WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

В первом разделе – «Современные болгаро-гагаузские отношения» говорится о взаимоотношениях болгар и гагаузов на Юге Молдавии.

Как было отмечено во введении, в результате событий середины – второй половины XX века (речь идет о послевоенном переделе границ в Восточной Европе и возникновении ряда независимых государств на территории Советского Союза в конце прошлого столетия) Буджак оказался разделенным между двумя независимыми государствами - Украиной и Молдавией. Между тем, современные административные границы проведены без учета этнических, культурных и хозяйственных аспектов, искусственно разделяя компактно проживающее в регионе болгаро-гагаузское население государственными и административными границами. В свою очередь в ходе бурных политических событий 1989-1991 годов, связанных с процессом становления гагаузской государственности, приведших к появлению в 1994 году национальной автономии в составе республики Молдова, болгары и гагаузы молдавской части Буджака оказались вновь разделенными, на этот раз административными границами Гагаузии (Гагауз-Ери) и Тараклийского автономного района. Наряду с де-факто независимой Приднестровской Молдавской республикой именно южные регионы Молдавии, для которых традиционно характерны полиэтничность и широкое распространение русского языка, стали на рубеже 80-90-х годов XX века преградой агрессивному национализму прорумынского толка, отрицавшего право самого молдавского народа на существование и угрожавшего физическому существованию других этносов Молдавии. Румынизм или унионизм, ставший официальной идеологией молдавской правящей элиты после обретения республикой независимости и подпитываемый материально и идеологически с румынской территории, по сути, был направлен на ликвидацию Молдавской государственности через «воссоединение» с Румынией и ассимиляцию молдаван румынами74. Принципиальное, вплоть до готовности противостоять ей с оружием в руках, неприятие этой идеологии жителями Приднестровья и юга Молдавии стало залогом сохранения Молдавией своей независимости. Однако в дальнейшем политические элиты болгар и гагаузов не смогли умерить собственные амбиции и воплотить историческое единство двух народов в политические формы. Данная проблема сохраняет актуальность и в наши дни, так как вопрос болгаро-гагаузских отношений тесно увязан с проблемами дальнейшего укрепления Молдавской государственности, которое неизбежно связанно с процессом федерализации страны, а также дальнейшей судьбой русскогоязычного населения республики.

История формирования современной этнической мозаики южных регионов Молдавии и Украины относится к XVIII – XIX векам, когда после ряда успешных для России русско-турецких войн царское правительство начало привлекать иностранных колонистов для заселения вновь приобретенных территорий. Центральное место в этом процессе заняло так называемое «Болгарское водворение», под которым понимается процесс массового переселения болгарского, гагаузского, сербского, греческого, албанского и другого христианского населения с Балкан на территорию русской Бессарабии. Этот процесс достаточно подробно исследован еще в советское время75.

Кратко его можно охарактеризовать как бегство православного населения из северовосточной части Болгарии (Добруджи) на территорию Российской Империи, вызванное усилением экономического гнета и жестоких османских репрессий на рубеже XVIII-XIX веков76. Прибывшие на территорию Бессарабии переселенцы получали значительные льготы от царского правительства в виде выделения земельных наделов, временного освобождения от уплаты налогов, исполнения воинской повинности и прочее. Эти меры превращали недавних беженцев в «образцовое земледельческое народонаселение, … которому равного доселе нет в империи»77. Несмотря на то, что переселение болгар и Шорников П.М. Молдавская самобытность. Тирасполь, 2007. С. См. Мещерюк И.И. Социально-экономическое развитие болгарских и гагаузских сел в Южной Бессарабии (1808-1856). Кишинев, История и культура гагаузов. Кишинев, 2006. С. Мещерюк И.И. Социально-экономическое развитие болгарских и гагаузских сел в Южной Бессарабии (1808-1856). Кишинев, 1970. С. гагаузов происходило, по-видимому, раздельно, исследователи вплоть до середины XIX века не выделяли гагаузов из основной массы болгарского населения, что было связанно с бытовавшей в исследовательской среде склонностью считать гагаузов этнографической группой болгар78. Кроме того, гагаузские переселенцы склонны были записываться греками иди болгарами. Причины этой идентификационной стратегии гагаузов довольно подробно исследованы в монографических исследованиях И.И. Мещерюка и Е.Н.

Квилинковой79. Несомненно, однако то, что в процесс формирования и ранней этнической истории гагаузов, происходивший в позднем средневековье – начале нового времени в болгарском окружении Северо-Восточной Болгарии80, вкупе с двухвековым опытом совместного проживания на территории Буджака, обусловили культурную и духовную близость этих двух народов. Советский период буджакской истории, фактически начавшийся после освобождения Бессарабии от фашистской оккупации в 1944 году привнес еще одну важную особенность в гагаузо-болгарские отношения, поскольку именно в это время происходят процессы, приведшие в итоге к формированию еще одной общей для двух народов черты – русскоязычия.

В целом для болгарского и гагаузского населения Буджака характерна высокая степень удовлетворенности своим положением в СССР, несмотря на такие трагические моменты как депортации и голод конца 40-х годов XX века81. В частности, это проявилось в годы развала СССР, когда в ходе проведенного властями недавно образованной Гагаузской ССР в марте 1991 года Референдума большинство населения Гагаузии высказалось за сохранение СССР82. Более того, в ходе полевых экспедиций в Гагаузию и Тараклийский район в 2007-2008 годах автор статьи, общаясь с болгарскими и гагаузскими респондентами, неизменно сталкивался с позитивным, зачастую ностальгическим отношением к советскому прошлому, сожалением о распаде великой державы83.

Радова (Каранастас) О.К. Этническая идентификация задунайских переселенцев и расселение гагаузов в Буджаке (конец XVIII – начало XIX вв.)//Этнографические исследования в республике Молдова (история и современность). Кишинев, 2006. С. 269- Мещерюк И.И. Переселение болгар в Южную Бессарабию. 1828-1834 гг. Кишинев, 1965. С. 163;

Квилинкова Е.Н. Традиционная духовная культура гагаузов: этнорегиональные особенности. Кишинев, 2007.

С. Губогло М.Н. Малые тюркоязычные народы Балканского полуострова. М., 1967. С. 8- История и культура гагаузов. С. 350-357.

Там же. С 411.

ПМА 2007, 2008гг. Булгар С.С., Захария С.К., Топал С.М., Кайряк В.В., Люленов П.В., Гайдарджи И.К. и др.

В ходе драматических событий 1989-991 годов болгаро-гагаузское население Буджака активно участвовало в этнополитических процессах, происходивших в Молдавии. В ответ на давление радикально настроенных прорумынских националистов, выразившемся в выдвижении проектов о государственном языке, предусматривавшем перевод государственного делопроизводства и официального общения на молдавский (румынский) язык, на Юге Молдавии стали обсуждаться различные проекты здесь территориальной автономии, в том числе с включением части Придунайских земель Украины. С самого начала дискуссии было выдвинуто три конкурирующих проекта – Бессарабской республики, основанной на территориальном признаке, Гагаузо-болгарской автономной республики и чисто Гагаузской автономии, как формы самоопределения гагаузского народа. Общим для всех перечисленных проектов было то, что основным смыслом создания автономии было сохранения официального статуса русского языка, являющегося основой сохранения национального самосознания и культуры всех этносов Буджака. Кроме того, именно отношение к русскому языку стало одним из главных пунктов разногласий между общереспубликанским Интернациональным движением «Единство», народным движением «Гагауз Халкы», народом Приднестровья с одной стороны и прорумынскими национал-радикалами из Народного фронта Молдовы.

На сегодняшний день, несмотря на создание Тараклийского района, населенного преимущественно болгарами и Гагаузского Автономного Территориального Образования Гагауз-Ери, основные этнополитические проблемы на юге Молдавии так и остаются не разрешенными. Гагаузия, оставшись без болгарских территорий, разделена на несколько анклавов, что серьезно ограничивает ее экономические и политические возможности.

Создание Тараклийского района не обеспечило каких-либо законодательных гарантий этнокультурных и политических прав болгарского населения84. В частности это проявилось во время административной реформы 1998-1999 годов, когда Тараклийский район был включен в состав Кагульского уезда, лишив, по сути дела, молдавских болгар какой-либо автономии. И хотя протесты болгарской общественности и общая неудача уездной реформы в Молдавии и позволили сохранить Тараклийский район, в болгарской среде снова возникли идеи о создании совместной с гагаузами автономии85. Да и в целом существующая на юге территориально-административная чересполосица ухудшает положение русскоязычного населения республики в целом, лишая его возможности надежно защищать свои права, и ослабляет тем самым основы самого молдавского государства. Основными причинами неудачи создания Буджакской территориальной Шорников П.М. Буджакский узел… С. 183.

Там же.

автономии, объединявшей многонациональное население южных регионов Молдавии на основе русского языка стали, на наш взгляд, чрезмерные амбиции национальных элит, излишний радикализм части гагаузских общественных деятелей, оттолкнувший потенциальных союзников, излишняя мнительность болгарских лидеров, испугавшихся призраков пантюркизма и ассимиляции, которые вкупе с амбициозностью и эгоизмом, присущих всем сторонам «отодрали», по меткому выражению болгарского депутата В.

Нейковчена, друг от друга два родственных народа86, и во многом предопределили современную нестабильность в Республике Молдова. По итогам общения с гагаузами и болгарами, проживающими на территории Буджака, автору исследования кажется правильным сделать выводы о распространенном среди них недовольстве сложившейся ситуацией и предположить, что оптимальным путем решения территориальных, экономических и национально-культурных проблем населения не только южных регионов, но и всего населения молдавского государства стало бы постепенное преобразование унитарной Молдавии в государство, построенное на федеративных принципах.

Во втором разделе – «Гагаузы в условиях полиэтничного Буджака» выявляются и анализируются основные тенденции во взаимоотношениях и взаимовосприятии всех этнических компонентов в пределах Гагаузской автономии и Буджака.

Южный регион республики Молдова, являющийся на сегодняшний день территорией проживания крупнейшей в мире популяции гагаузов, охватывает около 20% ее территории87. Исторически данный регион характерен чрезвычайно пёстрым этноязыковым составом населения. В разное время через буджакские степи пролегали дроги различных кочевых народов – скифов, гуннов, булгар, печенегов, половцев, ногайских татар. После вхождения Бессарабии в состав России на рубеже XVIII-XIX веков царское правительство стало активно привлекать колонистов на освободившееся земли. Основу нового населения Буджака составили переселившиеся из Османской империи в ходе «Болгарского водворения» представители христианских балканских народов – болгары, гагаузы, греки, сербы, албанцы (арнауты). В то же время российская администрация привлекает на новые земли немецких колонистов, а также украинцев и русских По пути национальной духовности болгар Молдовы. Документы и материалы (конец 80-х – 90-е гг. XX века ). Кишинев, 2005. С.433.

Гроздева Н., Чебан В. Буджакское село вчера, сегодня, завтра (на материалах южных сел Гагаузии)//Этногенез и этническая история гагаузов. Исследования и материалы, посвященные 150-летию В.А. Мошкова. Выпуск 1. Кишинев-Етулия, 2002. С.204.

старообрядцев, молдаван и евреев88. Сегодня в Гагаузии проживает 155 600 человек, из которых на долю гагаузов приходится 82,1% общей численности жителей автономии (127,8 тысяч человек), болгар – 5,1% (8 тысяч человек), молдаван – 4,8% (7,5 тысяч человек), русских – 3,8% (5,9 тысяч человек), украинцев – 3,2% (4,9 тысяч человек)89.

В таких условиях одним из главных факторов сохранения межэтнического мира и понимания являются такие качества как терпимость и готовность идти на компромиссы.

На сегодняшний день межэтнические отношения в Республике Молдова обуславливаются историческим феноменом существования на ее территории полиэтничного по своему составу населения, сформировавшегося на основе русского языка и культуры. Хотя этнические русские и не являются доминирующим национальным меньшинством, именно вопросы статуса русского языка стали причиной возникновения острых конфликтов в постсоветской Молдавии. Ситуация в сфере межэтнических отношений в Республике Молдова уникальна тем, что представители нерусских этносов (в первую очередь гагаузы), получившие после выхода Молдавии из состава СССР возможность перехода на национальные языки в сфере государственного устройства и образования, делают выбор в пользу русского языка а не родного или молдавского, находясь зачастую под двойным давлением со стороны государственных структур и части собственной интеллигенции.

Для иллюстрации вышеприведенного утверждения обратимся к результатам этносоциологического исследования, проведенного в 1998 г. в Гагаузии по плану российско-американского проекта «Национальные процессы, языковые отношения и идентичность» (авторы проекта и руководители исследования - американский политолог Дэвид Лейтин и М.Н. Губогло). По анкете, состоящей более чем из 150 вопросов, в том числе из почти 50 вопросов по проблемам функционирования языков, были опрошены гагаузов, 118 болгар, 76 русских, 51 молдаванин и 45 представителей других национальностей90.

Данные опроса подтвердили высокий уровень свободного владения русским языком представителями всех этносов, проживающих в Гагаузии. Так, по самооценкам Зеленчук В. С. Население Бессарабии и Поднестровья в XIX в. Этнические и социально-демографические процессы. Кишинёв, 1979. С. http://www.gagauzia.md/pageview.phpl=ru&idc=363&nod=1& Банкова И.Д., Главчева А.Г. Русский язык в Гагаузии// Русский язык в тюрко-славянских этнокультурных взаимодействиях (этнологические очерки). М., 2005. С. опрошенного населения, 94,1% молдаван и 92% гагаузов и болгар свободно говорили и думали на русском языке.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»