WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Однако монастырские воззрения имели определенную специфику – восприятие своего монастыря как святого места, спасительного самого по себе, породило особое «братское» отношение к почившим монахам. После смерти монах оставался частью братства, присоединяясь к лучшей его части – святым. Исходя из этих воззрений, строился погребальный культ в монастырях Древней Руси.

Своеобразной была монастырская аксиология (§ 4 «Восприятие святости и греховности в древнерусском монастыре»). С точки зрения изучения повседневности небезынтересно знать, что почиталась в древнерусском монастыре за святость, а что воспринималось как негативное явление. Основными монашескими добродетелями всегда считались послушание и смирение. Другим, восхваляемым всеми источниками качеством было нестяжание.

Как добродетель воспринималось целомудрие.

Нравственный мир монастыря, разумеется, отличался от мира, окружающего его древнерусского социума. В этом и заключался смысл ухода в монастырь – создать за его стенами близкие к идеальным условия для совершения аскетических подвигов во имя спасения души. Само пребывание в обители должно было являться подвигом. На это была направлена вся духовно-нравственная жизнь обители – длительное богослужение, благоговейное поклонение святыням, назидательное чтение за службой и трапезой, отказ от своеволия и т.д. Однако молодое древнерусское христианство с жаром неофита не могло быть удовлетворено обычным, пусть и тяжелым, монастырским бытом и породило подвижничество. Основных видов аскетических трудов древнерусское монашество знало три – затворничество, столпничество и юродство ради Христа.

Подвиги, святость, парадное богослужение – все это своеобразный фасад монастыря. Этим, разумеется, не исчерпывался внутренний мир древнерусских обителей. С поступлением в монастырь человеческая природа оставалось столь же «удобопреклонной ко греху». Греховность среди монахов, несомненно, присутствовала и оказывала влияние на монастырскую повсе дневность. Не чужды были древнерусские иноки и церковного карьеризма.

Другой бедой древнерусского иночества было сребролюбие. Часто упоминаемым в источниках грехом было уныние. В Патерике состояние уныния называется «туга».

Помимо личной греховности, в монастырской среде присутствовали явления, не соответствовавшие самому духу монашества. Например, таким явным злоупотреблением монашеским званием, распространенным в Древней Руси, было пострижение перед смертью вне монастыря. Другим явным злоупотреблением монашеским званием было использование монашеского платья в корыстных целях различными маргинальными слоями.

Четвертая глава «МОНАСТЫРЬ И МИР» посвящена отношениям внутреннего мира монастыря с внешней средой – древнерусским социумом. Первой областью взаимоотношений монастыря и мира была разнообразная социальная деятельность монастырей (§ 1 «Формы социальной деятельности древнерусского монастыря»). Можно выделить несколько ее основных направлений. Первое - это активное участие монахов в жизни мирян в качестве духовных лиц наравне с приходским духовенством. Второе - помощь бедным, больным, нищим, находящимся в заключении. Наконец, нельзя не сказать о том, что иночество оказывало свое влияние и на общественное сознание современников.

Совершенно особую связь с миром поддерживал монастырь в виде духовничества. Изучению данного явления посвящен § 2 («Духовничество в Древней Руси»). Речь идет о бытовании в древнерусском обществе церковного таинства покаяния или исповеди. Древнерусские иноки, будучи духовниками мирян, безусловно, оказывали на них влияние. Выражалось оно в «прививании» древнерусскому обществу христианских, нравственных идеалов. Естественно, что в таком случае необходимо не столько увещевание, сколько личный пример. И такой пример был найден в лице древнерусского иночества. Скорее всего, именно это обстоятельство обеспечило промонаше ский, аскетический взгляд всей древнерусской христианской общественной мысли. Инок — духовник, собирая покаяльную семью, служил одним из консолидирующих элементом древнерусского общества. В заключение заметим, что изучение такой сферы как покаянная дисциплина Древней Руси открывает перед историком повседневности совершенно новые возможности для реконструкции общей картины прошлого.

В § 3 «Формы общественной жизни древнерусского монашества» исследуется публичная деятельность древнерусского монашества в лице игуменов и архимандритов крупнейших из них. Именно монастыри являлись источником для епископских хиротоний, а значительная роль архиереев в политической жизни средневекового общества очевидна.

Другой формой участия иноков в политике было поддержание общественного мира. Так в обителях решались конфликты между враждебно настроенными князьями, боровшимися между собой за владение киевским столом. Монастыри иногда служили местом заключения для политических соперников.

Таким образом, древнерусский монастырь не был изолированной структурой, а находился в самом тесном контакте со всеми слоями окружающего его общества. Игумены и архимандриты действовали в качестве активных политических фигур, своим авторитетом воздействуя на общественное мнение. Монастыри занимались обширной социальной деятельностью, охватывавшей практически все слои населения.

В заключении подводятся итоги исследования и формулируются наиболее важные выводы. Результатом исследования стала реконструкция всех возможных сторон быта и нравов монастырей Древней Руси. Древнерусский монастырь был уникальным явлением. С одной стороны, он жил по своим внутренним законам, отличным от общепринятых. Этим обстоятельством, монастырь оказывался внутренне, нравственно изолирован от мира. С дру гой, связь между миром и монастырем не прерывалась, а носила постоянный характер взаимного общения.

К сожалению, специфика сохранности источникой базы не позволила, за небольшим исключением, восстановить особенности быта скитов, пустыней и женских монастырей Древней Руси. Настоящее исследование относится, главным образом, к мужским общежительным монастырям. Между тем, они не были единственной формой иноческого бытия. Представляется, что изучение особенностей быта и нравов других форм монастырского устройства дело будущего.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Харин, Е. С. Уставы как источник по истории русского монашества.

[Текст] / Е. С. Харин // 4-я Российская университетско-академическая начно-практическая конференция. – Ижевск, 1999. - С. 21 – 22.

2. Харин, Е. С. К вопросу о характере древнерусского православия. [Текст] / Е. С. Харин // 5-я Российская университетско-академическая начнопрактическая конференция. - Ижевск,2001. - С. 17-19.

3. Харин, Е. С. Митрополит Макарий как историк Церкви. [Текст] / Е. С.

Харин // 6-я Российская университетско-академическая начнопрактическая конференция. - Ижевск,2003. - С. 10 - 12.

4. Харин, Е. С. Формирование историографической традиции изучения древнерусской церковной истории. [Текст] / Е. С. Харин // Всероссийская научная конференция, посвященная 90-летию проф. А. С. Шофмана. Казань, 2003. - С. 201-205.

5. Харин, Е. С. Об изучении некоторых вопросов начальной русской церковной истории. [Текст] / Е. С. Харин // Всероссийская заочная научная конференция. - СПб, 2004. - С. 6-10.

6. Харин, Е. С. Епископ Амвросий (Орнатский). [Текст] / Е. С. Харин // 7-я научно-практическая конференция преподавателей и сотрудников УдГУ. - Ижевск, 2005. - С. 11-13.

7. Харин, Е. С. Духовничество в Древней Руси. [Текст] / Е. С. Харин // Всероссийская научно-практическая конференция «Общественнополитическая мысль России: традиции и новации». - Т. 1.- Ижевск, 2007.- С. 143 -156.

8. Харин, Е. С. Проблема метода в исторической науке сегодня [Текст] / Е.

С. Харин // Вопросы преподавания истории в школе – 2007. - № 1. - С. – 26.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»