WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

Рядом с надгробием Аракчееву в церкви в Грузино стоял памятник Павлу I, памяти которого был посвящен сентиментальный по существу культ. Блаженство, обещанное самому графу таким памятником объясняется как воздаяние за преданность и внутреннюю чистоту («сердце чисто и дух прав перед тобою» — гласит эпитафия на памятнике).

Следующая часть главы диссертации посвящена надгробиям позднего, мистического романтизма. Последнее произведение Мартоса в мемориальном жанре и Жихарев С.П. Записки современника Л.., 1989 Т.1. С. одновременно первое произведение позднего мистического романтизма— скорбящий ангел с надгробия А.П.Кожуховой (1830 г.,Донской монастырь ). Особенность нового этапа вновь появившаяся сила и напряженность переживания, переход из нежного и чувствительного мира сентиментализма в мир аффектированных мистических чувств, мучительной тоски по небесному идеалу. Нарочитая демонстративность, явленная мощь того, кто по определению неосязаем и бесплотен, возносят фигуру скорбящего ангела над пространством кладбища.

Исполненное после 1825 года надгробие В.Д.Новосильцеву работы В.И. Демут-Малиновского (ГНИМА) с изображением женщины, склонившейся под распятием, основано на соотнесении образа Богоматери с образом матери умершего. Горестные переживания выплескиваются в страстную молитву, которая впервые становиться сюжетом произведения. Этот образ страдающей женщины был повторен несколько раз с частичной заменой атрибутов, что свидетельствует о его пригодности для типового памятника, изображающего плакальщицу, отдающую себя под покровительство небес.

Барельеф с надгробия И.И.Барышникову (Донской монастырь работа И.П.Витали) представляет семейную группу, оплакивающую умершего. Облаченные в современные одежды и имеющие явные черты личного сходства, они свидетельствуют о влиянии стилистики натуралистического направления на искусство надгробия. Современная одежда не снижает возвышенность чувств, а придает им большую конкретность и жизненную убедительность. Глава семьи патетически простирает руку, утешая родных, указывая им на полет души умершего на небо, где его встречает ранее умершая супруга. Связь мира небесного и земного происходит через своего рода окно, открывающееся между ними в момент смерти человека и дающее благодаря душевному единству родным видеть те же небесные образы, которые представляются и умершему. Верхняя часть надгробия украшена изображениями Евангелия, потира и тернового венца, свидетельствующими об искуплении и надежде на Господа. Спасение достигается не столько заслугами, о которых не место говорить на кладбище, сколько смирением и внутренней чистотой.

На памятнике С.П.Тутолминой того же мастера ( 1839 г., Донской монастырь), главного представителя мистического романтизма в русской скульптуре, на одной стороне изображен страдающий Христос, на другой — сцена единения усопшей со своими детьми под сенью креста. Эта сцена обещает райское блаженство усопшим и надежду на воссоединение живым.

Большое надгробие было воздвигнуто на могиле детей Пономаревых (г., ГМГС) неизвестным мастером. Надгробная «табель о рангах» окончательно прекратила существование в эпоху позднего романтизма. Натуралистическая тенденция в изображении вещей и персонажей мира земного доведена до предельного совершенства в тщательном изображении лиц и костюмов семьи, от которой улетает на небеса умерший мальчик. Классицистическая система пластики окончательно преодолена, некоторая память о ней сохраняется в условных драпировках умершего, использованная к изображению того, что нематериально по своей природе. Горе семьи, перемежаемое молитвой, определяет настроение. Близкие скорбят, чувствуя свою осиротелость, но за утешением им довольно обратить глаза к небу. Это дилемма характерна для романтической эпитафии, колеблющейся между горечью потери, разрывом душевных связей и надеждой на утешением в поддержке неба.

Ярчайшим памятником мистического романтизма стало надгробие А.Г. Белосельской-Белозерской работы Витали (1846 г., ГМГС). Изображение полета души умершей на небо оборачивается темой молитвы и личного заступничества. Богоматерь изображена берущей под свою руку и защиту душу умершей, изображенной в виде хрупкой девочки. По существу это ее явление коленопреклоненно молящимся на земле сыновьям покойной, данное в ответ на их прошение, покровительство умершей и обещание живым в одно и то же время. Душа-ребенок, отказавшаяся от всего мирского, включая возраст и положение, изображена девочкойподростком, прижимающимся к Марии. Это явление происходит на внезапно открывшейся границе миров земного и небесного, у отверстых врат рая. Система пластической образности, соответствует той, что была использована скульптором при создании скульптуры Исаакиевского собора. Она сочетает идеальный, мистически одухотворенный характер образности с элементами реализма и жизненной конкретности в изображении мира живых, с условностью особого рода, используемой для изображения того, что нематериально. Контраст идеальности и материальной конкретности подчеркивает противоречия между двумя мирами.

Одновременно Витали было создано надгробие великой княгини Александры Николаевны ( Музей истории религии). Смерть молодой женщины с ребенком, противная законам природы (как это было бы у детей-ангелов и пожилых) благочестиво трактуется как покорность неизъяснимой высшей воле, призывающей ее на небеса. Фигура летящей к небесам женщины с ребенком обвевается нематериальным ветром иного мира и обращена к невидимому нам.

Предположительно атрибутируемая Витали Богоматерь с памятника П.П.Нарышкину (Переяславль-Залесский музей)—моленный образ, являющий состояние неземного покоя. Идея невыразимости небесных тайн воплощена в этом произведении со всей возможной выразительностью. Фигура пребывает в вечности, но не застывшей и неподвижной, а в вечности пронизанной светом, в который вслушивается изображенная. Мрамор становится словно плавленым, лишенным тяжести, каменности и определенности. Это не мистическое обращение-порыв, а достигнутое мистическое слияние. В эту эпоху на памятниках даже стандартных часто помещались иконки, а целый ряд надгробий представляли собой скорее иконные оклады.

Стилистика, выработанная в таких памятниках, как надгробие Нарышкина, найдет широчайшее применение в кладбищенской скульптуре второй половине столетия. После 1850-х годов эпоха романтизма закончится. Стремление к хрупкости и невесомости формы обратится в некоторую сахарность, что станет несколько утрированным изображением идеальности, неотмирности, однако лишенной мощного чувства мистического взлета. Эта идеальность будет обещать мир и покой за трудно прожитую (по совершенно конкретным причинам, без мистической тоски) жизнь. Наступившая эпоха, которую можно было бы назвать постромантической, продлится до начала XX века.

Существенные признаки постромантизма автор диссертации видит в том, что этот романтизм, существует в контексте реалистической эпохи, он отличается гораздо более последовательным разграничением земного и небесного, отказом от кажущейся смешной экзальтации и мистического порыва. Истомившиеся под тяжестью земного бремени люди, ожидают смерти как заслуженного покоя.

Главный образ надгробия этой эпохи – ангел, взлетающий на небеса, испытывающий легкость освобождения от земных оков, символизирующий душу, или тихо стоящий у могилы как хранитель. Это направление продолжило в упрощенном виде традиции пластики мистического романтизма, особенно Витали.

В Заключении автор диссертации делает вывод о еще недооцененном значении мемориального жанра в истории русской скульптуры. В особой степени это касается искусства романтической эпохи, важнейшей часть скульптуры которой являлись именно надгробные памятники. Это непрерывный ряд шедевров, возможно лучшее из всего того, что было вообще создано в скульптуре этого времени. Автор выступает против рассмотрения мемории первой половины Х1Х века с точки зрения теории об упадке стиля и считает это искусство явлением, имеющим самостоятельную ценность. Другая половина века отодвинет скульптуру вообще и надгробие в особенности на второй план в развитии искусства в России.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1.Русское надгробие XVIII-первой половины XIX века: идея жизни и смерти в пластическом воплощении и эпитафии // Вестник Моск. Гос. Ун-та культуры и искусств — 2007—№6 С.230-233(издание из списка реферируемых журналов, утвержденного ВАК) 2.Жанр эпитафии и художественная форма надгробия петровского времени//Петровское время в лицах-2003 (Краткое содержание докладов научной конференции, посвященной 300-летию основания Санкт-Петербурга. Государственный Эрмитаж) С.7-10 СПб., 3.Надгробие и эпитафия эпохи романтизма в России. М., 2007 4,3 усл. печ. л.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»