WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Звуки Евангелiе от Евангелiе от Азбука Евангелiе от Азбука удм. Матфея Марка (Глаз.) Матфея (Сар.) (Сар.) Большая пестрота графических знаков (до 46 графем), использованных в памятязыка (Глаз.) (Глаз.) никах, составленных на латинице, может быть объяснена стремлением исследо (2) э, е, о э, е, о э, е, о э, е э, е вателей предельно точно фиксировать на письме фонетические особенности ы (+) ы ы ы ы ы удмуртских слов. В 1769 году было опубликовано первое удмуртское стихотвои, ы и и, ы и, ы и, ы – иниц. ы рение, написанное с помощью кириллических букв, а издание в 1775 году жи, ши жи, ши жи, ши жи, ши жи, ши – жы, шы удмуртской грамматики под названием «Сочиненiя принадлежащiя къ С + и С + и С + и С + и С + и – С' + ы г (g) г г г, g г г, g грамматикm вотскаго языка» окончательно укрепило позицию кириллицы в й- (j2-) э, е э, е э m, э, е е обозначении удмуртских звуков. Письменные памятники, написанные или йы- (j+) и, ю и ю и и изданные после выхода грамматики 1775 года, для передачи удмуртской речи љ (‹) дж дж ж, дж дж ж использовали кириллическую графику с добавлением некоторых латинских њ (›) дз дз дз, з дз дз, з и/или греческих графем. Алфавит впервые был напечатан в Азбуках на ч (C) ц, ч ц, ч ц, ч, с ц, ч ц, с, ч глазовском и сарапульском наречиях в 1847 году.

џ (©) ч ч ч ч ч В разделе «Становление и развитие удмуртской «орфографии» в XVIII d () ув ув ув ув ув – первой половине XIX века» рассматриваются особенности написания слов в ранних памятниках письменности указанного периода. В них орфографии как Из элементов орфографии в Евангелиях и Азбуках 1847 года издания нормы в прямом смысле слова еще не было, но была налична определенная можно выделить следующие: 1) написание сочетания жы, шы через жи, ши:

система написания слов, а значит, имелись несформулированные правила селыко-но выжи [s'2l+ko no v++] ’родъ лукавый’, ширпы-эзъ [+rp+ez] ’спицу’; 2) (элементы) орфографии. В письменных памятниках, составленных на основе обозначение палатальности д, з, л, н, с, т через ь (в абсолютном конце, а латиницы, были применены некоторые элементы правописания немецкого иногда и в середине слова): кизись-ласянь [kiz'is' las'an'] ’о сmятелm’; через языка. В частности, в словах, оканчивающихся на гласный звук, очень четко букву я (перед а): уваллянъ [al'l'an] ’прежде’; через е, ьэ и m (перед э): няньэзъ обнаруживается буква h, которая, согласно немецкой орфографии, обозначает [n'an'ez] ’хлmбовъ’, пилmмъ [pil'em] ’облако’, тиледълы [til'edl+] ’вамъ’; через долготу предшествующего гласного. Не без влияния немецкого правописания, буквосочетание i (перед о): кузiэзъ [kuz'oez] ’господинъ его’; через ю (перед возможно, удмуртские щелевые согласные з (z) и з' (z') в позиции перед у): сюлворизы [s'ulvoriz+] ’(они) просили’; через и (перед ы): утины [ut'+n+] гласным, а также в интервокальном положении обозначаются буквой s.

’сберечь’; 3) обозначение твердости согласного в конце слова, а иногда и в С появлением письменных памятников, написанных на основе кириллицы середине – перед падежным окончанием и другими (например, показателем (переводные стихотворения 1769 и 1782 года), были заложены основы принадлежности) – буквой ъ, по правилам русского правописания того (элементы) удмуртской орфографии. В ее формировании решающее значение времени: инмаръ-лэнъ [inmarlen] ’Божiй’; 4) непоследовательность обозначения имела книга «Сочиненiя принадлежащiя къ грамматикm вотскаго языка» удмуртского звука э буквой е или m после палатальных согласных и буквой э года. Конечно, орфографические правила в ней не сформулированы, но, тем не после велярных: цилкытъ дераэнъ [C+lk+t deraen] ’чистою плащаницею’, менее, предложены образцы написания слов и отдельных морфем, основанные секытъ курадзэ [s'ek+t kura››e] ’жестоко бmснуется’ 5) непоследовательность на фонетическом принципе: 1) обозначение велярности согласных конца и постановки или отсутствия дефиса в словах с притяжательными суффиксами 18 середины слова ъ; 2) передача на письме удмуртских звукосочетаний жы и шы анлауте перед -Vk(-): люкыско [l'uk+s'ko] ’разнимаю’ ~ юкиско [jukis'ko] буквосочетаниями жи и ши и др. Эти приемы написания сохраняются и в ’раздmляю, отдъляю, удmляю’.

последующих изданиях (материалы Г. Ф. Миллера, П. С. Палласа и П. Фалька) На морфологическом уровне выявляются такие явления, как: 1) употребили рукописных работах (русско-удмуртский словарь З. Кротова, грамматика ление с ы-овой огласовкой суффикса причастий «настоящего времени», образоМ. Могилина, удмуртско-русский словарь 1816 г., русско-удмуртский словарь ванных от глаголов I спряжения -ыс'(-): Дурысь [dur+s'] ’кузнецъ’, показателя 1820 г. и пятиязычный словарь 1833 г.) на удмуртском языке вплоть до формы настоящего времени 1 лица единственного числа глаголов I спряжения середины XIX века.

ыс'к-: утысько [ut+s'ko] ’лаю’ и деепричастия временного значения -кы:

В Евангелиях и Азбуках 1847 года издания все перечисленные выше визякыдъ [viz'ak+d] ’во время твоего поста’; 2) использование суффикса элементы повторяются, однако добавляются новые, присущие текстам: 1) буква множественного числа -йос после основы на гласную: киiсъ [kijos] ’руки’; 3) ъ (ер), обозначающая твердость согласного, применяется в середине слова не образование винительного падежа множественного числа имен только перед вторым компонентом сложного слова, но и перед различными существительных и некоторых местоимений с помощью суффикса -ыз: соосызъ аффиксами – падежным окончанием, показателем принадлежности, суффиксом [soos+z] ’ихъ’, юртъосызъ [jurtjos+z] ’дома’; 4) отражение особых форм компаратива прилагательных и др.; 2) наблюдается непоследовательность пространственных (приблизительноместных) падежей с компонентом -н'-:

постановки или отсутствия дефиса в словах с притяжательными суффисами и аснязъ [asn'az] ’[он, она] къ себm’.

частицами, конструкциях с послелогами, формах с падежными окончаниями, Как известно, первые переводы Евангелий были изданы на двух диалектах глаголах с частицей отрицания и др. Второе положение свидетельствует об удмуртского языка – «сарапульском» и «глазовском». Однако, Евангелия и изменении орфографии не в лучшую сторону.

Азбука на глазовском наречии содержат в себе как северноудмуртские, так и В третьем разделе главы «Диалектные особенности письменных южноудмуртские и бесермянские диалектные явления. И, наоборот, в Евангепамятников XVIII – первой половины XIX века» рассмотрены диалектные лии и Азбуке сарапульского наречия содержатся фонетические, морфологиявления, отраженные в письменных памятниках исследуемого периода. Неческие и лексические особенности как срединных говоров и южного наречия, смотря на то, что в некоторых из них об определенном месте фиксации так и северного наречия удмуртского языка. По мнению многих исследоматериала сообщается в названии (словарь З. Кротова, текстовые памятники) вателей, в ходе многолетнего перевода и подготовки к изданию Евангелий и или на страницах (материалы П. С. Палласа, грамматика М. Могилина), при Азбук шла серьезная работа по созданию наддиалектности в их языке.

анализе во многих выявляется присутствие различных диалектных стихий. Это, В четвертом разделе диссертации «Характеристика лексического состаскорее всего, объясняется тем, что при сборе лексического материала были ва памятников удмуртской письменности» анализируются лексические задействованы несколько информантов, говорящих на разных диалектах особенности письменных памятников удмуртского языка исследуемого периоудмуртского языка или тем, что слова были зафиксированы в разных местах да. Проанализированные источники содержат главным образом общеупотребипроживания удмуртов.

тельные слова из основного словарного фонда, которые функционировали в Далее исследуются фонетические и морфологические явления, отраженные указанный период. Они подчеркивают особенности общественной жизни, хов письменных памятниках удмуртского языка XVIII – первой половины XIX зяйства, быта, характерные для удмуртов в XVIII–XIX вв. В письменных века. На уровне фонетики выявлены следующие особенности: 1) выпадение памятниках отражены названия предметов, орудий, действий, способов, разных гласного звука: pgонъ [rgon] ’красная мmдь’; 2) прогрессивная ассимиляция приемов, относящихся к основным видам хозяйства, явления природы и т. д.

гласных по огубленности: Punnu [punu] ’собака’; 3) употребление в первом Письменные памятники, кроме общеупотребительных слов удмуртского слоге в позиции перед палатальными согласными и: пизь [piz'] ’мука’; 4) языка, отразили богатый пласт локальной (диалектной) лексики: Ulmo ’Яблоналичие губно-губного щелевого согласного ў, встречающегося в начале слова ко’, Цеберъ и Испай ’красота’, кема и далаикъ ’долго’, Кабанъ и Зуродъ ’стогъ’, перед гласным а: увармай [armaj] ’тесть’; 5) употребление согласного в в Неръ и Шуцо ’прутъ, лоза’ и др. Включение диалектизмов в корпус письпозиции между инициальным к и последующим гласным а или и (ква- // кви-):

менных памятников (особенно в XIX веке) связано стремлением к выработке Qvaaka [kvaka] ’ворона’, Квинь [kvin'] ’три’; 6) упрощение инлаутной (коробщенациональной нормы удмуртского языка. Использование региональной невой) консонантной группы -рСС- в -рС-: Кускертон [kuskerton] ’пояс’; 7) налексики делало тексты более понятными для широкого круга читателей.

личие в определенных словах носового согласного : Gырпунгъ [g+rpu] В памятниках письменности представлена также разнообразная этногра’локоть’; 8) употребление глухой велярной аффрикаты џ в инлауте перед фическая лексика, отражающая различные стороны жизни удмуртского народа согласным к: Вычки [v+©ki] ’кадка’; 9) параллельное употребление й и л' в двухсотлетней давности: быт, обычаи, различные кушанья, одежду, инструменты и т. п.: Aschkon ’высокий женский головной убор’, Tackj ’девичий головной 20 убор, шапочка’, кертымъ ’оброкъ’, кукли ’пирог’, туслу ’порядок, убор в вариантов написания одних и тех же форм слов; перебои в дефисном, слитном дому’, керцялъ ’кисель’ и др. или раздельном написании).

При анализе памятников ранней удмуртской письменности выясняется, что 4. В большинстве исследованных источников выявляется присутствие размногие зарегистрированные в XVIII веке слова, в современном удмуртском личных диалектных стихий. В ходе многолетней работы над переводом и языке вышли из употребления или встречаются в небольшом ареале. Такие подготовкой к изданию Евангелий и Азбук переводчиками и издателями была лексемы, как, например, Ning-goron ’женщина’, Tschintschi ’крот’, пужо проведена серьезная работа по созданию наддиалектности в их языке, которая ’пестрый’, шукысъ ’память’, бурjо ’зазубринка’ и др., по каким-то причинам не выразилась в объединении в текстах разнодиалектных форм. Сочетание в попавшие в нормативные словари удмуртского языка, необходимо включать в структуре памятников письменности северноудмуртских и южноудмуртских издания подобного рода. диалектных явлений имплицитно указывает на развитие удмуртского книжноВ письменных памятниках наряду с другими пластами лексики наличест- письменного (литературного) языка.

вуют слова, связанные с религиозными воззрениями удмуртского народа, на- 5. Письменные памятники содержат главным образом наиболее сущестпример: сиземъ нянь ’жертвенный хлmбъ’, Имаинбер ’ангелъ’, Визь ’постъ’, венные слова из основного словарного фонда, функционировавшие в курбонъ ’жертва’, Мыдоръ ’Божiя матерь’. Слова из области религии дают указанный период. Кроме этого, в исследованных источниках содержатся представление о верования удмуртов, о существовании в природе злых и доб- забытые, устаревшие, а также диалектные лексемы.

рых сил, о былых религиозных праздниках, обычаях и т. д.

Положения диссертации отражены в 30 публикациях. Основные из них В заключении излагаются основные выводы диссертации, которые можно следующие:

свести к следующему:

1. Удмуртская письменность возникла (зародилась) в первой трети XVIII Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

столетия на основе латиницы: в 1726 году немецким ученым Д. Г. Мессер1. Ившин Л. М. Традиционное и диалектное в памятниках удмуртской шмидтом был составлен рукописный дневник, содержащий солидный список письменности первой половины XIX века // Вестник Чувашского университета.

удмуртских слов (около 350 лексем), а кириллица впервые была использована 2008. № 1. С. 169–173.

для записи удмуртского стихотворения в четыре строки в 1769 году.

2. Первая грамматика удмуртского языка под названием «Сочиненiя Публикации в других изданиях:

принадлежащiя къ грамматикm вотскаго языка» положила конец колебаниям в 1. Ившин Л. М. Графические особенности удмуртско-русского словаря выборе между латинской и кириллической графическими системами в пользу Захарии Кротова // Проблемы удмуртской и финно-угорской филологии:

последней. Графика, алфавит а также некоторые элементы орфографии, заимМежвузовский сб. науч. трудов / Удм. ун-т. Каф. общего и финно-угор.

ствованные от русского правописания того времени, послужили основой при языкозн. Ижевск: Изд-во Удм. ун-та, 1998. С. 140–145.

составлении рукописных и печатных работ конца XVIII (удмуртско-русского 2. Ившин Л. М. Некоторые графические особенности переводного словаря 3. Кротова и грамматики М. Могилина) – первой половины XIX века евангелия 1847 года // Пермистика 8: Диалекты и история пермских языков во (рукописных словарей и текстовых памятников – переводов Евангелий и взаимодействии с другими языками: Сб. статей / Сыктывкар. гос. ун-т. Каф.

Азбук). Графические особенности памятников удмуртской письменности XVIII коми и финно-угор. языкозн. Сыктывкар, 2001. С. 99–103.

– первой половины XIX века, написанных на основе кириллицы, в основном 3. Ившин Л. М. Из истории изучения графики памятников удмуртской повторяются. Зачастую разница состоит лишь в количестве букв алфавитов, письменности // Материалы Междунар. науч. конф. «Актуальные вопросы примененных в письменных памятниках, и способах обозначения специфичных финно-угроведения и преподавания финно-угорских языков», посвященной 30звуков удмуртского языка.

летию преподавания венгерской и финской филологии на филологическом 3. В книге «Сочиненiя принадлежащiя къ грамматикm вотскаго языка» факультете МГУ им. М. В. Ломоносова / Культурный науч. и информационный 1775 года были предложены образцы написания слов и некоторых морфем – центр Венгерской Республики. М.: Изд-во «Валанг», 2002. С. 200–205.

элементы удмуртской орфографии. Они повторяются в последующих пись4. Ившин Л. М. Письменный памятник удмуртского языка на основе латименных памятниках: словарях, грамматиках и текстовых памятниках. Однако ницы // Пермистика 9: Вопросы пермской и финно-угорской филологии:

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»