WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

В четвертом параграфе главы проводится сравнительно-правовой анализ наказуемости преступлений в сфере компьютерной информации. На взгляд автора, российским законодателем предусмотрены весьма мягкие санкции за совершение преступлений в сфере компьютерной информации, принимая во внимание, к примеру, какими серьезными могут быть последствия неправомерного доступа к такой информации не только для какой-либо компании, но и для национальной безопасности. Но подобная мягкость санкций характерна не только для России, что подтверждается примерами из зарубежного законодательства.

Третья глава «Международное сотрудничество в борьбе с компьютерными преступлениями» посвящена изучению и анализу основных направлений и тенденций международного сотрудничества в сфере борьбы с компьютерными преступлениями и состоит из двух параграфов.

Значительная доля преступлений в сфере компьютерной информации совершается с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, что является одной из причин активного международного сотрудничества различных стран в борьбе с данным видом преступности.

Наиболее плодотворная деятельность с выработкой действенных международных механизмов (применимых и для Российской Федерации) проводится в рамках Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Интерпола, Группы Восьми (G 8), Совета Европы, ООН, СНГ.

В рамках такого сотрудничества можно выделить два основных направления:

1) определение понятия «компьютерное преступление» и выделение видов таких преступлений;

2) выработка согласованных мер по борьбе с такими преступлениями.

В первом параграфе приводится историческая справка по вопросу выработки необходимых понятий («компьютерное преступление», «преступление в сфере компьютерной информации», «киберпреступление») и выделении категорий таких преступлений. Рассмотренные основные международные документы наглядно показывают, как менялись понятийный аппарат и содержательное наполнение компьютерных преступлений. Можно сказать, что в соответствии с международными нормами к компьютерным преступлениям относится весьма широкий спектр деяний, включая и преступления в сфере компьютерной информации в строгом смысле этого слова. Однако не все эти деяния были восприняты в национальных уголовных законах (так, в УК РФ лишь часть таких деяний отнесена к уголовно-наказуемым).

В марте 2001 года был представлен доклад Комиссии по предупреждению преступности и уголовному правосудию ООН, в котором все компьютерные преступления были классифицированы следующим образом:

1) Преступления, совершаемые против технологий и их пользователей, - несанкционированный доступ к компьютерам или информационным системам; несанкционированное использование информационных систем;

несанкционированное прочитывание, копирование и использование данных;

создание и распространение вредоносных программ; компьютерный вандализм или саботаж.

2) Традиционные преступления, совершаемые с использованием компьютерных или коммуникационных технологий, - преступления, связанные с информацией незаконного содержания; похищение человека с использованием сети Интернет; мошенничество; коммерческий или промышленный шпионаж; преступления, связанные с нарушением прав интеллектуальной собственности; игорный бизнес; легализация средств, полученных преступным путем.

3) Использование компьютерных технологий для поддержки другой преступной деятельности.

Рост компьютерной преступности, включая преступления в сфере компьютерной информации, и необходимость согласованного подхода государств к выработке уголовно-правовых и уголовно-процессуальных процедур, направленных на борьбу с ней, привели к созданию в 1997 году Комитетом Министров Совета Европы Комитета экспертов по преступности в киберпространстве. По результатам этой работы в 2000 году был разработан проект Конвенции Совета Европы по киберпреступности.

Конвенция была открыта к подписанию до 23 ноября 2001 году в Будапеште и вступила в силу 18 марта 2004 году. По состоянию на 7 апреля 2007 года Конвенцию ратифицировали 19 государств.Европейская Конвенция по киберпреступности является комплексным документом, содержащим нормы различных отраслей права: уголовного, уголовно-процессуального, авторского, гражданского, информационного.

В Конвенции не дается определения понятия «компьютерное преступление» или «преступление, связанное с использованием компьютерных технологий», которые использовались в принятых ранее международных документах. В документе используется понятие «киберпреступление», содержание которого раскрывается с помощью перечня, включающего в себя:

1) деяния, направленные против компьютерной информации (как предмета преступного посягательства), 2) деяния, посягающие на иные охраняемые законом блага, при этом информация, компьютеры и т.д. являются одним из элементов их объективной стороны, выступая в качестве, к примеру, орудия их совершения либо составной части способа их совершения или сокрытия.

В ноябре 2005 года Президент Российской Федерации поручил МИД России подписать Конвенцию Совета Европы по киберпреступности года.

Признавая ценность Конвенции Совета Европы как международного механизма, способствующего гармонизации законодательства европейских стран, многие российские эксперты, однако, посчитали, что ряд положений Конвенции содержат иные правила, чем предусмотренные российским законодательством. Это касается, в частности, предоставления трансграничного доступа к хранящейся компьютерной информации с соответствующего согласия ее обладателя или к общедоступной Албания, Армения, Босния и Герцеговина, Болгария, Хорватия, Кипр, Дания, Эстония, Франция, Югославия, Исландия Литва, Нидерланды, Норвегия, Румыния, Словения, Македония, Украина, США.

См. текст: www.conventions.coe.int/Treaty/en/Treaties/Html/185.htm информации. Российские правоохранительные органы посчитали, что пункт b статьи 32 Конвенции при определенных условиях позволяется правоохранительным органам одного государства-участника Конвенции проводить оперативно-розыскную деятельность на территории другого государства-участника без его согласия, что рассматривается как угроза национальной безопасности, и вмешательство во внутренние дела страны. С учетом этого обстоятельства, а также того, что до момента решения Россией вопроса о подписании и ратификации Конвенции ни одно государство Группы Восьми ее не ратифицировало Конвенцию (в январе 2006 года ее ратифицировала Франция, затем в сентябре 2006 года США), было сочтено возможным ограничиться пока подписанием Конвенции и определиться с ее ратификацией позже. При этом в соответствии с Конвенцией, к ней нельзя делать оговорок. Исходя из этого, Россия должна была подписать Конвенцию с заявлением об ограничении ее действия Конвенции. Однако по состоянию на 1 апреля 2007 года МИД России указанную Конвенцию не подписал.

Учитывая, что обеспечение международного сотрудничества невозможно без согласованных норм уголовного права в отношении компьютерных преступлений, а также без выработки универсальных согласованных процедур взаимодействия правоохранительных органов при расследовании таких преступлений, автором высказывается мнение о необходимости скорейшего присоединения России к Конвенции Совета Европы по киберпреступности.

Во втором параграфе главы проводится анализ процесса выработки согласованных мер по борьбе с компьютерными преступлениями.

На Десятом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 2000 году отмечалось, что быстрое распространение новых информационных технологий сопровождается их использованием в преступных целях и неспособностью государств и иных организаций справиться с возрастающим количеством юридических проблем как национального, так и международного характера. Особо подчеркивалось, что расширение и усиление международного сотрудничества в области предупреждения преступлений, связанных с использованием информационных технологий, и борьбы с ними будут способствовать обнаружению, преследованию и задержанию правонарушителей и тем самым повысят эффективность деятельности государств-членов, направленной на борьбу с различными формами транснациональной преступности, связанной с быстрым распространением новых информационных технологий.

Страны-участницы Тунисского этапа Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества в конце 2005 года призвали правительства в сотрудничестве с другими заинтересованными сторонами разработать необходимое законодательство, предусматривающее проведение расследований и уголовное преследование компьютерных преступлений, используя существующую нормативную базу, например резолюции 55/63 и 56/121 Генеральной Ассамблеи ООН о борьбе с преступным использованием информационных технологий и, особенно, Конвенцию Совета Европы по киберпреступности.

На сегодняшний день при выработке согласованных мер противодействия компьютерным преступлениям особое внимание на международном уровне уделяется следующим вопросам:

1) обнаружение и идентификация нарушителя, совершившего компьютерное преступление;

2) получение доступа к содержанию передаваемых сообщений;

3) международное сотрудничество в области сбора доказательств и помощь в случае, если сотруднику правоохранительных органов из одной страны требуется доступ к компьютеру в другой стране для получения доказательств (т. е. «трансграничные оперативно-розыскные мероприятия»);

4) налаживание сотрудничества между государственными органами и соответствующими заинтересованными представителями бизнес сообщества (например, интернет-провайдерами).

Группой Восьми в 2000 году был принят План действий из основополагающих пунктов по противодействию компьютерной преступности, который, среди иных мер, предусматривал рассмотрение вопросов, связанных с компьютерной преступностью, при подготовке соглашений о правовой помощи, а также рассмотрение методов сохранения электронных доказательств и их представления в рамках иностранного уголовного судопроизводства и установление судебных и других технических стандартов в отношении обеспечения информационной безопасности и использования электронных доказательств в ходе судебного разбирательства.

В этой связи в диссертации рассматривается проблема сохранения данных о трафике как электронных доказательств совершения преступления.

В случае расследования компьютерного преступления оперативное сохранение и раскрытие таких данных может потребоваться для прослеживания маршрута сообщения, для сбора дополнительных доказательств и выявления подозреваемого, прежде чем эти данные будут удалены. Обычных процедур сбора и раскрытия компьютерных данных иногда недостаточно. Приводятся примеры из международного и зарубежного законодательства в области обеспечения сохранности электронных доказательств, требований к интернет-провайдерам, механизмов взаимодействия правоохранительных органов разных государств.

В заключении диссертационного исследования автором подводятся итоги работы, формулируются основные выводы, сделанные в ходе исследования.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

1. Зинина У.В. Федеральный закон «О персональных данных»:

принципы регулирования и механизмы реализации//Хозяйство и право. г. № 3 (0,8 п.л.).

2. Зинина У.В. Готовится Закон о персональных данных//Главная книга. 2005 г. № 20 (0,3 п.л.).

3. Зинина У.В. Международное сотрудничество в сфере борьбы с компьютерными преступлениями//Право и безопасность. 2005 г. № 3 (0,п.л.).

4. Зинина У.В. Проблемы борьбы с преступлениями в сфере компьютерной информации в России//Молодежь в юридической науке.

Выпуск пятый. М.: Академический правовой университет. 2004 г. (0,4 п.л.).

5. Зинина У.В. Проблемы борьбы с киберпреступностью/Проблемы эффективности борьбы с преступностью в России (материалы научнопрактической конференции)//Государство и право. 2003 г. № 11 (0,1 п.л.).

6. Зинина У.В. Международное сотрудничество в сфере борьбы с компьютерными преступлениями//Молодежь в юридической науке. Выпуск четвертый. М.: Академический правовой университет. 2003 г. (0,5 п.л.).

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»