WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Языковая категория каузативности (от лат. causa – причина) – сложная, многоплановая категория, которая отражает действительные связи между объектами внешнего мира, отмечаемые и категоризуемые сознанием как причинные, и берет свои истоки в философской категории причинности. Причинность – сложная, эволюционирующая онтолого-гносеологическая категория, прошедшая в своем развитии разные стадии: причина как «первоначало» у древних греков; телеологическая причинность периода эллинизма и средневековья; действующая, «силовая» причина в механике и философии нового времени; внутренняя, качественная причина в немецкой классической философии; агностицизм Д. Юма и позитивистов в трактовке причинности; современные вероятностные, контрфактуальные теории причинения, теории каузальных процессов и манипулируемости. В ходе своего развития категория причинности связывалась с такими мыслительными категориями, как бытие, следствие, цель, условие, время.

Современные философские и формально-логические теории оказывают влияние на лингвистические представления о причинности, находящие отражение в понятиях концепта «причина», каузальности, каузативности. Концепт «причина» – сложная, подвижная константа, на протяжении всей истории своего развертывания связанная с концептом «цель». Понятия «каузальность» и «каузативность» являются неоднозначными и представляют проблему при их разграничении. Каузальность трактуется в широком смысле – как обусловленность, т.е. сложный комплекс отношений причины, цели, условия, уступки и следствия, и в узком смысле – как выражение причинной зависимости. Категория каузативности обладает весьма спорной семантикой, отражающей близость каузативных, каузальных, целевых и результативных значений. В целом, семантика каузативности может рассматриваться в русле двух выделенных нами подходов: онтологическом – через понятия «причинности» / «причинения» (В.П. Недялков, Г.Г. Сильницкий, В.М. Аринштейн, В.Б. Вялкова, Л.Г. Ковальская, О.А. Хлебцова, Н.С. Бэрон и др.), и прагматическом – как «побуждение» (В.В. Богданов, В.Ф. Веливченко, С.Д. Кацнельсон, И.А. Наумова, А.И. Рейдель, В.В. Рябенко и др.). В последнем случае, в зависимости от ограничений на одушевленность, интенциональность каузатора, результативность каузативного воздействия, семантику каузируемой реакции, под каузативными конструкциями понимаются разные языковые явления.

В данной работе каузативность рассматривается с позиций онтологического подхода. Вместе с тем, с целью разграничения понятий каузальности и каузативности, которые при данной трактовке каузативности оказываются пересекающимися, а у ряда авторов и тождественными, каузативными конструкциями будут считаться конструкции, ядром которых является каузативный глагол (КГ). Тем самым каузативность, вслед за Е.Е. Корди, связывается с выражением причинно-следственных отношений в системе глагола [Корди 1988: 21], без ограничений на семантику отдельных элементов конструкции.

Языковая категория каузативности, понимаемая как универсальная типологическая категория, характеризуется широким набором средств выражения в разноструктурных языках (лексических, словообразовательных, морфологических, синтаксических). В исследуемых языках выделяются следующие способы передачи каузативного значения:

1. Лексический: оппозиция каузатив / некаузатив выражается противопоставлением разнокоренных лексем (лить – течь, кормить – есть, believe – persuade, die – kill).

2. Словообразовательный: пары лексем, производящая и производная, из которых первая называет некоторую ситуацию, а вторая – ту же ситуацию, только уже в качестве каузированной, с помощью корня (основы) и каузальное воздействие – словообразовательным средством (благородный – облагородить, слепнуть – слепить, beauty – to beautify, rich – to enrich).

3. Синтагматический / контекстуально-синтаксический: оппозиция некаузатив / каузатив выражается противопоставлением непереходного и переходного употребления одного и того же глагола (to grow – to grow vegetables; просидеть – просидеть брюки).

4. Лексико-синтаксический: конструкции с фактитивными (to force, to compel, заставлять, велеть) и пермиссивными (to allow, to permit, разрешать, позволять) КГ, интерпретируемыми, соответственно, через семы «заставить» и «допустить».

5. Синтаксический / аналитический (в английском языке):

грамматикализованные конструкции с формальными операторами каузативности, имеющими статус самостоятельных слов, построенные по модели X – Vcaus – Y – Z, где Х – каузатор, Vcaus – оператор каузации, представленный служебными КГ, к которым, как правило, относят фактитивные глаголы to make, to get, to have и пермиссивный глагол to let; Y – объект каузации, Z – структурно вариативный компонент конструкции, выражающий следствие, или консеквент – терминальное состояние объекта каузации.

6. Контекстуальный: He told me I could go (~He let me go); Я пошлю вам телеграмму (~Я распоряжусь, чтобы вам послали телеграмму).

Учитывая вышесказанное, в исследуемых языках выделяется функционально-семантическая категория каузативности с основным категориальным инвариантом «причинение» (особой сжатой передачей компонентов причинно-следственной связи в системе глагола) и семантическими вариантами каузации действия, состояния, бытия, обладания, качества. Данная ФСК образует микрополе каузативности в рамках ФСП каузальности.

Центральную фактитивную зону ФСП каузативности образуют аналитические и лексико-синтаксические КК с одноконстантными КГ (to make, to get, to cause, to force, to induce, заставлять, побуждать, принуждать, вызывать и т.п.), передающими только константу каузации, без уточнения способа воздействия и терминального состояния. Центральную пермиссивную зону данного ФСП формируют аналитические и лексико-синтаксические КК с собственно-пермиссивными КГ (to let, to allow, to permit, позволять, разрешать и т.п.), не осложненные семантикой отрицания. Промежуточную область образуют КК, моделируемые двух-, трех- и четырехконстантными КГ. К периферии относятся контекстуальные средства выражения каузативности.

Проблема связей имеет ключевое значение в функциональной грамматике. В полях функционально-семантического плана взаимосвязи грамматических и лексических компонентов осуществляются благодаря их содержательной соотнесенности, их способности объединяться в одном семантическом комплексе. Выражаемые в речи, такие семантические комплексы всегда представляют собой результат взаимодействия нескольких грамматических категорий в их связях с лексикой, различными типами контекстуальной и ситуативной среды.

Один из возможных видов исследования межкатегориальных связей заключается в том, что в качестве основного предмета анализа избирается определенный тип высказывания и далее изучаются взаимосвязанные категории, характеризующие этот тип высказываний [Межкатегориальные связи 1996: 4; Бондарко 2003: 24].

В данной работе в качестве объекта анализа выступают КК, образующие центральную зону ФСП каузативности и характеризующиеся наиболее устойчивыми и регулярными связями категориальных значений. Отдельные аспекты межкатегориальных связей КК, в частности, связи каузативности и переходности, пассивности, императивности, модальности, темпоральности, значений неличных форм, уже освещавшиеся в ряде работ (В.П. Недялкова, Е.Е. Корди, В.Б. Касевича, Ю.А. Левицкого, Н.И. Пушиной, Н.В. Гавриловой и др.), требуют комплексного исследования, сочетающего функционально-семантический синтагматический и системно-парадигматический подходы.

Во второй главе «Типология и межкатегориальные связи каузативных конструкций» выделяется парадигма КК, образующих центральную зону ФСП каузативности, выявляются основные типы КК, описываются их межкатегориальные связи.

Парадигма каузативных конструкций формируется с учетом содержательных и структурных особенностей составляющих КК, а именно оператора каузации (Vcaus), каузатора (X), каузанта (Y) и консеквента (Z).

Парадигма КК, задаваемая оператором каузации, представлена фактитивными и пермиссивными КГ (to make, to get, to have, to let, to cause, to force, to compel, to allow, to permit, to induce, to coerce, to render, to enable, заставлять, принуждать, побуждать, вынуждать, позволять, разрешать, допускать, приводить, вызывать, причинять и др.) в финитных видо-временных формах и нефинитных формах инфинитива, герундия, причастий, деепричастий. Данные глаголы характеризуются разной частотностью употребления и имеют свои особенности функционирования.

В роли каузатора исследуемых конструкций может выступать агентив, источник или элементив, представленные субъектом и одушевленным и неодушевленным объектами. Актуализация признака одушевленности может происходить при помощи одушевленного нарицательного существительного, имени собственного, личного, относительного, неопределенного, отрицательного местоимений, а также указательных местоимений в русском: Will you permit me to say something first (J. Fowles); Никто нас не принуждал (С. Лукьяненко). Признак неодушевленности каузатора может репрезентироваться неодушевленным исчисляемым / неисчисляемым или отглагольным существительным, неопределенным, отрицательным, личным, указательным или относительным местоимениями, в английском языке – также герундиальным, инфинитивным оборотом, именной группой:...Что-то прошло по его груди и по левому боку, почти не причинив боли (М. Семенова); To walk through it in these days, of peonies, of pinks and carnations, makes my head swim (M. Atwood). Каузатор получает препозитивное распространение при помощи прилагательных, притяжательных / указательных местоимений, существительных в генетиве, числительных и др., и постпозитивное – при помощи определительных придаточных предложений, причастных, атрибутивных и локативных оборотов и др. В ряде КК отмечены ограничения по признаку одушевленности / неодушевленности каузатора.

Компонент Y каузативных конструкций с анализируемыми КГ может быть представлен пациентивом или объективом. Однако необходимо отметить превалирование признака одушевленности в компоненте Y конструкций, что объясняется преобладанием агентивной функции объекта каузации, являющегося вторичным субъектом в пределах данной части КК. Одушевленный объект каузации представлен одушевленным нарицательным существительным, именем собственным, личным, неопределенным, отрицательным, возвратным местоимениями, числительным, в русском языке в данной позиции также отмечаются определительные местоимения: I will have someone take you down to both vaults (J.K. Rowling); «Мы заставим всех уважать Америку!» – заявил Джордж Буш… (Комсомольская правда). Неодушевленный объект каузации репрезентируется, в основном, посредством исчисляемых / неисчисляемых неодушевленных существительных и местоимений (личных, неопределенных, отрицательных и др.): I could see that she was really looking at things and let nothing escape her (W. Morris);

Тогда он начал усиленно заниматься в своей лаборатории, приводя в порядок коллекции (А. Беляев). Объект каузации не проявляет тенденции к распространению, однако можно выделить ряд левосторонних (притяжательные, неопределенные местоимения, качественные прилагательные и др.) и правосторонних распространителей (определительные придаточные предложения, of-конструкции в английском, локативные обороты и др.).

Компонент «терминальное состояние» проявляет наибольшую структурную и семантическую вариативность. Парадигматические соотношения такого рода особенно существенны, поскольку они связаны с передачей результата каузации. Консеквент КК позволяет выделить следующие типы КК:

1) КК с консеквентом, представленным неличными формами глагола:

а) инфинитивом: I let him sit there (R. Silverberg); Зачем же вы принуждаете меня говорить (ССРЯ);

б) причастием I: Hal managed to get my email working again (MED);

в) причастием II: We shall have the house painted (А.С. Хорнби);

г) герундием с предлогом: Bad health forced her into taking early retirement (LD);

2) КК с адъективным консеквентом: Digital technology could render today's televisions useless (LED);

3) КК с субстантивным консеквентом: Perhaps he'll even make me associate editor (S. Kinsella); Мы не причиним тебе зла (М. Семенова);

4) КК с предложно-именной группой: The manager doesn't allow children in the bar (LED); Вопрос привел доктора в недоумение (Б. Акунин);

5) КК с адвербиальным элементом: Firefighters got him down using a ladder (MED); Что привело вас сюда (Н. Перумов);

6) КК с консеквентом, выраженным придаточным предложением: You don’t know what we had to go through, just to get you where you are (M. Atwood).

Описание отдельных типов КК сопровождается выделением основных пре- и постпозитивных распространителей консеквента.

Межкатегориальные связи, реализуемые в исследуемых конструкциях, классифицируются как общие, устанавливаемые в рамках всей типологии КК, и специфичные, характерные для отдельных вариантов парадигмы КК. Межкатегориальные связи, устанавливаемые в рамках всей типологии КК, обусловлены внешним распространением конструкций, категориальными значениями глагольного предиката, характером отношений между каузатором и объектом каузации. К такого рода связям относятся связи:

1. Значений каузативности и каузального комплекса. КК, образуемые практически всеми каузативными глаголами, выступают как обусловливающий / обусловливаемый компонент в каузальных структурах причины, следствия, цели, условия, уступки:

She would have quitted the house for ever, had not the entreaty of her eldest girl induced her first to reflect on the propriety of going… (J. Austen); И в какой-то момент этот сторож заставил меня поднять голову, потому что в комнате что-то произошло (А.Н. Стругацкий).

2. Значений фактитивной и пермиссивной каузации в пределах ФСП, реализуемые в ситуациях двойной каузации, а также при помощи сочинительной связи каузативных предикатов: Мне вовсе не хотелось, чтобы она выпрашивала у Николая Антоныча позволение бывать у них… (В. Каверин); But I don't think it's social to get a bunch of people (Y) together and then not let them (Y) talk, do you (R.D. Bradbury).

3. Значений каузативности и зависимого таксиса, представленного в вариантах строгой / нестрогой разновременности: I caused a rumour to reach her that my fortune was not a third of what was supposed (Ch. Bronte); И все-таки эта деталь вызывала раздражение (С. Лукьяненко).

4. Значений каузативности и темпоральности (абсолютной и относительной временной ориентации): That's why we had the light fixture removed (М. Аtwood); …Они что-нибудь вышивали, сидя в березовой аллее и заставляя меня читать вслух Гончарова (И.А. Бунин).

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»