WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 25 |

Наконец, отметим влияние ценностей в конструкции социокультурных фобий. Ценности, естественно, имеют более широкое значение, чем любая фобия, но, в конечном счете, именно ценности определяют, какие фобии складываются в культуре. Если ценностью является загробная жизнь, то появляются фобии, связанные с религиозными или мистическими явлениями:

арабы пьют кровь христианских младенцев, бог следит за каждым шагом и Орлов М., Амфитеатров А. История сношения человека с дьяволом. М., 2003. С. 630 – 657.

сурово наказывает грешников. Когда основной ценностью являются деньги, фобии также приобретают экономическую направленность: американцы хотят развалить Россию и завладеть природными ресурсами, олигархи крадут деньги народа и вывозят их в швейцарские банки.

Фобии подвержены процессам культурной динамики, которые влияют на фобии в трех направлениях. Во-первых, как было замечено, процессы культурной динамики в различных подсистемах общества влияют на актуальность тех или иных фобий. Так в индустриальном обществе не распространены религиозные фобии, а для архаичного общества не характерны экономические фобии. Во-вторых, доминирующие в обществе нормы и ценности задают рамки, в которых должны проявляться все существующие фобии, так ксенофобии в современных демократических странах может проявляться на уровне действий в непубличной сфере, но их проявления в публичном поле ограничены законами. В-третьих, меняется внутренняя конструкция фобий, так раньше нормой в рамках фобии «франкенеды» являлось выражение недовольства по поводу присутствия ГМО-продуктов в рационе, сейчас нормой становится выбор продуктов, не содержащих ГМОкомпоненты, а в будущем, возможно, нормой станет выращивание определенных продуктов в домашних условиях.

Фобии могу принимать разные формы, в зависимости от актуальности, степени взаимосвязи с доминирующими в обществе ценностями и институтами, а также истории фобии. Именно возможностью существования в разных формах объясняется живучесть фобий, казалось бы, уже исчезнувшая фобия может вновь стать развитым институтом благодаря присутствию некоторых элементов фобии в культуре. По всей видимости, фобии вообще не исчезают, лишь меняют границы, форму существования и становятся более или менее значимыми.

Фобия может одновременно существовать как в одной форме, так и в разных формах одновременно, в этом случае формы дополняют друг друга и вместе формируют институциональную структуру фобии. Кроме того, фобия может существовать в разных формах в разных социальных группах или общностях, в этом случае разные формы одной фобии могут влиять друг на друга в процессе культурной диффузии.

Основными формами культурных фобий, по-видимому, являются миф, социальное знание, социальные практики, правовые нормы, а также искусство.

Мифологические фобии распространены в архаичной культуре, в то время как социальное знание наиболее богато фобиями в более поздних культурных формах, по мере усложнения системы социальных структур и статусов. Фобии, существующие в форме социальных практик и правовых норм имеют более сложную структуру, чем фобии существующие только в форме знания.

Наконец, искусство способствует сохранению традиционных и архаичных фобий в индустриальной культуре.

Миф – первоначальная форма человеческой культуры, способ понимания мира, основанный на чувственно-конкретной персонификации действительности, миф является цельной системой в терминах которой воспринимается и оценивается мир. В архаичной культуре миф представлял собой эквивалент науки, религии, искусства и социального знания, в более поздних культурных эпохах мифы существуют частично, включаясь в структуру других элементов культуры108.

Фобии являются органичной частью многих мифологических сюжетов, так в античных мифах наиболее яркими фобийными персонажами являются многочисленные боги и демоны подземного мира: Аид, Геката, Танатос, керы,- связанные со страхом смерти. Фобии были частью повседневного мира мифа, населенного силами, воплощающими природные стихии, духами мертвых, а также существами, воплощающими страхи перед войной, болезнью, голодом и т.п. Границы повседневности также были отмечены фобиями, сиренами и Лосев А. Ф. Миф. Число. Сущность. М., 1994. С. 8 – 30.

прочими морскими чудовищами за морским горизонтом, злыми духами в лесах, странными существами за пределами территории племени109.

Страх не имел определенных границ в мифе, так как в архаичной мифологии не прослеживается разделение враждебных человеку сил на силы добра или зла, любое магическое существо может одновременно быть как дружелюбным, так и зловредным110. Фобия-миф, таким образом, была как социальным регулятором, так и естественной реакцией на опасности окружающего мира.

Мифологические фобии имели две социальные функции для архаичной культуры. Во-первых, мифологические фобии служат целям мобилизации, сплачивая общину, задавая общую для группы угрозу, формируя чувство сопричастности к общим целям и общей истории. Во-вторых, миф делает мифологическую реальность максимально интенсивной и напряженной, дополняет семантическое ядро мифа эмоциональным содержанием, миф становится реальностью, когда в ночной тьме человека поджидают духи мертвых, демоны или колдовские создания. Фобия-миф, таким образом, способствует сохранению существующей социальной структуры.

Мифологические формы фобий существуют в архаичной культуре, в более поздних культурных эпохах мифологические фобии принимают другую форму, становятся социальным знанием, культурными практиками, либо искусством. Так демоны проникли из архаичной мифологии в религиозные традиции, иудаистские, христианские и исламские, на сегодняшний день демоны не являются частью повседневных культурных практик, но остаются важной частью массовой культуры. Мифологические фобии также становятся основанием для формирования фобий в более поздних эпохах, скажем, архаичные представления о жизненной силе, крови как вместилище жизненной силы возможности забрать жизненную силу противника с помощью Зелинский Ф.Ф. Религия эллинизма. Томск. 1996. 160 с.

Леви-Брюль Л. Сверхъестественное в первобытном мышлении. С. 417 – 422.

употребления в пищу его плоти и крови, стали базой, на которой возникли фобии вампиров или оборотней.

Социальное знание является наиболее распространенной формой культурных фобий, кроме того, фобии-знания связаны со всеми другими формами фобий. Социальное знание – это совокупность идей, установок, типизаций, которые индивид усваивает сначала в процессе социализации, а затем по мере реализации своих ролей в самых разных социальных системах, подсистемах и группах111. Социальные знания являются привычными, самоочевидными и обыденными, повседневная жизнь буквально пронизана ими, с социальным знанием мы соотносим все наши восприятия и переживания, поэтому именно социальное знание является идеальным вместилищем институционализированных фобий.

Социальные знания вмещают в себе шаблоны для индивидуальных фобий, скажем, не все боятся тараканов, пауков, мышей или публичных выступлений, но все знают, что тараканы, пауки, а также публичные выступления являются потенциальными угрозами: тараканы являются переносчиками заболеваний, пауки бывают ядовиты, а в публичных выступлениях возможен провал, который окажет влияние на карьеру. Лишь немногие индивидуальные фобии не несут на себе отпечатка культуры.

В социальных знаниях существуют и собственно культурные фобии – страх перед террористами, пандемией птичьего гриппа, глобальным изменением климата является частью современной культуры. Некоторые культурные фобии распространены широко, как средневековый страх перед богом или архаичная фобия духов мертвых, другие фобии разделяются только определенной общественной группой. Это связано с тем, что социальные знания иерархичны и разрозненны, каждый индивид обладает определенным набором универсальных знаний, которые разделяют, в той или иной мере, все члены общества, но ряд знаний разделяют только «эксперты» в определенной Бергер П. Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. С. 60 – 79.

области: врачи, инженеры, пользователи социальных Интернет-сетей или сторонники определенной политической партии,- поэтому фобии-социальные знания также имеют определенную иерархию или границу распространения.

Некоторые фобии имеют само собой разумеющийся характер и не требуют дополнительной поддержки, они усвоены в процессе первичной или вторичной социализации, другие постоянно поддерживаются информацией через средства массовой коммуникации, а также реальными жизненными практиками и впечатлениями. Так шаблон, на основании которого возникает фобия насекомых, имеет глубокие корни в сознании социализированной личности, но страх перед пандемией птичьего гриппа ситуативен и становится более или менее актуален в зависимости от информационной повестки дня.

Фобии в социальных знаниях, с одной стороны, упорядочивают семантические поля повседневной жизни, с другой стороны, являются базой для типизации общественного поведения, формирования определенных социальных структур и культурных практик. Пока фобия существует в социальном знании, у нее всегда есть потенциал для развития более сложной структуры: появления новых норм, организаций, ролей. Так дремлющие в массовом сознании ксенофобии время от времени актуализируются, появляются новые нормы (скажем, проверять этническую принадлежность чиновников, нашивать определенные знаки на одежду индивидам этнокультурной группы), новые организации, следящие за выполнением этих норм, соответственно, новые роли.

Фобии как социальные действия или социальное поведение являются логичным продолжением предыдущей формы фобий, служащей целям их легитимизации. В классификации Вебера фобии как действия следует относить к ценностно-рациональным и традиционным действиям. Ценностнорациональным является поведение по отношению, например, к представителям других этнических групп или представителям института власти, такие действия базируются на сознательной ориентации индивида и вере в фобии-знания.

Традиционным поведением является соблюдение норм, скажем, в архаичных или религиозных фобиях, эти нормы передаются из поколения в поколение, не связаны с интересами индивида и не воспринимаются им критически112.

Развитые фобии не могут обойтись без наработанных социальных практик, скажем, обычая совершать какие-либо действия, которые могут свести на нет угрозу, существующую в рамках фобии. Фобии-действия предполагают следование определенным нормам, некоторые нормы воспринимаются как само собой разумеющееся, для существования других норм необходимы постоянная информационная поддержка или даже система санкций. Так фобия террористов, а также связанные с этим нормы (например, подробный досмотр в аэропортах или извещение представителей правоохранительных органов в случае обнаружения бесхозного пластикового пакета в общественном месте), вероятно, исчезнут, как только тема терактов станет абсолютно неактуальной в информационном поле. Если все же правительственные организации решат сохранить существующие нормы, для их поддержания потребуется усиление системы санкций.

Фобии как действия могут быть публичными или непубличными. Так непубличной нормой является предпочтение членов своей социальной группы для интимных отношений, публичной нормой – разрешение на посещение пляжа или ресторана только представителями определенной социальной группы. Если с одной фобией связаны две группы практик, публичные и непубличные, их динамика может быть разной. Например, публичные практики, связанные с ксенофобиями можно отменить достаточно быстро, но непубличные практики будут сохраняться.

Фобии как действия могут быть рациональными, то есть в них четко осознается мотив (не допустить террористическую атаку), цель (предотвратить пронос на борт самолета артефактов, которые могут быть использованы для террористической атаки), а также выбираются эффективные средства Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. С. 20.

достижения цели (осмотр пассажиров и багажа). Нерациональные и иррациональные практики также распространены. В нерациональных фобиях угроза определяется правильно, но для защиты от угрозы используются неверные способы, например, когда для предотвращения распространения чумы и заражения надевают «отпугивающие болезнь» маски, дышат «зараженным воздухом» через смесь пряностей. В иррациональных фобиях неверно определяются и угроза, и средства ее устранения, например, когда в распространении болезни винят могильщиков, а в сложном экономическом положении страны – определенные этнические или социальные группы.

Частным случаем институализации фобии как культурной практики является агрессия. Форма агрессии, как правило, не является долговечной, она ограничена периодом активной социальной трансформации либо катастрофы. В частности, ксенофобии принимали агрессивные формы в период Великой чумы, в период предшествующий Второй мировой войне, в период распада полинациональных государственных образований (СССР, Османская Империя или Югославия) и другие «катастрофичные» периоды истории. Во многих случаях формирование фобии-агрессии сопровождается активным участием заинтересованной социальной группы или политической силы.

Отдельно стоит выделить такую форму культурных фобий как официальные нормы, в ряде случаев фобии институционализируются в форме законов, указов, правил и т.п. Примером служат правила, запрещающие носить хиджаб во французских образовательных учреждениях, средневековые законы, направленные против ведьм и колдунов, распространяющиеся в последнее время запреты на курение в общественных местах. Официальное оформление фобий происходит при активном участии заинтересованных социальных и политических сил, в некоторых случаях официальные нормы могут существовать даже дольше, чем частные. Официальные нормы, как правило, дополняются системой санкций и организациями, следящими за следованием нормам и осуществляющими исполнение санкций, поэтому появление официальных норм сильно усложняет структуру любой фобии.

Ряд фобий институционализируется в форме искусства. Искусство является способом истолкования и освоения мира с помощью художественных средств, произведение искусства связано с наличным социальным знанием автора, а интерпретация – с социальным знанием читающего, смотрящего, слушающего и т.п.113 Поэтому фобийная составляющая произведений искусства динамична, так средневековые или архаичные изображения духов и демонов вряд ли испугают современного зрителя, зато символ коловорот, распространенный во многих культурах, наоборот обретает наполнение, связанное с нацистской Германией.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 25 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»