WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Глава II «Специфика развития западной техногенной цивилизации» посвящена междисциплинарному исследованию проблем, связанных с реализацией жизненного цикла техногенной цивилизации в Западной Европе.

В первом параграфе «Генезис классической техногенной цивилизации» с междисциплинарных позиций рассматривается специфика классической техногенной цивилизации, первичное становление которой и победоносное шествие по планете начиналось с Запада.

Проблема становления западной техногенной цивилизации исследовалась во второй половине ХIХ века представителями различных социальногуманитарных дисциплин. На передний план обычно выходили экономические, социальные, политические и духовные проблемы становления капитализма.

Фундаментальным концепциями признаны марксовская и веберовская. К ним примыкает концепция истории духовного развития экономического человека в Западной Европе, созданная В. Зомбартом, раскрывшим выдающуюся роль евреев в развитии капитализма.

К. Маркс исследовал становление капитализма как такой общественной системы, которая выполняет цивилизующую миссию. В своем анализе капиталистической цивилизации он использовал результаты, полученные не только в политической экономии, но и в философии, социологии, истории, естественных, сельскохозяйственных и технических науках. Обобщая практику индустриальной фазы развития капитализма, К. Маркс показал, что этот тип общества, выступая носителем прогресса, раздирается внутренними антагонистическими противоречиями между трудом и капиталом. На смену ему должна прийти коммунистическая цивилизация, в ходе становления которой будут разрешаться эти противоречия и устанавливаться новые общественные отношения, которые будут способствовать всестороннему развитию человека.

М. Вебер нарисовал другую картину генезиса капитализма, обратив внимание на такой духовный, ментальный фактор, как христианская религия. Он раскрыл роль протестантской этики как стимулирующего фактора генезиса капитализма, отмечая, что протестантской этикой была дана религиозная санкция на накопление богатства. Сравнивая католиков и протестантов, ученый отмечал специфическую склонность последних к экономическому рационализму. Таким образом утверждался «дух капитализма», сыгравший значительную роль в становлении буржуазных форм социально-экономической жизни. Его исследования показали, что капитализм не случайно зародился не в процветающей католической Италии, имеющей богатые банки, купеческую торговлю и изощренные ремесла, а в реформаторских Германии и Англии, чья экономическая политика основывалась по большей части на этике индустриального труда и самодисциплине в ведении бизнеса.

Веберовская концепция становления капитализма выступает ведущей объяснительной моделью, позволяющей выявить отличия западного капитализма от незападного. На основе тщательного изучения иудаизма, буддизма, индуиз ма, конфуцианства и ислама М. Вебер пришел к выводу, что ни одна из этих религий не обеспечила бы основ капитализма западного типа. Таким образом, здесь идет речь о возникновении буржуазного промышленного капитализма как специфически западного капитализма. М. Вебер подчеркивал, что техническое применение научного знания стало решающим фактором в преобразовании жизненного уклада народных масс. Оно имело место лишь благодаря тому, что определенные начинания получили на Западе экономическое поощрение.

На основе плюралистической программы многофакторного исследования объясняет возникновение капитализма Ф. Бродель. Французский ученый категорически отвергает любое однофакторное объяснение генезиса капитализма. В частности, он не мог согласиться с М. Вебером и В. Зомбартом, представлявшими капитализм как воплощение определенного типа мышления. Он считал, что капитализм не мог выйти из одного ограниченного источника. Свое слово сказали здесь экономика, политика, общество, культура и цивилизация, а также и история, которая была последней инстанцией, определяющей соотношение сил. Наряду с ними Ф. Бродель вводит в свою концепцию еще один фактор – менталитет западных европейцев. Эта вездесущая реальность, трудно определимая в строгих научных дефинициях, и породила, по его мнению, благоприятствующий развитию капитализма социальный климат. Ведущим исследовательским методом Ф. Броделя являлся междисциплинарный подход.

Важным шагом в разработке проблемы становления и развития западной техногенной цивилизации стала концепция Л. Мамфорда, который подчеркивал, что некогда локальные и самостоятельные культуры уже не существуют независимо друг от друга, поскольку становится «доступно планетарное единство». Он рассмотрел историческую эволюцию западного техногенного общества, дав оригинальную периодизацию истории Европы.

Сегодня классической техногенной цивилизацией называют западную цивилизацию, которая представлена не только странами Европы, но также США и Канадой. Начав свое становление в Англии, она быстро реализовалась в Германии, Франции, Италии, США и других странах Запада. Традиционные общества при столкновении с техногенной цивилизацией либо превращались в колонии, либо, перенимая западные технологии, дальше шли по пути техногенного развития.

Во втором параграфе «Современные альтернативы развития западной техногенной цивилизации» показано, что классическая техногенная цивилизация следует собственным курсом, проходя все фазы жизненного цикла от генезиса до кризиса. В соответствии со своими ценностями, она определяет основные направления изменений, происходящих в развитии человечества, ускоряя или замедляя их. Человек в техногенной цивилизации и хотел бы не рваться к социально новым объективациям, да его аксиологические ориентиры требует этого. Живя в обществе, личность определяет свою значимость по нормам и этосу этого мира.

Время развития техногенной цивилизации можно охарактеризовать как период ослабления контроля над развитием техники и технологий. Мысль о господстве над природой выражала оптимизм эпохи бурного роста знаний, умений и благосостояния. Лишь в ХХ веке появились мыслители, критически оценивающие развитие техники и техническую цивилизацию в целом.

Во второй половине ХХ столетия, несмотря на убедительные успехи развития западной техногенной цивилизации, стало ясно, что ресурсы ее истощены. Научно-технический прогресс породил массу противоречий: резко увеличился разрыв между «первыми» и «последними» в разработке и освоении машинных технологий; могущество техники было направлено, в первую очередь, на создание оружия массового уничтожения; индустриальные технологии требовали активной добычи и использования природных ресурсов, что привело к превышению предельных норм загрязнения окружающей среды. Возникли различные виды глобального кризиса: энергетический, экологический, демографический и др.

Кризис современной цивилизации распространяется и на отношение общества к личности. Индустриальная культура, позволяя манипулировать сознанием, создает тем самым трудности с решением проблемы социализации и формирования личности. Непрерывно меняющийся мир заставляет приспосабливаться к разным культурам, обрывая корни и традиции, в результате чего возникает угроза потери идентичности и отчуждения личности. Развив медицину и продлив срок человеческой жизни, цивилизация, вместе с тем, сузила границы естественного отбора. В связи с этим возникает опасность ухудшения человеческого генофонда.

Поскольку все эти и другие проблемы выживания и дальнейшего развития общества есть порождение техногенной цивилизация, то эта цивилизация сама поставила человечество перед необходимостью переосмысления ценностей. Сегодня весь цивилизованный мир ведет напряженный поиск путей выхода из глобального кризиса. Такой поиск ведется в философии, науке, искусстве, религии и других областях человеческой деятельности. Внутри самой техногенной цивилизации все заметнее контуры совершенно нового человеческого мира, формирующегося в процессе решения глобальных проблем современности.

Заслуживают особого внимания активно развивающееся направление экологической этики (Б.Р. Атфильд, Б. Дивол, Б.Р. Калликотт, Ф. Метьюз, А. Печчеи, А. Швейцер и др.), которые опираются на опыт традиционных восточных культур, в частности, на бережное отношение к природе. Благодаря этому происходит внедрение новых мировоззренческих образов в массовое сознание.

Современные философы и социологи прилагают значительные усилия, чтобы успеть осмыслить многочисленные процессы и трансформации, происходящие в мире. Об этом же свидетельствует большое количество работ, посвященных процессам модернизации и глобализации. Сами эти процессы, разумеется, не новы и имеют свою историю. Нас они интересуют в контексте общих процессов, протекающих на фоне разразившегося кризиса техногенной цивилизации.

Классическая концепция модернизации опиралась на формационное представление о развитии социума. В современных условиях такое представление себя изживает, и модернизация понимается уже как процесс многомерный и противоречивый. Она не сводится к заимствованию готовых образцов, а пред ставляет собой синтез элементов традиционности и современности. Ярким свидетельством тому являются успехи Японии и Юго-Восточной Азии, которые не вписываются в классическую концепцию модернизации. Об эффективности синтеза традиционности и современности свидетельствуют успехи модернизации в Китае.

Процесс глобализации приобретает не только лавинообразный характер, но и новые черты. Во-первых, всевозможные риски касаются теперь не только государств, но и отдельных личностей: теперь каждый человек вынужден думать о появлении нефтяных пятен, об опасности террористических актов и финансовых кризисов. Во-вторых, обостряются противоречия между национальными и интернациональными интересами. В-третьих, технологические, экологические, информационные процессы глобального обобществления опередили процесс формирования глобального гражданского общества, в результате чего все плоды глобализации оказались в руках транснациональных корпораций.

Что касается предполагаемых сценариев дальнейшей глобализации, то в современных исследованиях описываются два основных. Первый, пессимистический и трагический сценарий – продолжение ныне преобладающей модели глобализации, получившей название неолиберальной. Эта модель, осуществляемая в интересах ТНК и западных цивилизаций, направлена на реализацию однополярного мира. Суть второго оптимистического сценария в постепенной смене модели глобализации, ее гуманизации и осуществлении под контролем формирующегося гражданского общества, которое может обуздать деятельность ТНК и стран «золотого миллиарда».

В порядке дискуссии нам представляется возможным рассмотреть и третий сценарий, основанный на противоречии между вестернизацией, с одной стороны, и ростом населения стран третьего мира, – с другой. Высокая рождаемость и активная миграция в старую Европу и США выходцев из Азии, Африки и Латинской Америки оказывают все более ощутимое обратное влияние. То есть в перспективе глобализация может пойти по трем основным сценариям: через вестернизацию; через гуманизацию; через исламизацию.

Вариант постиндустриальной трансформации западной цивилизации как этап цивилизации нового типа, построенной на синтезе западной и других земных культур представляется одним из вероятных сценариев. В свое время именно идея о возможном синтезе культур Востока и Запада была положена в основу синергетики. И поскольку при анализе проблем современного переходного периода не обойтись без постулатов сложности, неустойчивости т.п., то действенным нам представляется синергетический подход как междисциплинарный.

В главе III «Синергетическая динамика развития техногенной цивилизации в России» рассматривается становление российской цивилизации и проводится философско-методологический анализ возможных вариантов ее дальнейшего развития с позиций междисциплинарности.

В первом параграфе «Особенности развития российской техногенной цивилизации» показано, что при анализе протекающих в России культурноисторических процессов всегда явно или неявно присутствуют три подхода: за паднический, славянофильский и евразийский. Каждый из них по-своему представляет путь, пройденный Россией в ее развитии, предлагая соответствующие обоснования.

Следует признать, что российская цивилизация является общественноисторическим образованием, существенно отличающимся от Европы. Широкие возможности для осмысления ее развития открывают новые модели, среди которых важное место занимает концепция евразийства, имеющая ярко выраженный междисциплинарный характер (при этом евразийцы классические и современные представлены не столько профессиональными философами, сколько гуманитариями). Признание России в качестве цивилизации означает, что фундаментальной идеей каждого из входящих в ее состав народов становится не создание национального государства, а идея принадлежности к России в целом.

Это означает необходимость осознания этническими и региональными элитами, а также центром потребности жить и развиваться в составе единого целого, что и является признанием России как цивилизации.

Использование синергетических принципов позволяет на новом уровне провести анализ становления и развития техногенных процессов в России. Известно, что на рубеже XVI – XVII вв. технологическое отставание России было настолько значительным, что она могла превратиться в колонию или полуколонию стран Запада. Реформы Петра I, основанные на рациональном использовании открытости, оказались спасительными для российской цивилизации. Вместе с новыми технологиями в страну устремился поток научных знаний и культурных преобразований. Однако создание армии нового образца, развитие мануфактур, строительство морского флота, новой столицы (Санкт-Петербурга) и другие масштабные мероприятия легли тяжким бременем на основного производителя – крестьян. Выражаясь терминами синергетики, можно сказать, что указанные мероприятия не смогли подтянуть сельское хозяйство, которое продолжало оставаться в прежнем «темпомире». В результате, проводимые реформы коснулись не всех, а только некоторых общественных структур, создания же более сложной структуры с выходом на динамичный уровень самоорганизации не произошло. То есть новая цивилизация была заложена Петром I в имперской форме – единственно возможной в тех условиях, но принципиально неадекватной для техногенной цивилизации.

Следующая эпоха значимых преобразований приходится на 60-е – 70-е гг.

XIX в. и связывается с именем Александра II. Проводимые им реформы носили ярко выраженный буржуазный оттенок, присущий западной цивилизации, и успех многих этих мероприятий был далеко не однозначным. Но масштабность этих преобразований и круг затронутых ими проблем не может не впечатлять.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»