WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 25 |

современного российского общества, распространена на феномен фобий в общем74. Конфликтологический анализ предполагает рассмотрение не только проявлений конфликтов, но и противоборствующих сторон, интересов, разнонаправленных культурных тенденций, которые и приводят к возникновению конфликтной ситуации.

Под конфликтом понимается противоборство с целью реализации противоречивых интересов, позиций, ценностей и т.д. Базой возникновения культурных конфликтов являются противоречия между различными тенденциями в культуре, противоречия могут поддерживаться разнонаправленными интересами социальных групп или общностей75.

Конфликт может принимать открытую форму, выражаясь в столкновении социальных групп, придерживающихся противоположенных ценностей, интересов и убеждений, либо оставаться латентным, в таком случае противоречия институционализируются, в форме фобий, в нашем случае. В первой ситуации противоречия осознаются, открыто дебатируются, в латентных конфликтах сущностные противоречия часто не очевидны.

Теория конфликта исходит из того, что конфликт является нормальным общественным явлением, в форме конфликтов происходит развитие социальных институтов, внедрение культурных инноваций, отмирание традиций. Дарендорф особо выделял наличие в обществе разнонаправленных интересов, приводящих к появлению конфликтов76. Г. Зиммель также рассматривал конфликты как социализирующую силу, объединяющую интересы участников культурной общности, то есть конфликт, по Зиммелю, можно рассматривать не только с точки зрения межгрупповых отношений, но и в ракурсе внутригрупповых процессов77. Л. Козер, правда, замечает, что «не все разновидности конфликта благоприятны для внутригрупповой структуры», Гудков Л. Д. Страх как рамка понимания происходящего // Мониторинг общественного мнения:

экономические и социальные перспективы. – 1999. - № 6. – С. 46 – 53.

Козер Л. Функции социального конфликта. М., 2000. С. 42 – 50.

Дарендорф Р. Современный социальный конфликт. М., 2002. С. 256 – 263.

Зиммель Г. Избранные работы. М., 2006. С. 61 – однако в «социальной структуре любого типа всегда имеется повод для конфликтной ситуации», конфликты способствуют изменению норм, отношений и ценностей78.

В данной работе фобии рассматриваются как проявления конфликтов в рамках процессов культурной динамики. Под культурной динамикой здесь понимаются все виды изменений в культуре и обществе, происходящие под воздействием внешних и внутренних причин, в том числе, возникновение качественно новых культурных форм. Можно выделить следующие источники культурной динамики: изобретения, заимствование, обращение к культурному наследию79. Причиной возникновения культурных инноваций является неприятие господствующих культурных институтов определенными социальными группами. Фобии служат интересам одной из противоборствующих сторон или «интересом» одной из культурных тенденций, блокируя изменения, фобии задают границы возможного, разрешенного, выход за эти границы кажется опасным, в итоге, границы остаются в неприкосновенности.

Фобии рассматриваются в контексте феноменологии повседневности, разработанной А. Шюцем80, П. Бергером и Т. Лукманом81. Фобии в таком случае являются частью системы повседневного мышления. Повседневность представляет собой реальность, которая интерпретируется людьми на основе усвоенных смысловых и когнитивных конструкций, типизирующих многообразие культурных феноменов и ситуаций. Повседневная реальность упорядочена, ее феномены систематизированы в известных когнитивных схемах, новые феномены также включаются в существующую систему типизаций.

Козер Л. Функции социального конфликта. М., 2000. С. 111 – 129.

Ионин Л.Г. Социология культуры: путь в новое тысячелетие. М., 2000. С. 193 – 213.

Шютц А. Смысловая структура повседневного мира: очерки феноменологической социологии. М., 2003. с.

Бергер П. Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М., 1995. с.

Повседневность представляется индивиду как объективная реальность, вследствие того, что повседневное знание охватывает все события и ситуации, а также разделяется другими людьми82, когнитивные образования повседневности носят самоочевидный характер. Фобии анализируются как преимущественно когнитивные конструкции, типизирующие социокультурную реальность. Фобии имеет нормативный характер, так как включают в себя устойчивые формы поведения. Культурные фобии включены в процесс культурной динамики, а также в культурный контекст, обеспечивающий их распространение и легитимизацию.

Таким образом, под культурными фобиями в данной работе понимаются институциональные формы страха или неприязни, выполняющие в культуре определенные функции. Фобии являются частью процессов культурной динамики, блокируют распространение культурных инноваций, а также сигнализируют о латентных конфликтах, существующих в культуре. Фобия, как культурное образование, включает в себя социальное знание, то есть, знание о том, что и почему внушает страх, специфический язык, нормы и роли, регулирующие процесс реализации фобии, механизмы наследования и легитимизации.

Безусловно, страх, ужас, фобия остаются эмоциональными и биологическими явлениями. Как и животные, человек боится огня, грома, хищников, природных катаклизмов, как и у животных, страх проявляется физиологически - в реакции избегания, активизации определенных областей мозга, а также двигательной активности83. Однако страхи людей все же отличаются от страхов природного мира, человеческие эмоции управляемы, иногда строго упорядочены. Культура подсказывает нам, чего нужно боятся, чем нужно восхищаться, чему радоваться, почему огорчаться, культура регламентирует, каким образом мы проявляем свои эмоции: инвективной Бергер П. Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. С. 14 – 18.

Щербатых Ю.В. Психология страха. М., 1999. С. 107 – 124.

лексикой, песней, молитвой, возгласом на родном или неродном языке.

Проявление эмоций – социальная и культурная деятельность84.

Социальный характер фобий определятся тем, что человек не боится один, даже в пустой квартире или на необитаемом острове человек воспроизводит страхи характерные для своей культуры: насекомые, боги, призраки, демоны, пожар в электропроводке. Страхи включаются в запас общих знаний и рутинизируются, сталкиваясь с новыми общественными вызовами и ситуациями, которые представляют угрозу или несут риск, человек также обращается к усвоенным знаниям и моделям поведения, чтобы на их основе выработать новый подход к реализации страха. Если группа начинает систематически сталкиваться с угрозой, то и угроза, и реакция на нее хабитуализируются, становятся привычными и рутинными, что дает начало процессу институционализации, таким образом, вероятно, формировались представления о чудовищах, пожирающих каждый вечер солнце, разгневанных богах, мечущих на землю огненные стрелы или о лесных духах, не выпускающих охотников из своих владений.

Культурные фобии – это типизированный способ проявления эмоции страха или неприязни в рамках культуры социальной общности. Культурная фобия типизирует ситуации, в которых проявляется страх или неприязнь, объекты на которые они направлены, механизмы реагирования на объекты фобии, взаимодействия с объектами фобии и членами группы. Фобии типизируют социальную реальность, создавая простые схемы, в которые укладывается сложные системы взаимоотношений и интересов социальных акторов, институциональные фобии типизируют и ситуации страха, и способы проявления страхов: в каких-то случаях надо кричать, в каких-то – молиться, а в других – звонить 118. Некоторые фобии принимают ритуальные формы, как в случае с похоронами жреца в архаичном племени85 или потенциального Ионин Л.Г. Социология культуры: путь в новое тысячелетие. М., 2000. С. 55 – 57.

Габорио М. Непал и его жители // Географическое Елисеевское Общество. URL:

http://www.geografia.ru/nepali.html (дата обращения: 24.02.2009).

вампира в восточнославянской деревне XVIII века86, другие фобии просто помогают ориентироваться в окружающем мире, так среднестатистический россиянин твердо знает, что мировое правительство и США плетут заговор против страны87, поэтому находят легкое объяснение как экономическому кризису, так и низким баллам российским фигуристам на мировом чемпионате.

Фобии контролируют деятельность членов общности уже благодаря самому факту своего существования. Отказ от следования фобии может повлечь негативные санкции членов группы хотя бы в форме непонимания или обструкции, однако контролирующий характер присущ фобиям и вне зависимости от наличия или отсутствия механизмов применения санкций, так как из многих способов поведения в связи с объектом фобии, члены группы усваивают только один, то есть, социальный контроль задается существованием фобии как таковой. Санкции, существующие для поддержания фобий, тем более распространены, чем слабее влияние фобии. Чаще всего, необходимость в санкциях существует либо в период становления фобии, либо в условиях слабеющей фобии. Отклонение от фобий могут связать с моральной испорченностью, умственной неполноценностью, невежественностью или злым умыслом.

Фобии воспринимаются в качестве объективной реальности, у них есть своя история, часто выходящая за пределы личной памяти индивида, фобии легитимизированы, то есть имеются определенные объяснения, чего и почему следует бояться. Благодаря своему внеличностному, фактическому характеру фобии трудно игнорировать или обойти. Ребенок, как правило, не боится тараканов, муравьев или крыс, но в современной культуре эти животные считаются разносчиками болезней, символизируют неухоженность, поэтому фобия насекомых становится культурной традицией, ложится в основу произведений искусства и дает начало индустрии дезинсекции88.

Седакова О. А. Поэтика обряда. Погребальная обрядность восточных и южных славян. М., 2004. 320 с.

Шляпентох Н.Э., Матвеева С.Я. Страхи в России в прошлом и настоящем. С. 124 – 126.

Биткова Е. Я боюсь насекомых // PSYCHOLOGIES. URL:

http://www.psychologies.ru/themes/introspection/archive/archive_1232.html (дата обращения: 24.02.2009).

Легитимизация необходима фобиям для обеспечения процесса наследования новыми поколениями, легитимизация истолковывает смысл существования фобии, такие «объяснения» включают в себя историю, стереотипы и этические нормы. Так необычайно богатая система легитимизации характерна для фобии «Запада», распространенной в России и отчасти в странах бывшего СССР. Исторический аспект легитимизации включает в себя переработанную историю противостояния СССР и США, в ней нашлось место и британскому иллюзионисту Ури Геллеру, который, якобы, оказывал ментальное влияние на советских чиновников, и Гарвардскому проекту, он в массовом сознании из проекта глубинного интервьюирования советских эмигрантов в начале 1950-х годов превратился в проект развала СССР89.

Наконец, фобии имеют свой собственный язык, россиянам, например, хорошо известны характерные выражения «тлетворное влияние Запада» или «НАТО подступает к западным границам». Язык позволяет наложить логику фобии на социальные ситуации, а также является важным инструментом легитимизации.

Фобии историчны, определенные механизмы типизации складываются постепенно, по мере контакта группы с объектом фобии или по мере накопления опыта действия в определенных ситуациях. Сложно понять фобию, не анализируя исторического процесса ее возникновения, формирование фобии протекает под воздействием множества обстоятельств и случайностей, кроме того, каждая фобия неизбежно многократно интерпретируется носителями в зависимости от исторической эпохи, культуры поколения, культуры социальной группы, индивидуальных особенностей носителя. Так фобия евреев, антисемитизм, в западной культуре имеет длинную историю и глубокие корни. Начало фобии, вероятно, положили ранние христианские проповедники, считавшие, что евреи причастны к распятию Христа, да к тому же, не признают Бегунов Ю.К. Тайные силы в истории России. С-Пб., 1996. С. 326 – 328.

за ним божественной сущности, еврейский народ объявляли «богоубийцами». В Средние века религиозный конфликт дополнился конфликтом финансовым, рыцари из небогатых семей не могли расплатиться по долгам с еврейскими ростовщиками и находили альтернативные механизмы улаживания проблемы, так Крестовые походы начинались обыкновенно с еврейских погромов в европейских городах. В эпоху Просвещения евреи стали жертвой антиклерикалистских настроений, мало того, что еврейские общины сами по себе были достаточно религиозны, так европейские мыслители обратили внимание еще и на иудаистские корни христианской традиции. Наконец, ультраправый антисемитизм сложился на фоне активного участия евреев в левых политических движениях и партиях90.

Фобии одновременно являются и продуктом, и частью истории, по мере развития фобия может становиться более или менее актуальной, скажем, ксенофобиям свойственно временное затухание и временное обострение, то есть в какое-то время фобия принимает агрессивный характер, после чего может продолжить существование в виде произведений искусства, законов или стереотипов. Современный мир более не пронизан средневековым страхом перед природой: духами, лешими, эльфами и прочими существами,- тем не менее, фантастические существа прочно вошли в современное искусство, в индустрию развлечений, а кое-где традиционные фобии сохраняются и в законодательной сфере, в Исландии, например, новые дороги или здания не должны строиться в местах «традиционного обитания эльфов»91. В исторической перспективе многие фобии становятся все более стереотипными и простыми. Число 13 в современной культуре является банально «несчастливым» числом, идеи о 13 апостолах (включая «предателя» Иуду), о «13-м ангеле» (Сатане) в современном массовом сознании не актуальны92.

Поляков Л.В. История антисемитизма. М., Иерусалим. 2008. 1184 с.

Lyall S. Building in Iceland Better Clear It With the Elves First // The New York Times. – 2005. – July 13.

Lachenmeyer N. 13: The Story of the World's Most Popular Superstition. NY., 2004. 240 с.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 25 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»