WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

При этом широкое распространение русского языка не сказалось в реальности на сохранности и функционировании национальных языков, так как 93,5% гагаузов, 94,9% болгар и 78,4% молдаван свободно говорили и думали на языке своей национальности.

Помимо этого, русский язык остается языком межнационального общения на юге Молдавии. Так, например, в 1998 40% гагаузских респондентов разговаривали по-русски с близкими друзьями и еще 31,5% гагаузов использовали русский язык внутри семьи91. Еще более распространен русский язык в личных и семейных отношения у болгар – соответственно 54% и 45%, и молдован – 68,6% и 57%92.

Учитывая чрезвычайную полиэтничность населения южных районов Молдавии и втом числе Гагаузии, неудивительно, что 75% болгар и 82,0% молдаван употребляли в общении с коллегами русский язык93. Несколько меньший процент 56,5%94 гагаузов, употреблявших русский язык на работе объясняется, на наш взгляд, тем, что для сельских населенных пунктов Гагаузии характерен высокий процент мононационального гагаузского населения – 87,9%95.

Данные масштабного этнополитического исследования 1998 года вполне четко коррелируют с результатами полевых исследований автора 2007 – 2008 годов.

Помимо языкового вопроса беспокойство у представителей разных национальностей, населяющих Молдавию, вызывают вопросы межэтнических отношений, вопросы межнационального диалога и сотрудничества. Особенно актуальны эти вопросы для многонационального Буджака, для населения Гагаузии и соседних русскоязычных районов, на себе испытавших угрозу этнического конфликта в начале 90-х годов XX века и потому крайне чувствительно относящихся к проблемам межнациональной напряженности.

В данном контексте интересны результаты этнопсихологического исследования, проведенного И.И. Кауненко среди молодежи (школьников и студентов) указанных национальностей в 2004 году на территории Гагаузии, Кишинева и Тараклии в 2004 и 2006 годах.

Там же. С. Там же.

Там же.

Там же.

http://www.statistica.md/pageview.phpl=ru&idc=295&id= В частности, опрос был направлен на выявление этнических предпочтений у подростков, определение близости этнических групп.

В своеобразном рейтинге, состоящем из 8 национальностей (молдаване, русские, украинцы, евреи, болгары, поляки, гагаузы, цыгане) у кишиневских молдаван русские и украинцы занимают вторые и третьи места, болгары стоят на пятом месте, гагаузы – на предпоследнем, седьмом. Довольно негативное отношение к гагаузам определяется, на наш взгляд, с одной стороны, сохранившимися со времен конфликта 1989-90 годов негативными стереотипами о гагаузах, как «сепаратистах», и почти полным отсутствием личных контактов с гагаузами, с другой. Для молдаван Гагаузии ближе всего русские, после которых идут гагаузы и украинцы. Такое отношение молдаван Гагаузии к гагаузам, И.И. Кауненко обясняет тем, что «совместно проживая, они (молдаване – А.Н.) наиболее лучше знают данную этническую группу (гагаузов – А.Н.) и поэтому высокий уровень рейтинга, свидетельствует о большом потенциале в плане толерантных отношений между данными группами)»96.

Подводя некоторые итоги, выделим две основные характеристики межэтнических отношений в Буджаке, регионе компактного проживания гагаузов. Во-первых, это неоднородность этнического состава населения, характерная для южных регионов Молдавии. Несмотря на то, что гагаузы составляют большинство населения Гагауз-Ери, в регионе так же проживают болгары, молдаване, украинцы и русские. Их политические взгляды и отношения с титульным этносом автономии имеют большое значение в различных сферах жизни Гагаузии. Вторым важнейшим фактором, определяющим направление и уровень межнациональных взаимодействий, является доминирующее положение русского языка и культуры, как медиаторов межэтнического общения. Именно отношение к статусу русского языка часто становится фактором, сближающим или наоборот разделяющим представителей разных этносов. Кроме того, как показывают статистические данные, представители одной и той же этнической группы, например, молдаване, имеют отличные друг от друга политические убеждения в зависимости от региона проживания.

По мнению большинства самих гагаузов, отказ от русского языка и полный перевод всех сфер жизни на гагаузский приведет лишь к изоляции гагаузов в собственной этнической среде и разрыву связей с соседними народами.

Более высокий уровень обеспокоенности состоянием межнациональных отношений у гагаузов и других нетитульных этносов юга Молдавии по сравнению с Кауненко И., Гашпер Л. Социально-психологические аспекты проблемы становления этнической идентичности подростков и юношей//Дунав-Днестр: човек и общество. Кишинев, 2007. С. молдаванами является признаком того, что неразрешенность основных вопросов, расколовших жителей Молдавии в начале 90-х годов прошлого века, а именно статуса русского языка и соблюдения прав немолдавского населения, ставит под угрозу мир и стабильность в молдавском обществе.

Что касается взаимоотношений самих гагаузов со своими соседями, то можно выделить несколько характерных моментов. Данные социологических исследований показывают, что гагаузы в целом разделяют основные ценности и установки своих соседей – русских, болгар и украинцев, солидаризуясь с ними в рамках более широкой общности – русскоязычных – в отличие от большинства молдавского населения республики. И хотя данные этносоциологических опросов подростков перечисленных национальностей говорят о существовании определенной социальной дистанции, отделяющей русских, украинцев, молдаван и болгар от гагаузов, в целом для представителей всех перечисленных народов характерно позитивное отношение к гагаузской истории, культуре и традициям. Однако, упомянутая тенденция определенной части гагаузской интеллектуальной элиты к «воссозданию» истории собственного народа на основе непроверенных фактов, предубеждений, а иногда и откровенных мифов малопродуктивна в условиях полиэтничного Буджака и вряд ли послужит делу развития национального самосознания народа и противостояния ассимиляторской политики прорумынских сил, зато наверняка оттолкнет от гагаузов культурно и исторически близких им болгар, русских, украинцев и молдаван.

В Заключении подводятся итоги и формулируются основные выводы диссертационной работы.

Наиболее значимые внешние факторы, которые повлияли на формирование современного этнического самосознания гагаузов Буджака, определяются историей этого народа. Формирование этноса на полиэтничной основе в Северо-Восточных регионах Болгарии, в котором приняли участие остатки различных тюркских кочевых племен и объединений наряду с оседлым населением Балкан, определило одну из главных опор гагаузской идентичности – язык, при помощи которого гагаузы сегодня ощущают себя хотя и маленькой, но неотъемлемой частичкой огромного тюркского мира.

Этническая идентичность гагаузов зиждется на трех опорах (именно в таком порядке) – гагаузском языке (и принадлежности к тюркскому миру), русскоязычии (широком распространении русского языка во всех сферах жизни, пророссийские культурные и политические установки) и Православии (принадлежности к христианской цивилизации).

Одним из основных факторов, влияющих на усиление тюркской составляющей идентификационной триады, является политическая обстановка в Молдавии, которая на протяжении последних 20 лет определяется попытками прорумынских националистов, ставящих целью слияние Молдавии с Румынией и полную ассимиляцию молдаван румынами, оказывать давление на национальные меньшинства и вытеснить русский язык из всех значимых сфер общественной и политической жизни Молдавии. Объявившие о создании собственной государственности гагаузы одними из первых ощутили на себе угрозу со стороны агрессивного национализма. Последовавший за развалом СССР всплеск политической мобилизации гагаузского общества, сильнейшее ускорение общественных и политических процессов в Молдавии привел к взрывообразному всплеску этнического самосознания гагаузов. Созданная за короткий период (с 1989 по 1994 год) гагаузская государственность неизбежно потребовала идеологического обоснования собственного существования. При этом политические изменения в Гагаузии происходили заметно быстрее, чем общественные и идеологические. То есть, национальное самосознание гагаузов не успевало за процессами в области государственного строительства.

Одной из причин того, что гагаузам потребовалось значительно больше времени для создания собственной государственности, чем на социально-экономическую и культурную адаптацию в Буджаке, М.Н. Губогло видит в отсутствии у гагаузов в течение длительного времени самосознания как отдельного, самостоятельного этнического образования97. Причем пассивное состояние гагаузского национального самосознания сохранялось вплоть до начала «перестройки» в СССР.

В этих условиях, наиболее активная часть гагаузской интеллектуальной элиты сделала ставку не столько на традиционную для гагаузов, и к тому же получившую дополнительную подпитку в советский период, ориентацию на Россию и русский мир, а на «коренизацию» идентичности, что в их представлении связано с поисками древнетюркских корней гагаузов, укреплении именно тюркской составляющей этнического самосознания. Безусловно, гагаузам необходимо оберегать свою самобытность, изучать свою историю и традиции, развивать язык и культуру. Однако, в условиях недостаточной исследованности этнической истории гагаузов и скудости источников, могущих осветить балканский период гагаузской истории, такая установка неизбежно привела к перекосам в сторону «удревнения», мифологизации истории собственного народа. Кроме того, в условиях многонационального русскоязычного Буджака такой подход неизбежно будет восприниматься представителями соседних Губогло М.Н. Адаптации: от инфантилизма к мобилизму. Вместо предисловия.//Курсом развивающейся Молдовы. Т.2. Москва, 2007. С. 13.

народов как националистический и грозит привести лишь к отчуждению и изоляции гагаузов.

Что касается русскоязычия как феномена гагагузского этнического самосознания, то здесь картина складывается довольно противоречивая. Учитывая, что сегодня Гагаузия представляет собой фактически анклав русского языка и культуры на территории Молдавии, изолированный от основной части русского мира, сохранность этого столпа идентичности находится под угрозой. Как уже говорилось, на юге Молдавии нет ни одного русского культурного центра, нет специализированных русско-гагаузских учебных заведений на подобие молдо-турецкого лицея. В таких условиях крайне проблематично поддерживать уровень владения русским языком на высоком уровне, не говоря уже о русской культуре. Культурное и идеологическое влияние России сегодня в Гагаузии как и Молдавии в целом сведено к минимуму.

Неопределенной остается и ситуация с религиозной составляющей гагаузской идентичности.

Историческое значение Православия для гагаузов позволяет сегодня Православной церкви сохранять доминирующие позиции в религиозной жизни гагаузов. Однако если в условиях религиозной свободы и нарастающего влияния неправославных христианских конфессий протестантского характера, Православная церковь не предпримет решительных шагов в сторону усиления просветительской и миссионерской деятельности религиозная составляющая этнической идентичности гагаузов может измениться, сохранив христианский характер, но в значительной степени утратив православную доминанту.

Еще один фактор, влияющий на самосознание гагаузов – межэтнические отношения в Буджаке и Молдавии в целом – можно охарактеризовать как достаточно благоприятные. Сегодня в южных регионах республики Молдова отсутствуют серьезные межэтнические противоречия, грозящие в ближайшей перспективе вылиться в открытое противостояние или кровопролитный конфликт. Исторически характерная для этого региона полиэтничность, вековой опыт совместного проживания разных народов, региональная общность традиций и жизненного уклада, а также религиозной ориентации позволяют гагаузами мирно сосуществовать со своими соседями даже в условиях политической и экономической нестабильности. При этом нельзя не отметить достаточно тревожных тенденций в сфере межэтнических отношений, таких как, например, существование заметной дистанции между молдаванами и остальным, условно «русскоязычным» населением Буджака, определяющейся различными политическими установками. Еще одно негативное явления – сохранение взаимных претензий и трений между болгарскими и гагаузскими политическими элитами, что может существенно осложнить давние связи двух исторически близких народов В качестве решения указанных проблем, автору следования видится наиболее перспективным укрепление и дальнейшее развитие региональных связей на юге Молдавии, что могло бы привести к созданию более широкой автономии, созданной не по этническому, а территориальному принципу, с соблюдением интересов всех национальностей, проживающих в Буджаке. В конце концов, идея такой автономии имеет давние корни и пользуется все большей популярностью среди местного населения. Кроме того, создание региональной автономии на юге могло бы стать примером для разрешения давнего конфликта в Приднестровье, не обостряя межэтнических противоречий, что в результате содействовало бы только укреплению самого Молдавского государства.

Основные положения диссертации нашли отражения в следующих публикациях Публикации в реферируемых журналах:

1. Аникин Н.В. К вопросу о современном самосознании гагаузов Молдавии // Этнографическое обозрение, 2009 № 4. С. 17-2. Аникин Н.В. Духовные и культурные аспекты репатриации крымских татар (19902005 гг.) // Вестник МГУ. Сер. 8. 2009 №1. С. 63-Опубликованные статьи и тезисы научных докладов:

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»