WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

милитаризация хозяйства; 4. хозяйственное планирование; 5. строгий учет и контроль; 6. непосредственное участие профсоюзов в организации труда; 7.

усиленная пропаганда трудовой политики проводимой государством.

Однако, это не означало существования полного единства во мнениях об организации труда, что отразилось на практике. Сама жизнь вносила свои коррективы, вследствие которых были определены основные формы социалистического труда.

Второй параграф «Формирование системы трудовых отношений в годы первых преобразований и гражданской войны». Весь процесс организации трудовых отношений в рассматриваемый период можно разделить на ряд этапов. Первый этап - январь 1918 - январь 1919 гг. – начинается с опубликования «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа», введения рабочего контроля на предприятиях.

Всеобщая трудовая повинность вводится как способ уничтожения разрухи в стране и распространяется первоначально на нетрудовой элемент. Летом г. в рамках национализации промышленности труд становится обязанностью для всех. Создаются инспекции труда, а осенью провозглашается запрет на отказ от предлагаемой работы и вводятся трудовые книжки. С опубликованием в 1918 г. КЗоТа окончательно оформляется всеобщая трудовая повинность. Второй этап - начало 1919- начало 1921 гг. – характеризуется введением массовых мобилизаций населения. По сравнению с предыдущим периодом расширяются и категории привлеченных к труду. В этот период оформляются и основные виды коммунистического труда – субботники, трудовые армии и массовые мобилизации населения. Уже к середине 1920 г. в состав трудовых армий будет включена большая часть трудобязанного населения. В начале 1920 г. вводятся дисциплинарные суды, что явится еще одним способом ужесточения трудовой политики. 1920 г.

станет критическим в снабжении и распределении продовольствия, что еще больше усугубит общий продовольственный кризис в стране и приведет к пересмотру сложившейся системы трудовых отношений и отходу от мер политики «военного коммунизма». Третий этап - март 1921- 1922 гг. – характеризуется общим изменением государственной экономической политики, что, естественно, повлияет на систему организации трудовых отношений. Заново создается рынок труда, отменяется всеобщая трудовая повинность, трудовые армии расформировываются, как неэффективные, а в основе нового КЗоТа 1922 г. был положен принцип добровольного найма рабочей силы.

Советские профсоюзы в 1918-1922 гг. были инструментом в системе трудовых мобилизаций, всеобщей трудовой повинности, борьбы с трудовым дезертирством, пропагандировали меры советских ведомств труда и, в последнюю очередь, были органами защиты и регулирования прав и интересов самих рабочих.

Однако, даже при использовании всех выше обозначенных чрезвычайных мер, стало очевидно, что страна уже к 1920 г. погрузилась в глубочайший экономический кризис. В результате государство к 1920 г.

получило огромные армии разутых и раздетых полуголодных людей, большая часть которых превратилась в вынужденных дезертиров труда. Экономика не была восстановлена, зато большевистские руководители добились окончательного установления советской власти, с помощью методов принуждения использованных в организации трудовых отношений. Именно принуждение и страх, как ни парадоксально, были неотъемлемой частью всех вышеозначенных мер, а не всеобщая трудовая повинность, не трудовые армии, не субботники, не проведение массированной идеологической пропаганды, не изменение в системе оплаты труда, в области премирования и применения дополнительных поощрений. Конечно, в тех условиях, в которых оказалось государство в тот момент, сложно было действовать с помощью «пряника», но, однако, и «кнут» нельзя было использовать в качестве единственно правильного решения.

Переход государства к НЭПу потребовал изменений и в сфере труда.

Роспуск в 1921 г. трудовых армий, появление в 1922 г. нового КЗоТа, переход к свободному найму и отмена положения «Кто не работает, тот не ест» изменили принципы осуществления трудовой политики, однако окончательно избавляться от принуждения государство не собиралось, так как, по мнению советских лидеров, между принуждением и социалистическим государством можно ставить знак равенства.

Провозглашенные первоначально руководителями РКП(б) и советского государства способы выхода из экономического кризиса из временных превратились в тот фундамент, на котором в первые годы советской власти строилась система трудовых отношений в стране, в каждом регионе с учетом местной специфики.

Вторая глава – «Становление системы трудовых отношений на Урале» определяет основные формы и методы проводимых мер в системе принудительного труда с помощью анализа деятельности местных органов власти по привлечению населения к «организованному труду».

Первый параграф «Формы и методы организации труда в уральской промышленности» посвящен исследованию процесса организации труда на Урале, который в целом соответствовал формирующейся системе трудовых отношений в Советской России. Организация трудовых отношений в условиях становления советского государства началась сразу же с национализации ряда уральских предприятий в конце 1917 г. и была прервана гражданской войной. В результате на протяжении всего 1918 г. и до августа 1919 г. Урал был исключен из системы формирования новых принципов организации труда в стране, т.к. существовавшие на его территории антибольшевистские правительства диктовали свои условия. Поэтому, наряду с восстановлением советской власти, руководству страны пришлось реанимировать разоренную войной промышленность и заниматься организацией труда. Появились новые категории трудобязанных, ранее не привлекавшихся к трудовым повинностям, что вносило ряд проблем в ходе трудовых мобилизаций.

К концу 1919 г. были восстановлены губернские отделы труда и их уездные и волостные подразделения. Однако работа в этих органах была налажена слабо, а сами работники мобилизационно-трудовых органов зачастую оказывались крайне некомпетентными. Соответственно проведение трудовой повинности было крайне осложнено. К моменту появления I Трудовой Армии на Урале был образован областной комитет по проведению всеобщей трудовой повинности, который объединил деятельность всех трудовых органов и внес некоторый порядок в их работу, что положительно сказалось в пользу увеличения производительности труда. Массовые мобилизации 1919 - 1920 гг. были щедро дополнены проведением субботников, организованных на Урале в 1919 г. и захвативших своим энтузиазмом практически все население. Пафос субботников закончился, как только они стали сверхурочными обязательными работами в общей системе принудительного труда. На Урале субботникам отводилось особенное внимание, поскольку именно благодаря подобным мероприятиям были восстановлены железнодорожные пути, мосты, очищены от грязи и нечистот города, восстановлен транспорт и т.д.

В результате Урал стал одним из основных промышленных регионов в условиях «военного коммунизма» и общей разрухи и еще незаконченной гражданской войны. Именно последний фактор повлиял на дальнейшее использование трудовых ресурсов Урала в организационных рамках Первой революционной армии труда.

Второй параграф - «Деятельность местных органов власти по привлечению населения к «организованному труду»» - посвящен рассмотрению региональных особенностей проведения трудовых мобилизаций на Урале. Немаловажную роль сыграло положение Урала, как региона, сконцентрировавшего значительную часть промышленных предприятий страны.

Методы управления трудовыми ресурсами, сложившиеся в годы «военного коммунизма» явились не мобилизующими, а, напротив, дезорганизующими и нивелировали отношение к труду у большинства трудобязанного населения. Недовольство было порождено несколькими факторами. Прежде всего, это несоблюдение местными органами власти норм центрального законодательства в сфере организации трудовых отношений.

Власть на местах пыталась привлечь к труду все население Урала, начиная с малолетних детей и заканчивая инвалидами и стариками, путем принуждения. Оно не требовало ни особых знаний, ни квалификации со стороны работников местных трудовых организаций, однако соответствовал общей политике государства.

Принуждение стало основным в проведении не только трудовых мобилизаций, но и субботников. Трудобязанное население в любой момент можно было оторвать от работы и хозяйства для выполнения той или иной трудовой повинности, что приводило в деревне к разорению крестьянства и общему падению уровня сельского хозяйства в регионе, а в городе – к общему спаду в производстве.

В результате, на Урале уже в 1920 г. наблюдаются случаи массового дезертирства трудобязанного населения. Людей совершенно не пугали карательные меры со стороны государства. Гораздо проще было выживать в концентрационных лагерях или в отрядах исправительных работ, где гарантировались продовольственное обеспечение со стороны государства. В результате, именно в этот период на Урале появились первые концентрационные лагеря, целью создания которых было наказание трудовых дезертиров. Однако, даже применение таких жестких мер не смогло улучшить общую обстановку в регионе. Трудовое дезертирство не только распространилось по всему Уралу, но и получило поддержку от населения, которое предпочитало укрывать у себя сбежавших от мобилизаций. Более того, Урал к концу 1921 г. был охвачен массовыми волнениями, начиная от «итальянских» забастовок на предприятиях, заканчивая крестьянскими восстаниями.

Используемые органами власти формы организации труда – массовые трудовые мобилизации, субботники - в рамках проведения всеобщей трудовой повинности не решили поставленной задачи:

восстановление экономики региона и помощь бедствующим районам страны.

В третьем параграфе - «Первая Революционная армия труда, как центр организации всеобщей трудовой повинности на Урале» проанализирован процесс создания, деятельности и эффективности I Революционной армии труда.

Главной особенностью региона явилось слияние к началу 1920 г.

общей системы организации труда с новой формой - Первой трудовой армией, создание которой и сформировало дальнейшие приоритеты в трудовых отношениях Урала.

Практически весь Урал подвергся всеобщей милитаризации, в ходе которой военные методы управления распространились, прежде всего, на сферу трудовых отношений. Через несколько месяцев Первая трудармия состояла в большей степени из привлеченных по трудовой повинности граждан губерний Урала, а не из красноармейцев. Соответственно, местное население в основном и вынуждено было выполнять все задания, предназначенные для трудармии. Для советского руководства подобный способ управления трудовыми ресурсами региона был достаточно удобен, но всеобщий труд, основанный на принуждении и военной дисциплине, был эффективен только в отдельных случаях, но не повсеместно. Трудармейцы же использовались повсеместно, более того, необходимости в такой громоздкой и дорогой в содержании трудовой армии не только не облегчало, а создавало дополнительные трудности для государства.

Уже в середине 1920 г. Первая трудармия ощутила недостаток вещевого и продовольственного снабжения, отсутствие необходимых условий содержания трудармейцев. Эпидемии и голод в трудовых отрядах породили сначала отказы рабочих выполнять трудовые задания в виде забастовок, а затем и массовое дезертирство трудармейцев.

К концу 1920 г. Первая трудовая армия не только не приносила прибыли региону, а стала обузой для государства. I РАТ стала основным катализатором экономической катастрофы региона. Она не смогла ни изменить ситуацию в проведении трудовых мобилизаций, ни установить общую дисциплину среди трудмобилизованных, ни улучшить экономическое положение Урала. Она могла быть использована в качестве дополнительного способа организации трудовых отношений и метода выхода из экономического кризиса, но не наоборот, как эта попытка была сделана созданием I РАТ.

Подводя общий итог деятельности Первой трудовой армии, можно выделить следующие причины её неэффективности:

1. Несогласованная работа органов труда, которые либо дублировали работу друг друга, либо не функционировали;

2. Отсутствие полной информации о спросе и предложении рабочей силы в процессе трудовых мобилизаций;

3. Попытка применить трудовые мобилизации повсеместно во всех сферах трудовой хозяйственной деятельности;

4. Частые переброски рабочих с одного места на другое, непостоянство состава трудармии;

5. Применение в трудовой политике принудительных методов привлечения к труду;

6. Отсутствие реального экономического стимула для привлечения к работе мобилизованных и повышения производительности труда, и, как следствие, отсутствие материальной заинтересованности;

7. Необеспеченность трудобязанного населения минимальным набором обмундирования и продовольствия для поддержания допустимого для работы уровня существования;

8. Отношение власти к трудовому населению как к неисчерпаемому ресурсу;

9. Огромные убытки государства по содержанию каждого трудармейца, даже при условии минимальной оплаты его труда.

Роспуск в начале 1922 г. Первой трудовой армии, был осложнен кризисом в снабжении продовольствием и обмундированием трудармейцев, а также внутренними противоречиями в организации и деятельности трудовых органов. Эти сложности стали еще одним подтверждением того, что использование трудовых армий возможно только для некоторых работ, которые рассчитаны на короткий срок, не требуют специальной квалификации и являются экономическими выгодными.

В заключении подводятся основные итоги исследования.

Процесс организации трудовых отношений первых лет советской власти отражал идею создания новой советской модели экономики, основанной на всеобщем государственном регулировании посредством принуждения, что отвечало идеологии большевиков, направленной на создание государства-фабрики.

В основу организации системы труда на Урале были положены общие принципы и методы осуществления трудовой политики рабоче-крестьянского правительства в первые годы советской власти. Особенностью осуществления трудовой политики большевистского руководства в рассматриваемый период стала реализация на практике теоретических воззрений большевиков о принуждении в процессе организации труда.

Организация труда для большевиков являлась способом выживания и укрепления новой власти, и только потом восстановления народного хозяйства. Соответственно, вопрос о целесообразности и эффективности для экономики страны не являлся главным.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»