WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

В экономической теории наиболее распространенной является трактовка вертикальной интеграции как замены рыночной координации, регулируемой ценовым механизмом, внутрифирменной координацией на базе иерархического подчинения. Соответственно современная теория вертикальной интеграции, краткий обзор которой приводится в диссертации, в основном ориентирована на анализ стимулов вертикальной интеграции контрагентов, связанных отношениями покупателя-поставщика.

Вопрос о стимулах вертикальной интеграции для экономических агентов наиболее детально исследуется неоинституциональной теорией организации промышленности, которая рассматривает его с точки зрения проблематики эффективной организации трансакций. Наиболее распространенным теоретическим подходом является анализ трансакционных издержек, возникающих в условиях неопределенности в связи с риском оппортунистического поведения контрагентов:

• независимые контрагенты (покупатели и поставщики) преследуют противоположные интересы относительно основных параметров контракта (цена, условия оплаты и поставки и др.);

• возникающий вследствие этого риск оппортунистического поведения контрагентов усложняет контрактную практику, заставляя привлекать сложные механизмы гарантий и санкций, что уже само по себе влечет дополнительные трансакционные издержки;

• кроме того, даже самые совершенные контракты являются неполными, особенно в долгосрочном плане, поскольку ex ante невозможно предусмотреть все существенные условия сделки, способные стать объектом оппортунистического поведения сторон ex post;

• в тех случаях, когда потенциальные последствия оппортунистического поведения представляются существенными (т.е. могут вызвать существенные издержки), оказывается эффективной замена рыночных трансакций внутрифирменной координацией, т.е. вертикальная интеграция контрагентов;

• при этом размер потенциальных трансакционных издержек зависит от частоты повторения трансакций, типа и степени присущей им неопределенности и уровня отношенчески-специфических инвестиций.

В наиболее законченном виде эти идеи нашли отражение в концепции специфичности активов, суть которой заключается в следующем. Как правило, производственные издержки удается существенно снизить, осуществляя инвестиции в трансакционно-специфические активы длительного пользования.

Эффективность таких инвестиций напрямую зависит от перспектив продолжения контрактных отношений. Поэтому, сторона, осуществившая невозвратные инвестиции в целевые активы, попадает в зависимость от контрагента, у которого в свою очередь появляются стимулы для оппортунизма, если ущерб от прекращения контракта превосходит издержки от оппортунистического поведения.

Вертикальная интеграция может рассматриваться и как проникновение крупной компании, в состав которых может входить большое количество дочерних предприятий, в какой либо новый бизнес, технологически смежный с существующей производственно-сбытовой цепочкой. Такой подход соответствует принятому на практике пониманию вертикальной интеграции как стратегии расширения контроля в смежные области производства (интеграция назад или в upstream) и/или дистрибуции продукции (интеграция вперед или в downstream). Однако при таком определении вертикальная интеграция уже не предполагает обязательного наличия связи потребителя-поставщика.

Соответственно роль стимулов вертикальной интеграции могут играть факторы, не связанные с проблематикой эффективной организации трансакций.

Рассмотрим структуру бизнеса современных крупных нефтегазовых компаний. Ее принято разбивать на тройку основных бизнес-секторов upstream (нефть и газ), downstream (нефте- и газопродукты) и нефтехимия.

Каждый из секторов, представленный большим количеством предприятий, является полноценным вертикально интегрированным циклом производства и реализации продукции, и что еще важнее, на выходе каждого из них существует свой высокоемкий мировой рынок сбыта. Поэтому на практике современные нефтегазовые компании организованы как корпоративные структуры дивизионального типа, а основные бизнес-сектора управляются в форме стратегически самостоятельных отделений компании. В свою очередь, между предприятиями смежных бизнес-секторов также существует вертикальная связь, а именно их продукция является сырьем для последующих секторов при движении сверху-вниз по технологической цепи (отсюда происхождение английских терминов upstream, downstream).

На основе анализа эволюционного развития отрасли и особенностей современной контрактной практики в диссертации показывается, что с глобализацией рынков нефти и нефтепродуктов и развитием современных механизмов обеспечения трансакций, среди которых ведущие место занимает развитие биржевой торговли, спотовых рынков и их транспортной инфраструктуры, распространяются механизмы рыночной координации, эффективно ограничивающие риск оппортунизма. В частности, наблюдается расширение практики заключения долгосрочных контрактов между предприятиями смежных бизнес-секторов, для продукции которых, как отмечалось выше, существует высокоемкий мировой рынок. В таких контрактах цена устанавливается на базе котировок мировых рынков, что в условиях снятия физических ограничений по организации рыночных поставок является эффективным механизмом ограничения риска оппортунизма. Таким образом, создаются предпосылки для замещения вертикальной интеграции, мотивированной соображениями эффективной организации трансакций (вследствие риска оппортунизма в определении цены), рыночной координацией.

Сектор upstream:

• недропользование • геологоразведка • добыча Сектор • поставки downstream:

• капитальное • нефтепереработка Сектор нефтехимии:

строительство • производство • нефтехимическое • трубопроводный сжиженного производство транспорт газа • транспорт • морской транспорт • сбыт • НИОКР, инжиниринг • газоснабжение • транспорт Одновременно с этим анализ эволюционного развития нефтегазовой бизнес-среды позволяет сделать вывод о повышении роли стимулов интеграции, не связанных с проблематикой организации трансакций. В диссертации рассматривается гипотеза о том, что после произошедшего в середине 70-х годов первого кризиса мировых цен на нефть, вызвавшего их десятикратный рост и, в дальнейшем, нестабильность в долгосрочном периоде, на нефтегазовые компании действуют стимулы вертикальной интеграции со стороны неопределенности мировых цен на нефть. Эти стимулы связаны со стремлением к ограничению негативного эффекта вытеснения инвестиций с длительными сроками амортизации - при оценке эффективности инвестиционных проектов в расчеты приходится закладывать весьма осторожные сценарии будущих цен и значительная доля потенциально эффективных проектов отсеивается. В случае же вертикальной интеграции появляется возможность диверсификации долгосрочных ценовых рисков для компании в целом.

Механизм диверсификации состоит в следующем. Изменения в мировых ценах промежуточной продукции вне зависимости от того, как организованы трансакции (внутри компании, или через рынок), вызывают рост цен на продукцию одних секторов и повышение стоимости сырья для других - в результате падение в одних всегда компенсируется ростом в других.

Консолидированные результаты вертикально интегрированной компании оказываются более стабильны, чем каждого из секторов в отдельности, что снижает риск и соответственно повышает эффективность инвестирования в вертикально интегрированный бизнес-портфель.

Доказательство адекватности сделанных предположений о характере влияния изменений мировых цен на динамику результатов смежных нефтегазовых бизнес-секторов проводилось на основе регрессионного анализа эмпирических данных по репрезентативной выборке двадцатки крупнейших частных нефтегазовых компаний мира. Было показано, что влияние изменений мировых цен на прибыли продуктов вертикально интегрированных бизнессекторов противоположно направленное, для всех трех основных бизнессекторов upstream - downstream - нефтехимия влияние изменений мировых цен на прибыль существенно, что в комплексе определяет мотивацию к интеграции.

Заметим, что условия для действия данных предпосылок сложились именно после первого кризиса мировых цен на нефть в середине 70-х годов.

Действительно, до кризиса мировые цены на нефть составляли порядка 2-долл. за баррель, и их максимальные изменения в пределах одного доллара за баррель определяющим образом влияли на прибыли нефтегазовых компаний, ориентированных на добычу нефтегазоносного сырья. Однако для компаний, ориентированных на сбыт нефтепродуктов, они были несущественными (вариации прибыли не более 10%), поскольку цены нефтепродуктов были на 15-20 долл. США выше цен на нефтяное сырье при себестоимости нефтепереработки и сбыта порядка 5-10 долл. США за баррель. Таким образом, мировые цены хотя и влияли на прибыли обоих вертикально интегрированных бизнес-секторов, но существенное влияние оказывали только на один из них сектор upstream. После десятикратного роста цен на нефтяное сырье данная ситуация коренным образом изменилась - в современных условиях изменения в ценах способны менять на прямо противоположные прибыли каждого из трех вертикально интегрированных нефтегазовых бизнес-секторов.

Рассмотренная гипотеза позволила предложить объяснение механизма действия стимулов вертикальной интеграции основных нефтегазовых бизнессекторов со стороны неопределенности мировых цен на нефть. Однако при разработке математической модели эффективной интеграции нефтегазовых компаний в условиях неопределенности мировых цен на нефть следует учитывать еще одну существенную сторону мотивации стратегического поведения нефтегазовых компаний - стремление к максимизации инвестиций в наиболее доходный в основном временном периоде из бизнес-секторов.

Поэтому была выдвинута гипотеза, согласно которой стратегическое поведение нефтегазовых компаний в условиях неопределенности будущих цен состоит в нахождении компромисса между целями минимизации риска и целями максимизации консолидированных долгосрочных результатов. Данная гипотеза вытекает из общепринятых в стратегическом менеджменте взглядов и соответствует концепции свободы управленческих решений. Ее справедливость также подтвердилась выборочным анализом эмпирических данных.

С учетом второй гипотезы математическая модель эффективной стратегии вертикальной интеграции была предложена в классической постановке портфельной задачи, впервые сформулированной Марковичем для решения задачи эффективного управления портфелем ценных бумаг.

Методология ее решения состоит в следующем: в условиях неопределенности будущей эффективности входящих в портфель активов эффективная структура портфеля активов может быть найдена решением задачи максимизации математического ожидания эффективности портфеля при заданном ограничении на ее вариацию. В соответствии с методологией портфельного подхода, модель вертикальной интеграции нефтегазовых компаний рассматривалась как задача определения эффективной структуры бизнеспортфеля из тройки основных нефтегазовых бизнес-секторов в условиях неопределенности мировых цен:

mp = хimi (целевая функция) хiхjVij = Vp (ограничение) хi = 1 (нормировочное соотношение) где xi обозначены варьируемые пропорции между активами, размещенными в основных бизнес-секторах, mp - ожидаемая эффективность бизнес-портфеля компании в целом, mi -ожидаемые значения зффективностей основных бизнес-секторов, в свою очередь являющихся случайной величиной, зависимой от уровня цен, Vij ковариации эффективностей основных бизнессекторов, Vp ограничение на вариацию портфеля, отражающее приемлемый риск.

Полученное в работе математическое решение данной задачи с учетом обсуждавшегося выше характера влияния мировых цен на прибыли смежных бизнес-секторов позволило сделать вывод о существовании Паретто эффективного множества оптимальных вариантов вертикальной интеграции нефтегазовых компаний, точки которого соответствуют максимумам результатов при различных ограничениях на риск. С повышением требований на ожидаемые результаты нефтегазовые компании должны мириться с ростом риска отклонения результатов от ожидаемых значений, и, наоборот, с повышением требований на ограничение риска компании смогут рассчитывать на меньший ожидаемый результат. Выбор между данными альтернативами определяется индивидуальной склонностью компании к риску и соответствует определенной точке на выпуклой вниз кривой риск-результат. Что же касается кривых, отражающих множество эффективных пропорций распределения активов в основных бизнес-секторах, они имеет кусочно-линейный характер, с ростом требований на ожидаемые результаты нарастает доля потенциально наиболее доходного (но и более рискового) из бизнес-секторов.

Разработанная модель позволяет ввести в практику стратегического управления новый эффективный инструмент корпоративного менеджмента структурную политику, состоящую в определении и последующем стремлении к оптимальным пропорциям распределения корпоративного капитала между вертикально интегрированными бизнес-секторами. С учетом того, что на практике основные бизнес-сектора как правило управляются в форме стратегически самостоятельных отделений, структурная политика является инструментом интегрированного управления компанией, нацеленным на оптимизацию результатов деятельности компании в целом при сохранении условий для стратегической самостоятельности бизнес-секторов.

Реализация структурной политики может осуществляться через стратегические решения по следующим направлениям:

• определение секторов, развитие которых вышло за рамки установленных оптимальных пропорций и в силу этого оказалось несбалансированным со структурой компании в целом - для инициирования вопроса об оценке входящих в них активов и рассмотрения возможности продажи наименее эффективных предприятий;

• установление приоритетов для инвестиционной программы - для придания при прочих равных условиях большего веса инвестициям тех секторов, развитие которых отстает от установленных оптимальных пропорций;

• анализ возможностей внешнего роста (слияний и поглощений), позволяющих приблизить существующую вертикально интегрированную структуру к установленной оптимальной.

Вопрос о прикладном применении разработанной модели был решен с использованием методов стохастического моделирования, которые легли в основу разработанной оптимизационной модели, имитирующей ситуацию неопределенности мировых цен и применение портфельного подхода для статистических моделей нефтегазовых компаний, полученных ранее при регрессионном анализе прибыльности продукции в структуре по основным бизнес-секторам.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»