WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Источниковая база исследования. Важнейшими источниками диссертационного исследования стали нормативные акты дореволюционного периода, в частности, правовые памятники Древней Руси (Новгородская Судная грамота, Псковская Судная грамота, Двинская и Белозерская уставные грамоты и др.), важнейшие кодифицированные акты XV-XVII (Судебник 1497 г., Судебник 1550 г., Соборное уложение 1649 г.), законодательство XVIII-XIX вв.

Важной составляющей источниковой базы исследования стала кассационная практика Правительствующего сената по вопросу возмещения вреда, причиненного должностными лицами, включая судей, а также отечественная дореволюционная юридическая доктрина (работы В. Голевинского, А.М. Гуляева, Ф.М. Дмитриева, Н. Дювернуа, К.Д.

Кавелина, А.Куницына, Е.В. Пассека, С.В. Пахмана, К.П. Победоносцева, И.А. Покровского, В.И. Синайского, Г.Ф. Шершеневича и др. 11).

Научная новизна диссертации определяется тем, что впервые в отечественной юридической науке предпринят комплексный анализ проблемы становления и развития института возмещения вреда, причиненного судебными органами, в Российской империи. Более конкретно научная новизна выразилась в следующем.

Во-первых, определен момент появления первых норм о возмещении вреда, причиненного судебными органами.

Во-вторых, выявлены этапы становления и развития института гражданско-правовой ответственности судей.

В-третьих, дан детальный анализ дореволюционной доктрины о возмещении вреда, причиненного судьями, и определено ее значение в развитии отечественного законодательства.

В-четвертых, впервые изучена кассационная практика Правительствующего Сената по вопросу возмещения вреда, причиненного должностными лицами.

В-пятых, проведены параллели с развитием комплексного института возмещения вреда, причиненного при осуществлении правосудия, в современный период.

Голевинский В. О происхождении и делении обязательств. Варшава, 1872; Русское гражданское право.

Обзор действующего законодательства, кассационной практики Правительствующего Сената и Проекта гражданского уложения. Пособие к лекциям проф. А.М. Гуляева. Изд. 4-е, пересмотренное и дополненное.

СПб., 1913; Кавелин К.Д. Избранные произведения по гражданскому праву. М., 2003; Пассек Е.В.

Неимущественный интерес и непреодолимая сила в гражданском праве. М., 2003; Курс гражданского права.

Сочинение К.П. Победоносцева. Третья часть. Договоры и обязательства. Второе издание, с переменами и дополнениями. СПб., 1890; Покровский. И.А. Основные проблемы гражданского права. Изд. 3-е, стереотип.

- М., 2001; Синайский В.И. Русское гражданское право. Выпуск II. Обязательственное, семейное и наследственное право. Киев, 1915; Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Зарождение норм об ответственности судей за вред, причиненный их действиями, происходит в русском праве XV в. В Новгородской судной грамоте впервые появилось положение о возмещении судьями убытков, причиненных волокитой при рассмотрении дела. Генезис института возмещения вреда, причиненного при осуществлении правосудия, приходится на XVII в. В Соборном уложении 1649 г. получила закрепление система норм об ответственности должностных лиц за вред, причиненный при осуществлении власти.

2. В своем развитии институт возмещения вреда, причиненного судебными органами, прошел несколько этапов. Первый этап – XIV-XVI вв.

– период появления первых норм, предусматривающих возмещение убытков, причиненных органами власти. Второй этап – XVII-XVIII вв. – время становления института ответственности судей, период появления первой нормы о моральном (идеальном) вознаграждении за вред, причиненный при отправлении правосудия. Третий этап – XIX- начало XX вв. – период активного развития доктрины о возмещении вреда, причиненного при осуществлении правосудия, и закрепления особого процессуального порядка привлечения судей к гражданско-правовой ответственности.

3. Установление возмещения вреда, причиненного судьями, было не столько продиктовано защитой интересов участников процесса, сколько выступало дополнительным мотивом соблюдения установленного порядка судопроизводства и было направлено на ограничение судебного произвола.

Судопроизводство по делам о взыскании с судей убытков характеризовалось неопределенностью материальных оснований ответственности, усложненным порядком рассмотрения дел о возмещении вреда, отсутствием единообразия в кассационной практике Сената. Указанные недостатки определили специфику рассматриваемого института в дореволюционный период и обусловили невыполнение возложенной на него основной – превентивной функции.

4. Становление российской доктрины о возмещении вреда, причиненного судебными органами, пришлось на середину XIX в.

Дореволюционные исследователи важное место в своих работах отводили исследованию зарубежного опыта правового регулирования, а также западноевропейской правовой мысли. Вопрос об ответственности должностных лиц являлся предметом исследования представителей науки уголовного, административного, гражданского права. Если западные авторы сосредотачивали свое внимание на обосновании идеального вознаграждения, т.е. восстановления прав и чести потерпевшего, то российская дореволюционная доктрина говорила преимущественно о материальном вознаграждении. Недостатком отечественного подхода было полное игнорирование предыстории института возмещения вреда, причиненного судебными органами, в России.

5. Прогрессивное развитие дореволюционной российской доктрины не отражалось на развитии законодательства. Идея ответственности государства в случаях неправомерного привлечения к уголовной ответственности не была воплощена в дореволюционном законодательстве.

Возмещение вреда, причиненного при осуществлении правосудия, оставалось вопросом монаршей «милости», а также благотворительности частных лиц и общественных фондов. Проблема определения размера вознаграждения и перспектива возложения на государственную казну непомерных расходов мешала развитию идеи государственного вознаграждения.

6. Современные российские авторы ставят перед собой те задачи, которые представляли интерес и в дореволюционный период, но так и не нашли своего разрешения. Среди них можно назвать такие, как исследование понятия и сущности вреда, причиненного гражданину при осуществлении правосудия, разработка классификации видов возмещаемого вреда, определение критериев размера возмещения морального вреда в случае незаконного привлечения к уголовной ответственности, осуждения. До настоящего времени отечественная юридическая наука не дала однозначного ответа на вопрос о природе отношений по возмещению вреда, причиненного судебными органами. Опыт законодательного регулирования и построения доктрин по вопросу об ответственности судей за вред, накопленный в дореволюционной России, представляет несомненный интерес для решения современных задач реформирования в данной сфере.

Достоверность полученных результатов обусловлена комплексным привлечением имеющейся исторической и правовой литературы по теме исследования, разнообразием источниковой базы, а также использованием современной методологии и методов исследования, строгой аргументированностью научных положений и выводов, презентацией основных результатов исследования перед научным сообществом в рамках научных и научно-практических конференций.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты и выводы могут использоваться в дальнейших теоретических научных разработках. Материалы исследования могут быть использованы в учебном процессе, при разработке учебников и учебных пособий, подготовке специальных курсов, а также при написании монографических работ, посвященных изучению данной тематики.

Апробация и внедрение результатов исследования.

Работа обсуждена и одобрена на кафедре теории и истории государства и права Елецкого государственного университета им. И.А. Бунина. Основные теоретические положения и выводы диссертационного исследования докладывались на ежегодной научно-практической конференции юридического факультета ЕГУ им. И.А. Бунина (2006, 2007, 2008), Второй международной научно-практической конференции «Право и правоприменение: история, проблемы, перспективы» (Липецк, 9 января г.) и нашли отражение в научных публикациях автора по теме диссертационного исследования.

Теоретические положения, выводы и материал диссертации используются в ЕГУ им. И.А. Бунина.

Достоверность выводов, полученных в ходе исследования, его основных положений подтверждается актами о внедрении результатов настоящей работы в учебный процесс, а также в повышение квалификации аппарата судей г. Ельца и Липецка.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав объединяющих девять параграфов, заключения, списка использованных источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность исследуемой темы; определена степень ее разработанности; установлены объект и предмет диссертационного исследования; определены его цель и задачи;

сформулированы положения, выносимые на защиту; дана характеристика практической значимости работы и информация о результатах ее апробации.

Первая глава «Зарождение института возмещения вреда, причиненного судебными органами, в отечественном законодательстве» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Генезис отечественного законодательства о возмещении вреда, причиненного судебными органами» исследован вопрос о зарождении норм об ответственности судей за вред, причиненный их действиями, при этом отмечено, что в современной юридической литературе нет общего мнения о моменте генезиса рассматриваемого института.

На основе анализа содержания правовых памятников Древней Руси, автор приходит к выводу о том, что впервые норма об ответственности судей за причиненный ими вред получила закрепление в Новгородской судной грамоте. Ст. 28 данного правого памятника определяла порядок рассмотрения земельных споров и устанавливала обязанность судьи возместить истцу убытки в случае нарушения процессуальных сроков.

Особое внимание в Новгородской и Псковской судных грамотах, Двинской и Белозерской уставных грамотах и других исследованных автором источниках уделялось запрещению брать посулы (взятки) и решать дела по дружбе. Поскольку древнерусское право носило казуистический характер, то наличие тех или иных норм может косвенно свидетельствовать о распространенности того или иного явления. Такая форма регулирования общественных отношений свидетельствует о постепенном формировании правовых институтов из судебной практики.

Если в Судебнике 1497 г. законодатель ограничился установлением правила о необходимости справедливого суда, то в Судебнике 1550 г.

получил закрепление ряд норм о возмещении вреда, причиненного судьями, Бесхитростное вынесение неправильного судебного решения, явившееся результатом добросовестного заблуждения, ошибки или неопытности судьи, не влекло ответственности. Вынесение неправильного решения судьей, получившим взятку, влекло иные правовые последствия (уголовную ответственность дополняла гражданско-правовая ответственность в виде возмещения истцу суммы иска и всех судебных пошлин в троекратном размере).

Таким образом, в Судебнике 1550 г. получили закрепление несколько оснований возмещения вреда, причиненного должностными лицами. По мнению автора, установление гражданско-правовой ответственности судей было продиктовано не столько защитой интересов участников процесса, сколько выступало дополнительным мотивом соблюдения установленного порядка судопроизводства, способствовало ограничению судебного произвола.

Второй параграф первой главы «Возмещение вреда, причиненного должностными лицами по Соборному Уложению 1649 года» посвящен анализу данного правового источника.

Соборное уложение 1649 г. подвело определенный итог развитию норм об ответственности судей за причиненный ими вред. Несмотря на то, что данный источник неоднократно был предметом изучения в отечественно юридической и исторической литературе, вопросы возмещения вреда, причиненного при осуществлении правосудия, оставались вне поля зрения исследователей.

Проведенный анализ содержания Соборного уложения позволил выявить основания гражданско-правовой ответственности должностных лиц, в частности: воеводы за отказ или задержку в выдаче проезжих грамот в другие государства; военнослужащих за вред, причиненный гражданскому населению; судей за нарушение установленного порядка судопроизводства, недобросовестное исполнение обязанностей.

Именно с принятием Соборного уложения в России начинает формироваться самостоятельный институт возмещения вреда, причиненного судебными органами. Устанавливая основания гражданско-правовой ответственности, законодатель стремился не только защитить имущественные интересы сторон, но и создать дополнительные механизмы, предотвращающие неправосудие.

В случае вынесения неправильного решения «по посулом, или по дружбе, или по недружбе» причиненные истцу убытки возмещались судьей в троекратном размере. Регламентируя подробно порядок судопроизводства, глава X Уложения многократно говорила о недопустимости волокиты и устанавливала обязанность возмещения причиненных убытков.

В случае вынесения неправосудного решения без хитрости судья не отвечал за ошибку и не возмещал причиненных убытков – дело подлежало полному пересмотру, начиналось сначала (с головы). Подобный подход к определению материальных оснований возмещения вреда сохранился и в законодательстве XIX в.

Предпринятый анализ законодательства XV-XVII вв. позволил сделать вывод о том, что первые нормы, позволяющие говорить о зарождении института возмещения вреда, причиненного при осуществлении правосудия, появляются в отечественном праве гораздо ранее, чем прежде считалось.

Потребность в возмещении вреда была обусловлена необходимостью защиты имущественных интересов сторон как в уголовных, так и в гражданскоправовых делах. В Судебниках 1497 и 1550 гг. а также в Соборном уложении получили последовательное развитие нормы об ответственности судей за вред, причиненный неправильным решением. Если в первом из упомянутых актов ответственности судьи за неправосудие не была предусмотрена, во втором источнике иск взыскивался с судьи в одинарном размере, то в Уложении 1649 г. за несправедливое решение сумма иска взыскивалась в тройном размере.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»