WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 25 |

Страх перед чумой органично вписывался в культуру религиозного страха, представления о Боге, карающем людей за грехи, расцвет получили радикальные христианские секты: флагелланты, самобичеватели16.

Страх не чужд и исламской религиозной культуре, которая характеризуется весьма подробным описанием Ада и мук, которые ждут грешников. В основной священной книге религии, Коране, Ад предстает полноценной страной, в который имеются деревья, вода, пища, одежда – и все это предназначено для мучения, жители Ада спорят, размышляют, предаются воспоминанием о «земной» жизни, но не могут избежать вечного мучения:

«всякий раз, когда их кожа обгорит, ее заменим Мы другою кожей, чтобы дать вкусить им наказание сполна»17.

Тема страха традиционно поднимается в искусстве, страх является, по крайней мере, одним из источников происхождения искусства. Замечено, что первобытные люди изображали, главным образом, сцены охоты на крупных, опасных животных: мамонтов, диких быков, пещерных медведей, бизонов. При этом сцены охоты на уток, гусей, перепелов, или сцены сельскохозяйственных работ отражения в доисторическом искусстве практически не находят. Таким образом, первобытный человек изображает только то, что представляет Супотницкий М.В., Супотницкая Н.С. Очерки истории чумы: В 2-х кн. Кн. I : Чума добактериологического периода. М., 2006. С. 23 - 40.

Положения веры // Независимый исламский канал Ислам.ру. URL: http://www.islam.ru/vera/polojenie/ (дата обращения: 24.02.2009).

опасность, что может нанести смертельный вред, что вызывает сильнейшую человеческую эмоцию, страх18.

Широкое отражение тема страхов и фобий нашла в искусстве северного возрождения, продолжившим христианскую традицию, транслируя религиозные фобии (П. Брейгель ст. «Путь на Голгофу», «Падение мятежных ангелов», Й. Босх «Семь смертных грехов», «Увенчание терновым венцом», «Блаженные и проклятые», «Страшный суд» и др.), фобии эпидемий и смерти (А. Дюрер «Рыцарь, смерть и дьявол», П. Брейгель ст. «Триумф смерти»). В работах Босха также заметны сюжеты, связанные с архаичными фобиями («Слышащий лес и зрячее поле», «Человек-дерево», «Два монстра», «Две ведьмы» и др.).

В художественной литературе к теме фобий систематически начинают обращаться представители жанра готического романа Д. Алигьери, У. Блейк, Э.

Гоффман, М. Шелли, Ч. Мэтьюрин, М. Льюис, У. Бекфорд, Э. Гаскел (XVIII – XIX века). Примечательно, что религиозная традиция оказала значительное влияние и на художественную литературу ужасов, так некоторые писатели непосредственно обращаются к религиозным сюжетам (Д. Алигьери, У. Блейк, М. Льюис), другие происходят из семей священников, либо сами являлись священнослужителями (Ч. Мэтьюрин, Э. Бронте и Ш. Бронте, Э. Гаскел). В работах Б. Стокера, Р. Стивенсона, Ш. Ле Фаню готический роман обретает новые черты, страх становится не просто художественным средством, но целью автора. В начале XX века начинает формироваться современный жанр литературы ужасов, классическими представителями которого являются Г.

Лавкрафт, Ш. Джексон, Г. Эверс, С. Кинг, Д. Кунц, У. Блэтти, Б. Ламли.

В ХХ веке активное развитие получил жанр фильмов ужаса. Как замечает М.С. Галина, фильмы ужаса являются современным переложением мифологических сюжетов и идей19, C. Sharrett напротив подчеркивает Лихачев Д.С. Избранные труды по русской и мировой культуре. СПб., 2006. С. 5 -13.

Галина М. С. Чужие среди нас. Идентификация страхов // Общественные науки и современность. - 1997. - № 3. - С. 157-168.

динамический характер феномена, изменившегося с 1930-х годов от представления «монстра» как препятствия для достижения «буржуазной нормальности» до «монстра» как «части буржуазной цивилизации»20.

Страх чрезвычайно популярен как политическая идея, страхи культивировались не только советской властью или властями нацистской Германии, но и современными демократическими правительствами, так идея угрозы и страха помогала победить Дж. Бушу в США или Дж. Ховарда в Австралии. Страх является одной из основных эмоцией в общественной жизни, при этом он не только служит средством мобилизации общества, но и лежит в основе легитимизации любой власти21.

Для современной массовой культуры характерен широкий спектр фобий и страхов, связанных с «повесткой дня», актуальными темами, интересующими общественное мнение и получившими освещение СМИ: экология, общественная безопасность, угрожающие аспекты современных технологий22.

Так в США и Европе одной из наиболее заметных фобий стала фобия терроризма: «Наконец, последним мифом является убеждение о распространенности терроризма, его могуществе и способности нанести нам ущерб. Люди считают, что мир переплетен террористическими сетями, некоторые из которых имеют доступ к средствам массового поражения и вотвот ввергнут мир в пучину апокалипсиса»23. Наука и, в особенности, открытия в области генетики являются другой популярной темой современных фобий:

«Пилберг показывает, что НКО в Индии эксплуатируют предубеждения, существующие в отношении генномодифицированных продуктов, играя на страхах, возникающих в связи с деятельностью международных корпораций, хотя во многих случаях применение ГМ-продуктов могло бы иметь положительный эффект. Например, индийские текстильные компании Sharrett С. The Horror Film in Neoconservative Culture // Journal of Popular Film and Television. – 1993. – Vol. - № 3. – С. 100.

Lavin C. Fear, Radical Democracy and Ontological Methadone // Polity. 2006. – Vol. 38 - № 2. С. 254 – 258.

Яковлева Е. Рейтинг страхов // Российская газета. – 2005. – 18 мая.

Jackson R. The Discourses of Terrorism: Myths and Misconceptions // New Zealand International Review. – 2002. - №27. - С. 2 – 3.

«страдали от паразитов, ставших невосприимчивыми к токсичным аэрозолям, ткань-инсектецид B1 представлялась альтернативным способом решения проблемы, однако усилия Monsanto/Mahyco получить разрешение на ее использование с 1997 года блокировались НКО»24.

Ряд исследователей описывают современную культуру как «культуру страха», особенностями которой являются специфическая медиа-среда, раздувании проблем «новых эпидемий», использование политиками идей страха и ксенофобии: «Что общего есть у поселений колонистов, разграбленных краснокожими в многочисленных фильмах-вестернах и у самого что ни на есть американского дома, Белого Дома, охваченного страхом после сентября Тема осады. Американский дом, начиная с прихода на эту землю отцов-пилигримов из Англии, всегда был осажден, всегда был крепостью, которую атакуют дикари»25.

Таким образом, фобии присутствуют в человеческой культуре со времен архаики, они, вероятно, являются одним из «стержней» человеческой культуры.

Фобии взаимодействуют со многими другими элементами культуры: мифами, религией, наукой, правом, средствами массовой коммуникации и общественным мнением. Гуманитарные исследования фобий включают в себя их этнографические описания, художественную рефлексию, философский и научный анализ.

В XIX века фобии становятся объектом научного интереса и предметом исследования гуманитарных наук, это связано с двумя факторами. Во-первых, в XIX веке изучение фобий стало наиболее актуальным, так как в условиях масштабных социальных изменений фобии и страхи, как личные, так и социальные, стали наиболее заметны. Во-вторых, в гуманитарном знании накопилось большое количество материала об архаичных культурах, что обусловило появление новой научной дисциплины, этнографии. Фобии Clark N., Stokes K., Mugabe J. Biotechnology and Development: Threats and Promises for the 21st Century // Futures - 2002. – Vol. 34 - № 9-10. - С. 800.

Де Мьери М. Страхи США сквозь призму истории // inoСМИ. URL:

http://www.inosmi.ru/text/translation/143682.html (дата обращения: 24.02.2009).

являлись частью архаичной, мифологической картины мира и этнографы не могли игнорировать необходимость анализа данного явления.

В философии тема страха утверждается как предмет для рефлексии в XIX веке, хотя, как отмечает А. де Вэленс, «страх всегда был в центре всякой подлинной философии, если согласиться с тем, что философия рождается из неуверенности человека относительно своего происхождения и своей судьбы».

Первые замечания, относящиеся к проблеме страха, де Вэленс находит у Гегеля, связывавшего страх со смертью26.

С. Кьеркегор разделяет боязнь конкретных ситуаций, опасение за чтолибо и абсолютный страх, который он считает проявлением свободы, страх, по мнению Кьеркегора, дал начало религии. Философия Кьеркегора воспринимала человеческие переживания как субъективную, иррациональную реальность, поэтому и страхи у Кьеркегора являются очень личным явлением, именно страх является по Кьеркегору ключом к свободе, к обретению нравственности и религиозности, страх рассматривается как конструктивная, стимулирующая сила. Наконец, стоит отметить, что страх Кьеркегор рассматривает основное проявление реальности в человеческих переживаниях27.

М. Хайдеггер рассматривает страх как страх перед смертью, конечностью «здесь-бытия». Хайдеггер ставит в основания страха смерть, так как смерть – это возможность бытия, от которой никто не в состоянии уклониться, смерть – угроза, нависшая над любым индивидом, причем, она принадлежит исключительно индивиду, «никто не может умереть за другого». Ощущение этой угрозы, и есть страх, причем страх является естественным, «мужественным» чувством, перед лицом трансцендентных ситуаций реакция страха является подлинным чувством, все остальные реакции не более чем самообман: «в тревоге перед лицом смерти Dasein развернуто лицом к самому себе в признании непреодолимости этой последней возможности. Банальная Вэленс А. де. Заметки о понятии страха в современной философии // Феномен человека. Антология. М., 1993.

С. 297-306.

Кьеркегор. Страх и трепет. М., 1993. С. 100 – 105.

экзистенция ищет уловки, переплавляя страх в боязнь перед неотвратимым событием». Страх не касается ничего конкретного, он просто говорит о присутствии Ничто и угрожающем росте Ничто по мере «жизни к смерти»28.

Этнографические исследования фобий имели определяющее значение для изучения фобий в рамках гуманитарных дисциплин. Во-первых, этнографы систематизировали материалы о проявлениях страхов и фобий в архаичных культурах, во-вторых, этнографами были предложены первые объяснения механизмов формирования фобий, ряд теорий, в частности, Б. Малиновского, К. Леви-Стросса и Л. Леви-Брюля остаются актуальными и сегодня.

Этнографы начали изучать фобии как органичную часть религиозных верований и суеверий. Представители эволюционистской школы, первого сложившегося в этнографии теоретического направления, среди которых можно назвать Э. Тейлора, Дж. Леббока, Д. Ф. Макленнона, Д. Д. Фрэзера и Л.

Моргана, считали, что культура развивается по линии прогресса от первобытного состояния к современному, а существующие между народами различия отражают достигнутый уровень культурного развития.

Изначально этнографы рассматривали историю культуры как процесс, развивающийся по законам эволюции, по мнению ранней этнографии, элементы современной культуры в зародышевом состоянии существуют уже в первобытном обществе: «Тот, кто поддерживает мнение, что мышление и поведение людей были в первобытные времена подчинены законам, существенно отличным от законов современного мира, должен подтвердить такое аномальное положение вещей веским доказательством, иначе надлежит отдать и в этой области предпочтение учению о неизменном принципе, как в астрономии и геологии. Теория, утверждающая, что тенденции в развитии культуры были одинаковы во все времена существования человеческого общества и что потому развитию культуры, которое нам известно из истории, мы смело можем судить и о ее доисторическом развитии, – теория эта, Хайдеггер М. Время и бытие. М., 1993. С. 35 - 41.

очевидно, имеет право на преобладание как основной принцип этнографического исследования»29.

Формирование представлений «древних людей» о трансцендентных силах ранние этнографические теории связывали с игрой человеческого воображения, которое производило на свет мифы и легенды, перерабатывая впечатления от естественных явлений: «Быть может, ни на чем нельзя так хорошо изучить законы воображения, как на определенных событиях мифической истории, в том виде, как они проходят через все известные периоды цивилизации, обойдя все физически различные племена человеческого рода. Здесь Мауи, новозеландский бог солнца, который поймал остров на свою волшебную удочку и вытащил его с морского дна, займет место около индийского Вишну, который нырнул в самую глубь океана в воплощении кабана, для того чтобы поднять наверх на своих громадных клыках затопленную землю. Там творец Байям, голос которого слышится грубым жителям Австралии в раскатах грома, сядет на престоле рядом с самим олимпийским Зевсом»30.

Фобии в эволюционистской концепции рассматривались как часть религии, четкого объяснения происхождению фобий не давалось, фобии и суеверия современного общества предлагалось считать пережитками первобытной культуры, сохраняющимися вне очевидных социальнокультурных связей: «Когда какой-либо обычай, навык или мнение достаточно распространены, то действие на них всякого рода влияний долго может оказываться столь слабым, что они продолжают переходить от поколения к поколению. Они подобны потоку, который, однажды проложивши себе русло, продолжает свое течение целые века. Мы имеем здесь дело с устойчивостью культуры. Тем не менее весьма замечательно, что перемены и перевороты в человеческой истории позволяют стольким маленьким ручейкам так долго продолжать свое течение. В татарских степях 600 лет тому назад считалось Тэйлор Э.Б. Первобытная культура. Т. 1. СПб., 1896. С. 23 – 62.

Тэйлор Э.Б. Первобытная культура. Т. 1. С. 143 – 170.

преступлением наступать на порог и прикасаться к веревкам при входе в палатку. Это воззрение как будто сохранилось и теперь»31.

Формирование фобий связывали с угрозой, которую представляли для первобытного человека сверхъестественные силы и существа: «Индусы не станут спасать человека, который тонет в священном Ганге, и жители Малайского архипелага разделяют это жестокое отношение к утопающему. У примитивных камчадалов это запрещение имеет самую замечательную форму… Даже в современной Европе можно найти пережиток этого верования.

В Богемии, как говорит не очень старое сообщение (1864), рыбаки не отваживаются вытаскивать из воды утопающего человека. Они боятся, чтобы водяной не отнял у них удачу в рыбной ловле и при первом случае не утопил бы их самих…»32.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 25 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»