WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Во второй главе «Кристаллизация новой, активистско-реформистской конституционно-правовой позиции Верховного Суда в период умеренноконсервативного президентства Эйзенхауэра (1953 - 1961)», рассматриваются особенности деятельности Верховного Суда США в 50-е годы ХХ века.

В первом параграфе «Предпосылки к формированию сдержанного судейского реформизма в эпоху республиканской послевоенной стабилизации и благополучия», характеризуется идейно-политическая обстановка 50-х годов прошлого века.

Деятельность Верховного Суда в 1950-е гг. - это пример просыпающегося активизма. По сравнению с 1940-ми годами высший судебный орган страны сумел принять ряд важных решений, некоторые из которых имели не только внутриполитический, но и внешнеполитический резонанс.

Среди перечисленных дел четко выделяется основные категории: 1) дела, связанные с ликвидацией расовой дискриминации 2) дела, относящиеся к преследованиям за политическое инакомыслие. Именно подобные дела вызывали наибольший общественный резонанс и служили своеобразной лакмусовой бумажкой политической благонадежности судей в глазах американской элиты или их политической продвинутости с точки зрения либералов и радикально настроенных организаций.

Автор утверждает, что главные достижения Суда Уоррена в 1950-е гг. приходятся на середину этого десятилетия. Революционный прорыв, олицетворяемый решениями по Brown-1 и Brown-2, не мог быть безоговорочно закреплен в последующих решениях Суда по причине неоднозначной обстановки в стране, выразившейся в продолжении умеренно-консервативной республиканской эры и слабости либеральных импульсов.

Первые попытки пробуждения судейского активизма были связаны по большей части не с судьями республиканцами, а с судьями демократами, назначенными еще в долгую эру президентства Ф. Д. Рузвельта и возглавленными впоследствии республиканцем, председателем Суда Э. Уорреном. Тем не менее, этот «бипартийный активизм» оказался весьма плодотворным и смелым шагом. Ему приходилось преодолевать консервативную атмосферу устойчивых антикоммунистических настроений, которые, правда, после краха политической карьеры наиболее одиозной фигуры – сенатора Дж. Маккарти в конце 1954 г, пошли на спад, но все еще очень многое определяли в американской политике. Поэтому Суд во 2й половине 1950-х гг. после смелых решений 1954, 1955 гг. действовал весьма осторожно, хотя в 1957 г. вновь неприятно удивил американских консерваторов своим нежеланием безоговорочно следовать установившимся традициям антикоммунистической «охоты на ведьм».

Во втором параграфе «Расовая проблема в США и попытка ее решения конституционными средствами в 1950-е гг.», анализируя деятельность Верховного Суда и рассматривая предпосылки инициирования дел, посвященных расовой проблеме автор отмечает, что именно в первой половине XX в. усилилась миграция нег ритянского населения в города, а затем из южных штатов в северные; увеличилось число негров среди неквалифицированных и полуквалифицированных рабочих, и это не могло не подтачивать традиции расизма; после 1945 г. проявил себя такой мощный внешнеполитический фактор, как крах колониализма и появление новых независимых государств, в том числе и с населением черного цвета кожи. В этой ситуации США, претендующим на роль лидера демократического мира, было весьма неудобно ничего не делать для улучшения положения своих афро-американцев.

Поворотным в решении расовой проблемы стало дело Brown v. Board of Education of Topeka (1954г.). Оно было инициировано Национальной Ассоциацией содействия прогрессу цветного населения (НАСПЦН), куда обратился железнодорожный рабочий негритянского происхождения Оливер Браун, в связи с тем, что его дочеритретьекласснице было отказано в обучении в близлежащей школе для белых. В практическом плане решение Суда вовсе не означало, что десегрегация начнется сразу же.

Понадобилась упорная борьба самого негритянского населения на Юге во второй половине 1950-х гг. и в середине 1960-гг., чтобы переломить ситуацию, чтобы выразить протест против сегрегации не только в сфере образования, но и в остальных областях жизни и заставить действовать не только судебную власть, но и две другие ветви федеральной государственной системы.

Решение Brown v. Board of Education I не только отменило устоявшуюся трактовку в расовых отношениях с конца XIX в., но и стало своеобразной программой, стартовой площадкой в деятельности Суда, а так же положило начало и другим решениям по вопросам десегрегации всех публичных мест.

В связи с принятием конгрессом закона о гражданских правах 1957 г. Верховному Суду на исходе 1950-х годов пришлось столкнуться с попытками его невыполнения на уровне штатов. Знаменательно, что непосредственно после решения Brown II начинается наиболее активная фаза борьбы против десегрегации в южных штатах.

Третий параграф «Отношение Верховного Суда к преследованиям за политическое инакомыслие», посвящен анализу решений высшего судебного органа США в отношении антиамериканской деятельности.

Автор отмечает, что в США традиционно были установлены достаточно широкие рамки идейно – политической терпимости, хотя на уровне общественного сознания всегда процветал конформизм, и это достаточно надежно ограничивало возможности для проявления инакомыслия. Все же коренная трансформация общества в связи с успехами индустриализации на рубеже XIX-XX вв., а затем такие необычные внешние факторы, как первая мировая война и социалистическая революция в Рос сии заставили правящую элиту усилить контроль над мыслями и действиями своих сограждан с целью мобилизации военных усилий, недопущения на американский континент радикальных идей из Западной и Восточной Европы. После вступления в США в первую мировую войну правительство на основе указов военного времени, депортировало из страны радикально настроенных иностранцев и иммигрантов, нанесло сокрушительный удар по радикальному профсоюзному объединению "Индустриальные рабочие мира", на основе законов о шпионаже и измене 1917-1918 гг.

подвергло репрессиям лиц и издания, критиковавшие участие страны в войне. После войны антидемократические мероприятия были продолжены.

Борьба с политическим инакомыслием в начале 1950-х гг. получила название маккартизма по имени сенатора от штата Висконсин Дж. Маккарти, который проявил себя в качестве крайне амбициозного и демагогического лидера в крестовом походе против коммунизма. 1953-1954 гг.- это апогей маккартизма. Пользуясь политической неопытностью и нерешительностью новичка в политике президента Д. Эйзенхауэра, не желающего связываться с отъявленным демагогом, Маккарти попытался перетянуть «властное одеяло» на себя, постоянно переключая внимание прессы. В решениях по данному вопросу единомыслия достигнуть было сложно и нередко они принимались весьма незначительным большинством.

В первом деле по поводу «антиамериканской деятельности» Barksy v. Regents (1954) Суд принял сторону властей штата Нью-Йорк, откликнувшихся на приговор нижестоящего федерального суда и приостановивших на 6-месячный срок врачебную лицензию доктора Э. Барски. Оставшиеся в меньшинстве верховные судьи Дуглас, Блэк и Франкфуртер доказывали своим коллегам, что обвинения в антиамериканской деятельности не имеют прямого отношения к профессиональной деятельности врача, и что нарушаются права Барски зарабатывать себе на жизнь. Большинство судей во главе с Бертоном, к которым присоединился и Э.

Уоррен, выразили мнение, что занятие медицинской практикой – это привилегия, а не средство заработка, и что власти штата вправе поддерживать «высокие стандарты профессионального поведения».

После избирательной компании 1956 г. Суд попытался прагматично внести коррективы в неумеренно обширное по своей трактовке и применению законодательство об антиамериканской деятельности.

Верховному Суду, проявляющему время от времени сдерживающую оппозиционность в противостоянии крайним формам борьбы с политическим инакомыслием, приходилось вести себя достаточно осторожно, учитывая сохраняющееся засилье консервативного конформизма, антисоветизма и антикоммунизма в органах власти и общественном мнении. Именно в подобном ключе следует трактовать рассмотренные судьями 8 июня 1959 г. дела Barenblatt v. US (1959) и Uphaus v. Wyman (1959).

После 1957 г. позиция Верховного Суда стала более сдержанной, менее активистской. Связано это было не только с сохраняющимся в стране консерватизмом и давлением консервативных сил на Суд, но и с неустойчивым соотношением сил в высшем судебном органе страны в середине 1950-х гг. Тактически «временный перерыв», взятый в конце 1950-х гг. судебными активистами-либералами, был оправдан, поскольку их неожиданная смелость всполошила достаточно многочисленную и разнородную коалицию консерваторов, куда входили южане-расисты и жесткие антикоммунисты из северных штатов.

В третьей главе «Деятельность Верховного Суда в период выдвижения демократической партией реформистской политики Новых Рубежей и Великого Общества», говоря о деятельности Верховного Суда в первой половине 1960-х гг. рассматривается не только проблематика расовой дискриминации и преследований за политическое инакомыслие, но и вопросы защиты политических и личных прав американцев, а также дела, возникающие в области уголовного судопроизводства в изменившейся политической обстановке.

В первом параграфе «Актуализация проблемы защиты конституционных прав граждан в условиях обострения социально-политической ситуации и федерального интервенционизма в 1960-е гг.», характеризуя политическую обстановку того времени, автор отмечает, что для США после 2-й Мировой войны критическими десятилетиями стали 1960-е годы. Либерализм, взявший временную паузу после реализации программ Нового Курса Ф.Д. Рузвельта, периода 2-й мировой войны, а затем и «холодной войны» к концу 1950-х гг. начинает активизироваться.

В рассматриваемый период первые шаги администрации Дж. Кеннеди указали на ее активистский характер. Касалось это, прежде всего, бюджетной политики, направленной на всяческое стимулирование хозяйственной деятельности. Подобный политический курс исполнительной власти соответствовал и активистскому духу Суда Э. Уоррена. Главный судья в начале 1960-х гг. несомненно укрепил свои позиции. Этому способствовал уход из Суда главного идейного противника Э. Уоррена – Ф. Франкфуртера. 1 октября 1962 г. его заменил выдвиженец Дж.

Кеннеди, бывший юрист американских профсоюзов, а затем министр юстиции Дж.

Голберг. Он оказался ревностным сторонником расширения рамок конституционных полномочий Суда.

Особенностью ситуации в 1960-е гг. стало, то, что теперь и высшая исполнительная власть пытались проводить либеральную политику. Сложнее было положе ние с конгрессом. Демократическая партия, начиная с 1955 г. контролировала обе его палаты, и, казалось бы, с переходом под ее контроль еще и Белого Дома с 1961 г., у партийного руководства были все козыри для проведения реформистского курса.

Деятельность Суда, видимо, достаточно четко коррелируется с общественно-политической ситуацией в стране, т.е. в том числе с деятельностью исполнительной и законодательной власти. Потому, как нам представляется, уход по болезни из Суда Франкфуртера, облегчил проведение либерального правового курса.

В этом следует видеть не только случайность, но и закономерность. Уход этот совпал как с активизацией движений негритянского и радикального белого протеста в 1963-1964 гг., так и с консолидацией позиций демократической партии и умеренно-либерального крыла в ней после Кубинского кризиса (октябрь 1962 г.), показавшего бесперспективность лобового столкновения США и СССР или балансирования на грани ядерной войны.

Признавая корреляцию правовой судебной политики с внутриполитическими и даже внешнеполитическими процессами, не следует в то же время рассматривать ее последовательное и безусловное выполнение пожеланий исполнительной власти.

Тематический спектр знаковых решений 1960-х гг. значительно более разнообразен, чем аналогичных решений 1950-х гг. Объяснение этому - чрезвычайно высокая социально-политическая динамика данного десятилетия, которая вдохнула жизнь и сделала чрезвычайно актуальными одновременно множество вопросов.

Это и проблема борьбы с расовой сегрегацией в ее самых различных проявлениях (в том числе и межрасовые браки). Неожиданно возник вопрос об избирательных правах американцев в связи с традиционными махинациями при нагрузке избирательных округов. Немало споров в американском религиозно-конформистском обществе вызвала тема молитвы в школах, проведение которых не соответствовали нормам Конституции, или проблема допустимости абортов. Казалось бы, давно урегулированный вопрос о недопустимости ограничения свободы слова и печати получил развитие в виде попыток сдерживания публикаций путем выдвижения обвинений в клевете. Война во Вьетнаме стала мощным катализатором общественного протеста и ряда судебных дел, в ходе которых анализировалась законность различных форм протестного самовыражения. В условиях сложных процессов урбанизации и резкого роста преступности неоднозначную реакцию правоохранительных органов вызывало намерение укрепить процессуальные права обвиняемых. Наконец, преследования за коммунистические и прогрессивные взгляды ослабли, но судебные дела по этому поводу еще полностью не исчерпали себя.

Во втором параграфе «Роль Верховного Суда в преодолении расовой дискриминации», отмечается, что в 1960-е годы расовая проблема обозначала себя совершенно по-иному. Она вышла за пределы локальных актов протеста, ограниченных южными штатами, на общеамериканскую политическую арену. Она реализовалась в мощных протестных маршах на Вашингтон и в восстаниях в негритянских гетто в различных частях США.

С приходом Дж. Кеннеди в Белый Дом в США подули ветры прагматичного либерализма. В 1961 г. был принят ряд социальных законов. Однако в отношении расовой проблемы Кеннеди действовал также весьма осторожно.

Важной вехой в борьбе с расовой дискриминацией стал общенациональный марш негритянского населения в Вашингтоне в августе 1963 г. Эта идея была реализована вопреки попыткам правительства Дж. Кеннеди отговорить негритянских лидеров от подобной массовой акции. В ходе нее негритянские лидеры были приняты в Белом Доме. После этого они выступили перед 200 тыс. своих сторонников. Характерно, что именно после этого мероприятия правительство начинает более серьезно относиться к проблеме расовой дискриминации и принимает более действенные меры. Одной из них становится принятие закона о гражданских правах 1964 г.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»