WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Новым этапом армяно-византийских политических и культурных отношений был период с IX – XI вв. Именно в это время рождается легенда о принадлежности императора Василия I к роду царей Аршакуни, в Византии получает широкое распространение культ Григория Армянского (Просветителя), житие которого переводится на греческий язык и включается в византийский Минологий. К этому периоду относится деятельность главного архитектора Багратидского княжества Трдата в Константинополе, которому было доверено восстановление разрушенного во время землетрясения купола св.Софии (989г.).

О тесных контактах с византийской культурой и о влиянии византийской живописной традиции свидетельствует группа иллюстрированных кодексов – Адрианопольское, Трапезундское и Карсское Евангелия, а также Евангелия №275 и №10434, – известные в научной литературе как «византинизирующие» армянские рукописи. Все вышеуказанные манускрипты были созданы в XI в., почти все происходят из византийских территорий, где имелись армянские колонии (Македония и восточные территории империи), их миниатюры испытали влияние византийской художественной традиции, более того, почти все они являются армяно-халкидонитскими памятниками.

Исследование пяти вышеназванных византинизирующих рукописей XI в., а также нескольких рукописей следующего – XII в. (Евангелия №2600 и №10366) наглядно показывают, что в армянской миниатюрной Арутюнова-Фиданян В. А. Повествование о делах армянских. VII в. Источник и время.

М., 2004. С.72.

живописи имела место византийская художественная струя, и хотя таких памятников немного, художественное качество рукописей, а также географически обширный ареал их происхождения свидетельствуют не о локальном явлении, а о целом направлении, идущем параллельно традиционной линии развития армянской средневековой живописи.

Появление византинизирующего направления в армянской миниатюрной живописи именно в XI веке имело закономерный характер. В первую очередь это было обусловлено ведущей ролью византийской традиции книжной иллюстрации, окончательно сложившейся к XI веку. Кроме того, период X-XI вв. был временем политического и культурного подъема в Армении, это был расцвет эпохи Багратидов, время тесных политических и культурных связей с Византией, прервавшихся к концу XI столетия нашествием сельджуков.

Очевидно, что культура Византии сыграла решающую роль в формировании средневекового искусства Армении. Однако армяно-византийские культурные отношения не были односторонними (армяно-византийская контактная зона), и это было обусловлено рядом причин. Так, Армения входила в единый регион восточнохристианского культурного мира, на территории Византии проживало большое количество армянского этноса, часть которого была православной и имела византийскую культурную ориентацию, имела место систематическая миграция армян в Византию, образование колоний и военно-административных округов. Все это привело к живому обмену идеями и художественными традициями. Влияние восточной, точнее Закавказской архитектуры на отдельные византийские памятники IX-XI вв. отмечено рядом исследователей (Н.Брунов, К.Манго и др.).

Во второй части первой главы дается общий обзор культуры и искусства армян-халкидонитов, деятельность которых оставила ощутимый след в истории Армении и соседних стран. Армяне-халкидониты обеспечивали культурные и политические контакты Армении и Византии, Армении и Грузии, а также Грузии и Византии.

Проблема армян-халкидонитов была впервые поставлена Н.Я. Марром в начале XX в.3, который выявил и обозначил важные стороны деятельности халкидонитской общины. Проблема, введенная Н.Марром в научный обиход, нашла дальнейшее развитие в работах ряда ученых, которые представили новые факты, выявили новые аспекты деятельности армянохалкидонитской общины. В частности, В.Арутюновой-Фиданян была вы Марр Н.Я. Аркаун, монгольское название христиан, в связи с вопросом об армянаххалкидонитах // Марр Н.Я. Кавказский культурный мир и Армения. Ереван, 1995.

двинута концепция армянской православной общины и армяновизантийской контактной зоны4. На фоне архитектурной школы Тайка и Кларджии Н. Токарский выделил армяно-халкидонитские памятники5, а А.

Лидов, в связи с росписями Ахталы, поставил вопрос о художественной культуре армян-халкидонитов6. Накопленный научный материал об истории и культурной деятельности армян-халкидонитов дает возможность идти дальше, выявляя новые памятники из армяно-халкидонитской среды, которыми являются рассматриваемые в диссертации Адрианопольское и Трапезундское Евангелия.

Говоря о культуре и искусстве армян-халкидонитов, мы особо выделяем несколько важных положений: проблема армян-халкидонитов не сводится к догматическим спорам о естестве Христа и представляет собой не этнический феномен, а факт культурной трансформации. Халкидонитство – это определенное мировоззрение, культурная направленность, охватившая все стороны жизнедеятельности части армянского населения, проживавшего как в Армении, так и за ее пределами. Только исходя из этих основополагающих установок, можно правильно трактовать проблему армян-халкидонитов и представлять халкидонитские памятники, разговор о которых, по определению Н.Марра, имеет характер «весьма тонкий».

Армянами-халкидонитами было основано множество церквей и монастырей как в самой Армении, так и за ее пределами, они монашествовали в греческих и грузинских монастырях Афона, Антиохии (конец XI века) и Палестины. Видный византийский полководец Григорий Пакуриан – родом из Тайка, по словам Анны Комниной, происходил из знатного армянского рода7, он основал Петриционский монастырь недалеко от Филлипополя и называл себя и монахов своей обители «ивирами» – армянами с православной верой8.

Хотя халкидониты владели в основном греческим языком, одной из характерных особенностей армян-халкидонитов было сохранение родного языка как в быту, так и в богослужении. В связи с изменениями в политической ситуации в стране и регионе (после нашествия сельджуков) и выАрутюнова-Фиданян В. А. Армяно-византийская контактная зона (X-XI вв.). Результаты взаимодействия культур. М., 1994.

Токарский Н. М. Архитектура древней Армении. Ереван, 1946.

Lidov A. The Mural Painting of Achtala. Moscow, 1991.

Анна Комнина Алексиада. Пер., вступ. ст., коммент. Я. Н. Любарского. М., 1965. С.

395-398.

Арутюнова-Фиданян В. А. Григорий Пакуриан и цели основания Петриционского монастыря // Марр и вопросы арменоведения, Ерван, 1968. С. 191.

нужденном подчинении большей части православных армян Грузинской Церкви, их богослужебным языком становится греческий или грузинский, хотя родной язык все же сохраняется. На эту характерную черту указывают двух- или трехъязычные надписи в рукописях и на росписях армянхалкидонитов.

Об особой традиции армян-халкидонитов и, соответственно, памятников из этой среды можно говорить, пожалуй, начиная с конца X века, когда в силу ряда причин (конфессиональных, политических) культура халкидонитов представляла уже самостоятельное явление. Армяно-халкидонитские памятники X-XI вв. единичны, среди них отметим фрески пещерного монастыря X в. Себерееби, входящего в комплекс ДавидГареджа. Предполагается участие армян в создании ряда каппадокийских памятников (например, Чемлекчи килисе), где остается открытым вопрос конфессиональной принадлежности последних. В период со второй половины X и XI веков особое значение приобретают халкидонитские центры на территории Тайка и Кларджии (территории совместного проживания армян и грузин), в связи с чем растет интерес к памятникам этого региона ( Ошкинский храм второй половины X в.).

Несмотря на то, что в X-XI вв. православная тенденция набирает силу как в Армении, так и за ее пределами, халкидонитские памятники указанного периода почти не известны и практически не представлены в научной литературе. Поэтому выявление халкидонитских основ Адрианопольского и Трапезундского Евангелий, а также рукописей №275 и №10434, представляется нам очень важным в контексте исследования культуры и искусства православных армян.

Наиболее полное представление о художественной культуре православных армян дают халкидонитские памятники монументальной живописи XIII в: росписи церкви Тиграна Оненца, монастырей Ахтала, Киранц и Кобайр. Эти памятники более наглядно выражают самобытность и самостоятельность халкидонитской культуры. Из поздних халкидонитских рукописей известны: Евангелие №10 1313г. ( Манчестр), Евангелие №1203г. (частное собрание), манускрипт №949 первых десятилетий XIII в.

(Чикагский университет).

Немного памятников из халкидонитской среды сохранилось до наших дней, однако имеющийся материал дает возможность говорить о целостной культуре и искусстве православных армян. Дополнение круга халкидонитских памятников еще двумя рукописями – Адрианопольским и Тра пезундским Евангелиями, – значительно расширяет наши представления об этом искусстве.

Глава II. Адрианопольское Евангелие большой по формату манускрипт – 40,5x34,5, его пергамен не отличается хорошим качеством, неровный, имеет желтоватый оттенок. Евангелие содержит 281 лист, разделенных на 35 тетрадей. Первая тетрадь иллюминирована и содержит восемь листов с миниатюрами: письмо Евсевия, каноны согласия, парные портреты евангелистов, Богоматерь с младенцем Христом на троне и заказчик, подносящий им кодекс, а также три изображения крестов. В манускрипте сохранился колофон, где сообщается о том, что Евангелие было переписано в 1007 году в Македонии, в городе Адрианополе, в годы правления императора Василия II.

Каноны согласия Адрианопольского Евангелия заключены в двухпролетные и трехпролетные арочные обрамления. Тип канонов согласия соответствует традиции ранних рукописей – до XI века. Оформление таблиц канонов Адрианопольского Евангелия не отличается высоким качеством исполнения и богатством живописного и декоративного убранства, они тяготеют к простым и архаичным формам и находят близкие параллели среди некоторых греческих (Евангелие cod.74 раннего XI в. из Афинской Национальной библиотеки, рукопись cod. M.748 из библиотеки Pierpont Morgan в Нью-Йорке) и армянских рукописей (Санасаринское Евангелие 986г., Евангелия №4804 1018г. и №5547 XIв. – все из Матенадарана, Евангелие 1041г.

из библиотеки армянского католикосата в Иерусалиме).

В Адрианопольском Евангелии ощутима стилистическая разница между канонами согласия, выполненными в иной художественной традиции, и лицевыми миниатюрами. Именно это обстоятельство дало основание Т.Измайловой, для выделения Адрианопольского Евангелия из группы византинизирующих рукописей, с чем мы не согласны. Более того, считаем, что над оформлением Адрианопольского Евангелия работали два мастера, один из которых делал каноны, возможно, и выходные кресты, а другой – лицевые миниатюры, при этом мастера воплощали разные художественные традиции.

Колористическое решение портретов Адрианопольского Евангелия отличается лаконичностью и сдержанностью цветовой палитры. Использование достаточно ограниченной цветовой палитры и доминирование холодных цветовых сочетаний является индивидуальной особенностью Адрианопольского Евангелия. Сопоставления с хронологически близкими памятниками показывает, что ни в армянских, ни в греческих миниатюрах нет схожей цветовой композиции. Если в памятниках армянской миниатюры предпочтение отдается ярким и контрастным цветовым сопоставлениям, то в греческих рукописях – это всегда гармоничное сочетание цветовых и тональных переходов.

В Адрианопольском Евангелии евангелисты представлены стоящими во фронтальных позах, попарно: Матфей и Марк, Лука и Иоанн. Это очень близкие образы со схожими позами и жестами, облаченные в почти одинаковые одеяния, однако в композиции портретов нет монотонности и однообразия. В трактовке фигур большая роль отводится драпировкам, моделирующим форму. По сравнению со статичными и фронтальными фигурами со спокойным выражением лиц, моделировка одеяний, особенно наброшенного сверху гиматия, интенсивна и декоративна. Отточенный, но в то же время сухой и несколько декоративный рисунок драпировок, скорее указывает на то, что миниатюрист не был греком, ибо мыслит недостаточно пластично.

Иконографический тип стоящих евангелистов известен преимущественно по ранним рукописям, как правило до начала XI века. Можно перечислить ряд рукописей и греческих9, и сирийских10, и армянских11, где широко применялся данный иконографический тип. Но если обратиться к образной характеристике евангелистов Адрианопольского Евангелия, то они тяготеют к византийским памятникам. Образам евангелистов армянской рукописи присуще спиритуалистическое начало, что тем самым приближает их к «аскетическому» направлению в византийской живописи. Искусство аскетического направления, имевшее главенствующую роль в период с 20-х по 50-е годы XIв.12, проявилось уже в памятниках конца X и начала XI вв., в том числе и в армянской рукописи, рожденной в византийской художественной среде.

Наиболее близкие параллели по содержанию образам Адрианопольского Евангелия можно найти в греческих памятниках конца X – начала XI вв. Среди иллюстрированных кодексов это: Евангелие gr.70 и Coislin 31 – оба из NB, Лекционарий cod. 204 из монастыря св. Екатерины (1000г.), Это: gr. 70 NB, вторая половина X века; cod. 204 Синай, конец. X- начало XI века и т.д.

Это: Евангелие Рабулы 586 г. библиотека Лауренциана, лист с миниатюрой из сирийской рукописи VI века, РНБ и т.д.

Это: Эчмиадзинское Евангелие №2374, Матенадаран; Евангелие Млке 862 г. (№1144) библиотека св.Лазаря в Венеции; Евангелие X-XI века (№2555) армянского патриархата в Иерусалиме, а также несколько рукописей первой половины XI века.

Попова О.С. Аскетическое направление в византийском и русском искусстве второй четверти XI в. и его дальнейшая судьба // Византийский мир: искусство Константинополя и национальные традиции. Международная конференция. Тез.док. С-Пб., 2000. С. 61.

кроме того, это памятники монументальной живописи и иконы: фрески Панагии тон Халкеон (1028г.), иконы апостол Филипп и св.Николай – обе из Синая. Думается, что живопись типа Панагии тон Халкеон или стилистически близкие к нему памятники Македонии, исходя из территориальной общности последних, могли стать источником вдохновения для мастера Адрианопольской рукописи. И хотя миниатюры армянской рукописи во многом уступают греческим памятникам, в их основе угадывается ориентация на византийские художественные образы. Мастер армянской рукописи, пройдя хорошую выучку здесь же, в Македонии, по возможности овладел художественными и стилистическими приемами византийской живописи. Миниатюры Адрианопольского Евангелия – характерный памятник своего времени, в котором, кроме индивидуальных и национальных особенностей, в осбенности воплотились ведущие художественные тенденции эпохи.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»