

Павел I, напротив, проводил административную централизацию. Он уволил екатерининских наместников, переложив управление губерниями на гражданских губернаторов, и стал восстанавливать центральные учреждения.

Однако совсем обойтись без личных представителей на местах он не смог и время от времени поручал эту роль некоторым военным губернаторам, вверяя им управление и гражданской частью в губерниях. В отличие от генералгубернаторов, они не вошли в систему, а впервые стали инструментом особого или чрезвычайного управления отдельными территориями.

В целом, мероприятия Павла I привели к тому, что связь между центральными и местными учреждениями была прервана. Окружение Александра I видело выход в повсеместном восстановлении генерал-губернаторов, но император отверг эту идею, ссылаясь на отсутствие достаточного количества надежных людей. Первые годы своего царствования он посвятил реформе центрального аппарата управления, прежде всего созданию министерств.

После войны, продолжая начатые преобразования, Александр I обратился к устройству местного управления. Главную проблему он видел в слабой дисциплине губернских чиновников при невозможности эффективно контролировать их из центра. Поэтому было решено, не меняя самих учреждений, ввести постоянный орган местного надзора за исполнением в губерниях законов и предписаний высших властей. Так возник генерал-губернаторский проект. Новые генерал-губернаторы отличались от своих предшественников:

они не управляли (этим занимались теперь министры), а только надзирали.

Соответственно, их численность уменьшилась, а границы округов расширились. В то же время личный характер должности полностью сохранился.

Очевидно, Александр I хотел сочетать оба института: министерства и генерал-губернаторов, приравненных к министрам. Вся империя делилась «в одних и тех же частях двояким образом, то есть: на ветви управительные и на округи управительные». Обе системы, контролируя друг друга, замыкались на императора, и, таким образом, его собственный контроль усиливался.

Проект, разумеется, вызвал сопротивление министров, которые, видя в новых генерал-губернаторах угрозу своему всевластию, добивались сужения их полномочий (так, не были созданы советы при генерал-губернаторах). В этих условиях Александр I решил провести эксперимент на внутренних русских губерниях и назначил Балашева генерал-губернатором в Рязань. Тем временем вернувшийся в столицу Сперанский также подверг проект критике и предложил вместо него разработать полноценную губернскую реформу.

Но император уже взял курс на реализацию проекта. К концу царствования были назначены 12 из 15 генерал-губернаторов, хотя их должность так и не была законодательно оформлена. Более того, Балашеву было поручено углубить эксперимент и провести опыты приспособления губернского управления к «общему ходу дел». Он укрепил исполнительную часть учреждением губернской полиции, а созданные им губернский и уездный советы стали органами общего вневедомственного надзора. Эти меры император одобрил и повелел распространить на все губернии округа, что и было исполнено.

Неизвестно, каковы были дальнейшие планы Александра I, но после его внезапной смерти сторонников у проекта не осталось. Новый император принял сторону столичных бюрократов, которые указывали на неопределенность положения генерал-губернаторов в системе государственных учреждений. Позиция Сперанского восторжествовала: проект был отклонен, опыты Балашева отменены, и Комитет 6 декабря 1826 г. приступил к составлению нового губернского учреждения. Тезис о несовместимости института генералгубернаторства с министерствами вошел в государствоведение, а военные и генерал-губернаторы остались внесистемным административным элементом.

Среди реформаторских замыслов Александра I генерал-губернаторский проект оказался одним из самых устойчивых. На протяжении десяти лет, до самой смерти император шаг за шагом приближал его осуществление. За этот период возникали и другие проекты государственных преобразований, в том числе Государственная уставная грамота и сибирская реформа Сперанского.

О том, каким образом эти проекты были связаны между собой, можно будет судить только на основе специального исследования. Представляется, что такая постановка вопроса является весьма перспективной.

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ В изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Арутюнян В. Г. Генерал-губернаторства в начале 1820-х годов // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 8. История. 2005. № 4. С. 68–82.

2. Арутюнян В. Г. М. М. Сперанский о генерал-губернаторствах в г. // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 8. История. 2006. № 6. С. 19–40.

В прочих изданиях:

3. Арутюнян В. Г. Балашев Александр Дмитриевич // Новая российская энциклопедия: В 12 т. Т. 2. М., 2005. С. 813–814.

4. Арутюнян В. Г. Генерал-губернатор А. Д. Балашев и статистический очерк его округа: (к истории издания «Кратких записок к статистической таблице округа, порученного надзору генерал-адъютанта Балашева») // Румянцевские чтения: материалы междунар. конф. (11–13 апреля 2006) / Рос.

гос. б-ка. М., 2006. С. 13–18.

5. Арутюнян В. Г. Из истории адрес-календаря (1801–1825) // Румянцевские чтения: материалы междунар. конф. (10–12 апреля 2007) / Рос. гос. бка. М., 2007. С. 13–19.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»