WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

1. Соединение двух литературных лексем и образование формально усредненной единицы, соединения, которое в содержательном плане ведет к появлению совершенно нового явления художественной действительности: господарищ /господин/ + /товарищ/, апофегей /апофеоз/ + /апогей/, рыгалето /Риголетто/ + /рыгать/ (Ю. Поляков);

гнусеология /гносеология/, /гнусность/ и /идеология/ (Ю. Алешковский).

2. Соединение литературной, а в некоторых случаях и жаргонной лексемы с распространенным, характерным для многих слов русского языка корнем (или суффиксоидом – постоянной составной частью многих сложных слов): членовоз /член политбюро/ + /-воз-/, бугровоз /бугор/ + /-воз-/, трепология /треп/ + /-логия/, (Ю. Поляков).

3. Контаминирование устойчивых сочетаний: данная группа особенно ярко демонстрирует возможности второго принципа языковой игры и касается не только контаминирования, но и модификации фразеологических сочетаний: скатерть-самопьянка /скатертьсамобранка/ + /пить/ (Ю. Поляков).

Параграф «Формально-семантическая трансформация устойчивых оборотов» содержит характеристику единиц, участвующих в языковой игре и касающихся второго принципа – особого типа особого типа устойчивых сочетаний, преобразованных и модифицированных. Писатели устойчивых сочетаний, преобразованных и модифицированных вовлекают в языковую игру фразеологические обороты /камень, который, по выражению евангелиста, выкинули строители, но который, тем не менее, стал краеугольным в новом здании российской государственности (В. Пелевин)/, пословицы и поговорки /по одежке встречают… Но провожают, разумеется, не по уму, а по тому, что давно уже в нашем вывихнутом мире успешно заменяет ум – по словам/ (Ю. Поляков)/, крылатые слова и выражения /учитесь, Елена Павловна, властвовать собой… А то ученики будут властвовать вами (Ю. Поляков)/, идеологические формулы /за ум, честь и совесть нашей эпохи – за конъюнктуру рынка (Ю. Поляков)/, речевые штампы, разговорные клише /лечащий враг (Ю. Алешковский)/ и рекламные слоганы /новое поколение в своей массе выбирает все-таки пиво (В. Пелевин)/.

Область устойчивых оборотов русского языка как ничто другое подвержена игровым модификациям.1. Контаминирование фразеологизмов: мастерски тащить одеяло на себя, но не качать при этом лодку (Ю. Алешковский).

2. Наиболее популярный, распространенный прием в литературе – замена одной части или одного компонента выражения другим: все человеческое ему совершенно чуждо (В. Войнович); О времена! О цены! (Ю. Поляков).

3. Лексическое изменение существующих пословиц, цитат с сохранением исходной синтаксической структуры, в результате которого возникает синтаксический параллелизм исходного и трансформированного выражений: в человеке должно быть партийно все: и личное дело, и глаза, и мысли, и духовная активность… (Ю. Алешковский);

– Не мы с вами этот рынок придумали… Но в рынке жить… – По-рыночьи выть! – подсказал из зала Джедай (Ю. Поляков).

4. Расширение контекста общеизвестной фразы: она станет настоящей горожанкой, резкой, стремительной, прошедшей огонь магазинных очередей и общественного транспорта, ледяную воду равнодушия положительных холостых мужчин и медные трубы уважения заводской администрации…» (Ю. Поляков).

Состав компонентов любого общеизвестного выражения отличается устойчивостью и цельностью. Естественно, любое изменение в смысловом значении или в структуре будет восприниматься как «фразеологический неологизм» [Н.М. Шанский 1972: 186].9 Игровые «устойчивые» трансформанты возникают как окказионально-речевые варианты традиционных устойчивых оборотов, а их неологичность реализуется в рамках ранее существующих устойчивых выражений на фоне узнаваемого контекста.

Глава третья «Характеристика приемов языковой игры через призму прагматики» посвящена приемам языковой игры, не содержащим в своей основе авторских неологизмов, то есть речь идет лишь об окказиональном употреблении нормативных единиц.

Основные приемы трансформации фразеологизмов выделил Н.М. Шанский: Шанский Н.М.

Лексикология современного русского языка. Пособие для студентов пед. институтов. Изд-е 2-ое, испр. – М.: Просвещение, 1972. – С. 258-265.

Шанский Н.М. Лексикология современного русского языка. Пособие для студентов пед.

институтов. Изд-е 2-ое, испр. – М.: Просвещение, 1972.

Аномальность проявляется при употреблении литературных единиц в необычном контексте.

В параграфе «Прагматические ситуации как условие функционирования приемов языковой игры» рассматривается игра с точки зрения прагматики, так как изучение художественной речи предполагает прежде всего обращение к проблеме выбора языковых единиц, функционирования литературной и внелитературной лексики и фразеологии, изучение способов трансформации и преобразования семантики стандартных языковых знаков. Следовательно, языковая игра в произведениях современных авторов – это не только рождение окказиональных единиц, но это и окказиональное употребление окказиональное употребление общеизвестных литературных единиц, поскольку прагматический выбор общеизвестных литературных единиц, единицы – это функционально-ситуационный выбор.

В центре прагматического направления современной лингвистики – адресант со своим видением окружающего мира (Ю.С. Степанов, В.З. Демьянков, Н.Д. Арутюнова, Е.В. Падучева, Л.А. Новиков);

взаимодействие адресанта и адресата, а также воздействие на последнего (И.П. Сусов, Л.А. Киселева); условия адекватного, целенаправленного и эффективного выбора языковых единиц (В.Г. Колшанский, В.И. Заботкина, И.М. Кобозева, Э.С. Азнаурова А.А. Леонтьев, Л.А. Новиков). Зачастую прагматическое значение слова приравнивается к коннотативному компоненту лексического значения слова или различного рода ассоциациям (Ю.Д. Апресян, Л.А. Новиков, Л.А. Киселева, И.М. Кобозева, В.И. Заботкина), но В.З. Демьянков приравнивает языковую функцию к подтипу прагматического значения, И.П. Сусов отмечает, что прагматика несет в первую очередь субъективность, Н.Д. Арутюнова пишет о прагматическом значении слова как о значении, которое выводится или интерпретируется в речевой ситуации. Учитывая указанные точки зрения, можно сделать вывод о том, что прагматическую информацию объективнее, убедительнее и точнее было бы называть не прагматическим значением слова, а прагматическим смыслом, тем более зачастую прагматическая сила слова становится явной лишь в контексте устного или письменного высказывания, особенно если в значении слова или устойчивого выражения содержится дополнительная информация: коннотации, подтекст, двусмысленность.

Перед прагматикой встает и вопрос определения интересных типов контекстов и соответствующий отбор языковых средств для их реализации. Соответственно, типологию прагматических ситуаций можно представить в двух видах: прагматически нейтральные ситуации и прагматически осложненные. Прагматическая ситуация, осложненная языковой игрой, – это речевая или языковая ситуация, отличающаяся выразительностью и эмоциональностью, порой ироничной окраской, порой субъективностью, включающая эксплицитную и имплицитную информацию, иносказание, оценку говорящего, аллюзии и образные ассоциации. Перечисленные параметры, характеризующие ситуацию языковой игры, создают игровой прагматический контекст, который либо формирует новую окказиональную единицу, либо, используя богатые возможности языка, формирует окказиональное употребление нормативных.

Приемы языковой игры, рассмотренные во второй главе, основанные на изменении формы и семантики, являют собой прагматически осложненные ситуации, использующие индивидуально-авторские неологизмы и окказионализмы. Такие приемы языковой игры, как контаминация, суффиксация или конфиксация, фразеологическая модификация, являются частью прагматических ситуаций, где именно ситуация предопределяет рождение нового слова, а контекст, в свою рождение очередь, помогает раскрыть сущность игровой единицы.

В параграфах данной главы исследования рассматривается проблема окказионального употребления литературных языковых знаков. В этом употребления случае прагматика наиболее ярко проводит аналогии между сказанным и подразумеваемым. Подобные имплицитные высказывания основываются на общепринятых ассоциациях или аналогиях, но обладают при этом индивидуальным преломлением, благодаря чему и возникает языковая игра, возникает ернический подтекст, так как сталкиваются два смысла, два мироощущения.

В параграфе «Индивидуально-авторские употребления языковых единиц при объяснении игровой этимологии» представлен следующий, третий принцип языковой игры, где план выражения языковой единицы план выражения языковой единицы остается неизменным, а план содержания трансформируется.

остается неизменным, а план содержания трансформируется.

Схожее звучание единиц русского языка неизбежно обращает на себя внимание и зачастую приводит к столкновению разных значений, а иногда и к семантическому преобразованию одного из слов. Семантика приобретает ироничную окраску через столкновение искусственно привнесенного содержания с нормативным значением, зафиксированным словарями. В языковой игре наиболее яркими примерами этого может служить игровая этимология (Ю.В. Откупщиков называет это явление игровая этимология народной этимологией, Л.А. Булаховский и Р.Р. Гельгардт – ложной этимологией, Б.Ю. Норман – энтимологией, Н.Ф. Алефиренко – псевдонародной этимологией) и изменение толкования общеизвестной изменение толкования общеизвестной литературной единицы.

литературной единицы 1. Примеры игровой этимологии разделены на два подтипа:

сближение значений неродственных слов через формальное созвучие и рождение якобы производного слова посредством разделения его на составляющие – два самостоятельно существующих слова.

• В первом случае мотивировка обыгрываемого слова указывает на ассоциативный характер содержательного плана посредством фонетического или морфемного плана: звуковая оболочка обусловливает в этом случае лексическое значение слова, и игра основана на случайном звуковом сходстве слов: заматерела /закостенеть/ и /стать матерью/; потянулись томительные прения, произошедшие от слова «преть» (Ю. Поляков).

• Второй подтип народной этимологии определяется тем, что нагрузка переносится на внутреннюю форму слова: соотношение значений слов, вычлененных из оболочки обыгрываемого, ложится в наименование предмета, явления. Посредством сближения указывается причина, по которой значение оказалось выражено именно этим сочетанием звуков: тачанка – /touch Anka/; товарищи (В. Пелевин). Данное явление основано на генерации и экспликации искусственно созданного, придуманного значения, якобы отражающего внутреннюю форму слова.

2. Иронический эффект создается и путем столкновения эксплицированного искусственного значения и остающегося в импликации реального значения. Благодаря этому современные писатели активно пользуются возможностью формирования новой дефиниции через узуальную оболочку слова, чем реализуют право широкого включения в текст художественного произведения своего видения того или иного явления, предмета: Митинг – это такое мероприятие, когда собирается много народу и одни говорят то, что не думают, а другие думают то, что не говорят (В. Войнович); Этим-то и воспользовались конкуренты АО ДДД, подкупив одного журналиста, до сих пор слывшего неподкупным, ибо заламывал он уж очень высокие цены (Ю. Поляков).

Данные языковые единицы получают конкретную стилистическую нагрузку, имеют ситуативную или контекстуальную обусловленность, новые неологичные значения осмыслены через современные аллюзии и представления. Подобная игра ведет к расширению семантического пространства языкового знака за счет ассоциаций.

В параграфе «Каламбур как традиционный прием языковой игры в художественном тексте» проанализированы формы языковой игры, основанные на сохранении традиционной формы слова и привычной сохранении традиционной формы слова и привычной семантики, но использующие столкновение лексических значений семантики, языковых единиц, следовательно, и столкновение смыслов, что наиболее ярко проявляется в таком языковом явлении, как каламбур, а также в каламбур непредсказуемых и разнообразных прагматических оксюморонах. Особое прагматических оксюморонах место, помимо моносемных слов, в языковой игре отводится единицам неоднозначным. В результате комплексного взаимодействия семантики таких языковых единиц друг с другом и с контекстом произведения может происходить окказиональное нерегулярное осложнение и преобразование смыслов языковых знаков.

Подвижность и скрещивание сигнификатов в контексте позволяет создать каламбур – определенную, семантически закрепленную схему, а устойчивость содержания языкового значения помогает понять ее, поэтому отличительной чертой каламбура является намеренное создание языковыми средствами двоякого понимания какой-либо фразы. В каламбуре присутствует намеренное использование омонимии, полисемии и звукового сходства слов для создания игры смыслов.

1. Омонимия:

• омонимия слов: министр «социального презрения (Ю. Поляков);

• омонимия свободных и устойчивых выражений: в автомашинах ответственных и безответственных работников нашего края (Ю. Алешковский).

2. Игровой эффекта достигается и столкновением различных значений многозначных слов:

• прямое и переносное:

– А кстати, вам нужен острый материал о работе с подростками – Острый материал всегда нужен, но только такой, чтобы не проколоться… (Ю. Поляков).

• общеупотребительное и ограниченное в употреблении (специальное):

«Я спросил, не помнит ли она моего деда.

– Доктора Припоминаю, он мне еще гнойник на ноге отказался вырезать, направил в больницу.

Объяснять ей, что дед – доктор искусствоведения, было бесполезно» (П. Алешковский).

• в современных литературных текстах, в отличие от классических произведений XIX – нач. XX века, каламбур использует уже и слова, находящиеся в субстандарте: если у меня крыша поедет, ты тогда тоже без крыши останешься (В. Пелевин).

Комизм описанных выше ситуаций построен на разном понимании и восприятии информации и, в конечном счете, на нахождении единого знаменателя. Эти примеры, касающиеся лексического уровня, свидетельствуют о важности текстового окружения для какой-либо лексемы, так как лексическое значение во многом определяется именно контекстом.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»