WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Таким образом, в виртуальных путешествиях, в смене «картинок» возможных миров, человек представляет способы своего существования, он приобретает понимание себя, иными словами, виртуальные путешествия это способы самопонимания. В реальных путешествиях осуществляется способ понимания своего мира, через сравнение двух пространств – «своего» и «чужого», в результате которого и достигается прояснение скрытых смыслов «родной» культуры. Иными словами, реальные путешествия это способы понимания своего мира. Данный вывод потребовал выявления взаимосвязи структуры культурного пространства и путешествия как средства узнать об этой структурности. С этой целью в параграфе 1.3. «Роль путешествия в пространстве культуры» проведен анализ результатов культурно-географических исследований культурного ландшафта и философских исследований структуры культурного пространства. Формирование любого культурного ландшафта происходит через одновременное образование определенных пространств: хозяйственного, коммуникационного и сакрального. В данном разделе диссертации проводится сопоставление элементов культурного ландшафта с составляющими частями культурного пространства, выделенными А.Н. Быстровой – природным, социальным, коммуникационным и интеллектуальным. Установили, что в сложившихся культурах пространство интеллекта, становится фактором, образующим культурное пространство. Это находит свое воплощение в сакральном пространстве культурного ландшафта.

Далее, через сакральное пространство, пространство интеллекта структурирует хозяйственное и коммуникационное пространства культурного ландшафта. Социальное пространство находит воплощение в хозяйственном пространстве ландшафта, а коммуникативное пространство отражается в каждой составляющей культурного ландшафта. Тот факт, что при соотнесении структуры культурного пространства, выделенной А.Н. Быстровой, и концепции культурного ландшафта мы обнаружили, что типы культурного пространства находят конкретные воплощения в культурном ландшафте, позволяет утверждать, что культурное пространство обладает горизонтальной структурой – совокупностью культурных ландшафтов. В силу того, что любой культурный ландшафт представляет собой «наслоение» так называемых «исторических пластов», которые представляют историческую память культурного ландшафта, делается вывод, что культурное пространство обладает вертикальной структурой – «историческими пластами», воплощающими историческую память. Перемещаясь в иное пространство культуры и сравнивая его со своим, человек измеряет пространство иной повседневности. В истории путешествий фиксируется, что некоторые маршруты сохраняют устойчивость на протяжении веков. Нами установлено, что в культурном пространстве существуют аттрактивные участки, которые веками притягивают к себе путешественников. Причем, эти участки расположены в интеллектуальном и коммуникативном пространствах культуры.

Таким образом, высказывается гипотеза, что путешествие есть способ измерения культурного пространства. Данное предположение находит свое подтверждение в исследованиях соискателя, изложенных во второй главе.

Вторая глава «Путешествие как способ измерения пространства культуры» состоит из трех параграфов. В ней обосновываются релевантность для исследования путешествия моделей информационно-синергетического подхода как варианта концептуального моделирования, являющегося средством понимания динамики социокультурной реальности. Доказывается, что путешествие является измерением культурного пространства. Выявляются функции путешествия в культуре, а также раскрывается роль путешествия для узнавания границ культуры и цивилизации в современном мире.

В параграфе 2.1. «Релевантные способы исследования путешествия как культурного феномена» установлено, что информационно-синергетический подход, предложенный И.В. Мелик-Гайказян, является релевантным для исследования путешествия, поскольку в данном подходе открываются возможности понимать культуру как многостадийный процесс, причем процесс по сути своей информационный. В информационных процессах, представляющих механизмы динамики культуры, существуют этапы генерации информации, представляющие (по определению Ю.М. Лотмана и Б.А. Успенского) культуру как «устройство», вырабатывающее информацию. На этой стадии находит воплощение представление о сакральном пространстве в состоянии становящейся культуры и интеллектуального пространства (в типологии, предложенной А.Н. Быстровой) в состоянии ставшей культуры. Здесь создаются религиозные и философские идеи, идеологии. На стадии развития социокультурных систем, соответствующей стадии кодирования и хранения информации в информационном процессе, самоорганизуется коммуникационное пространство культуры. Здесь фиксируются границы «своего» и «чужого», формируются то, что мы можем видеть как воплощенную историческую память культуры. На стадии, соответствующей передачи информации, создается то, что (по определению Ю.М. Лотмана и Б.А. Успенского) делает культуру генератором структурности. Здесь создается и трансформируется социальное пространство культуры. На стадии кодирования составляющих структурности культуры, соответствующей стадии информационного процесса – происходит построение оператора, то есть способа, или технологии, измерения результатов информационной динамики. В качестве такого оператора в динамике горизонтальных и вертикальных составляющих культурного пространства и проявляется путешествие как оператор, создаваемый культурой для измерений своего культурного пространства. Таким образом, на основании информационно-синергетического подхода удалось установить, что путешествие является способом измерения культурного пространства. Тем не менее, в работе предпринимается еще один способ подтверждения достоверности полученного результата. В исследованиях О.Ю. Максименко и И.В. Мелик-Гайказян найден способ выявления взаимосвязи функций и форм культуры в динамике социокультурных систем. Роль оператора выполняют формы, которые являются выражением критической и когнитивной функции.

В основном с этой целью в параграфе 2.2. «Функции путешествий в современной культуре» определяются функции путешествия в культуре. Говоря о путешествии как об измерении культурного пространства и основываясь на выводах о горизонтальной и вертикальной составляющей культурного пространства, можно говорить о том, что при реальном соприкосновении с культурой человек в состоянии «увидеть» лишь верхний по времени формирования слой. Причем, чаще всего, во время путешествия идет соприкосновение с природным пространством и со стереотипами повседневного поведения людей, то есть в реальном путешествии человек знакомится с двумя формами культуры. Стратификацию слоев можно измерить лишь в виртуальных путешествиях. Одним из вариантов виртуального путешествия является утопия – желание, того чего не обнаруживается в наличном бытии.

Опираясь на исследования утопии Э.Я. Баталова, О.Ю. Максименко и на схему социокультурной динамики И.В. Мелик-Гайказян выявляются функции путешествия в культуре. Установлено, что составляющие структуры культурного пространства образуют, обладающие определенными функциями, культурные формы.

Под воздействием нормативной функции культуры создаются культурные нормы, таким образом, очевидно, эта функция имеет непосредственное воздействие на формирование интеллектуального пространства.

Когнитивная функция культуры проявляется в познании непроявленного в реальности. Эта функция является важной для нашего исследования, поскольку она, как и путешествие, дает представление о существовании и возможности познания иных миров.

Критическая функция культуры – выступает как элемент оценки действительности, что делает ее соотносимой назначению путешествия как способу измерения культурного пространства, иными словами путешествие осуществляется как реализация критической функции.

Компенсаторная функция культуры отбирает те социальные явления, которые стоит помнить, к которым обращаются люди для преодоления тягот настоящего, формируется культурная память. В коммуникативном пространстве культуры, аттрактивные участки формируются «историческими пластами», к которым обращается человек во время путешествия. Таким образом, коммуникативное пространство обладает компенсаторной функцией. В силу того, что в современной культуре коммуникативное пространство захватывает все фрагменты действительности, то и путешествие обладает этой функцией.

Адаптивная функция способствует нахождению человеком принципиально новых способов выживания в меняющемся культурном пространстве.

Очевидно, что социокультурная реальность сложна и подвержена частым изменениям, поэтому можно говорить, что человек, отправляющийся в путешествие, через знакомство с новой реальностью, иными традициями находит оптимальные способы адаптации к изменчивому пространству культуры, иными словами путешествие обладает и адаптивной функцией. Таким образом, определено, что путешествие имеет в культуре следующие функции:

критическую, адаптивную, компенсаторную.

Применение способа измерения, который открывается в понимании роли путешествия, определяет содержание параграфа 2.3. «Современные формы путешествий в измерении пространства культуры». Развитие инфраструктуры социальной действительности создало условия для осуществления «охоты к перемене мест» в настоящее время практически для каждого человека. Среди различных видов мобильности в наибольшей степени доступны человеку такие формы путешествий, как туризм и виртуальные путешествия.

Последние входят в повседневную жизнь человека благодаря доступности глобальных сетей коммуникации, дающих полное ощущение присутствия в локусах далеких от пространств постоянного местопребывания. В параграфе проводится сопоставление классификации путешествий с принятой в туризме типологией. Выясняется, что путешествию с эстетическими целями, путешествию без прагматически определенной цели, путешествию-«бегству» нет соответствующих в практике туризма форм. С другой стороны, в туризме сложились востребованные виды поездок, назначениям которых нет соответствия в выявленных нами целях путешествий. К таким турам относятся, прежде всего, все виды развлекательных туристических поездок. Отмечается, что в туризме как индустрии необходим большой спрос. В качестве потребителей необходимо привлечь не столько аллоцентриков, сколько психоцентриков. Для людей, не имеющих потребность выходить за рамки наличного бытия и прерывать повседневность с целями, отличающихся от целей релаксации, необходимо создание ощущения привычного и в пространствах других культурных миров. Рассмотрение туризма как современной формы путешествия с необходимостью вызвало обращение к формированию специфического пространства, а именно – туристского пространства. Анализ функционирования этого вида пространства с целью установления специфики путешествий, осуществляемых в нем, позволил обнаружить принципиальное отличие его формирования от самоорганизации культурного пространства.

Структура туристского пространства, требуемая социально-экономическими условиями туризма, является результатом планирования, причем, планирования в соответствии с четко определенными стандартами. При этом специально создаваемые туристские зоны в самых разных культурно-географических регионах имеют мало отличий. Вместе с тем, искусственно создаваемое пространство в качестве ресурса для туризма включает в себя в определенной степени «ресурсы» пространства культуры. Это иллюстрирует тот факт, что планирование туристского пространства начинается с составления кадастров культурных памятников, а если мест, воплощающих культурную память нет, то эти объекты часто придумываются. Так формирование туристского пространства инициирует маркетинг культурных ценностей и объектов культуры. В исследованиях, посвященных современным стратегиям «продвижения» культурных ценностей к человеку-потребителю, этот человек получает новое монотипическое имя – nobrow. Буквальное значение этого слова «безбровый». В феномене nobrow угадывается попытка нивелирования высокой и массовой культуры, уравнивание «высоколобого» и «профана», аллоцентрика и психоцентрика. Эта попытка замены естественного искусственным, замены культурного цивилизационным. Различение культуры и цивилизации проводится по отличию их целей, то есть на основе положения, предложенного Н.А. Бердяевым: «культура бескорыстна, цивилизация – заинтересована». В контексте исследования путешествия делается вывод о том, что цивилизация производит стандартное, а культура создает уникальное, создает артефакты. Виртуализация также становится средством приближения к nobrow освоенного цивилизацией пространства культуры.

Современные формы путешествия – туризм и виртуальные путешествия – привносят в жизнь человека новые возможности узнавания других культур.

Эти новые формы мобильности в зависимости от целей, которые ставит перед собой человек, позволяют измерять пространство культуры. Как и в далекие времена, человеку необходимо прерывать пределы привычного, преодолевать границы наличного бытия, разрывать рамки стандартного. В своем шаге за границы повседневного человек узнает другие миры, понимает себя и измеряет пространство культуры.

В заключении работы сформулированы основные выводы диссертации и намечены перспективы дальнейших исследований.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях соискателя:

1. Путешествие как способ измерения пространства культуры // Вестник Томского гос. пед. ун-та. Серия: Гуманитарные науки (Философия и культурология). – 2006. – Вып. 7 (58). – С. 65–71.

2. Путешествие как феномен образования в коммуникативном пространстве // Философия образования. – 2006. – № 4 – С. 161–165 (в соавторстве с Л.Р. Тухватулиной).

3. Путешествие как феномен культуры // Философия. Наука. Культура: Сборник статей / Под ред. В.В. Ильина. – М.: Изд-во МГУ, 2006. – Вып. 5. – С. 47–61.

4. «Виртуальное путешествие» как способ получения образования // Образование в Сибири. – 2005. – № 1 (13). – С.122–124.

5. The Potential of Tomsk for Scientific and Business Tourism as a Resource of the Sustainable Development of the Region // Материалы докладов VII Всероссийской научно-технической конференции «Энергетика: экология, надежность, безопасность»: В 2 т. Т. II. – Томск: Изд-во Томского политех. ун-та, 2001. – С. 129–130.

6. Социокультурная динамика, инициируемая туристской деятельностью // Материалы VI Общероссийская межвузовская конференции студентов, аспирантов, молодых ученых «Наука и образование» (15–20 апреля): В 5 т.

Т. 5: Культурология и философия. – Томск: Изд-во Томского гос. пед. унта, 2002. – С. 21–22.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»