WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

На основе этого анализа делается вывод о том, что спецпоселенцы всех категорий (в том числе огромное количество детей) в 1930-1940 годах существовали в невыносимых, экстремальных условиях, которые усугублялись произволом административного персонала.

Все это превращало спецпоселки в среду постоянных житейских катастроф, а в итоге государственная политика и поведение местной администрации по отношению к спецпоселенцам, а также общее положение в «местах обязательного поселения» привели к гибели огромного числа депортированных.

Первоначальная идея превратить систему спецпоселений в некую основанную на подневольном режиме и принудительном труде самодостаточную, самообустраиваемую и самоснабжаемую структуру оказалась фикцией, обернулась потерей гигантских материальных, финансовых, демографических ресурсов.

В параграфе четвертом – «Человек в спецпоселении» рассматриваются аспекты правового (нормативного) статуса спецпоселенцев, их обязанности и права, реальное положение в местах ограничения свободы.

Возникнув в 1930-1931 годах, статус спецпереселенца (трудпоселенца – спецпоселенца), частично меняя некоторые свои второстепенные параметры, в целом просуществовал до начала 1960-х годов и в самом общем виде базировался на незыблемом постулате: спецпереселенцы «не являются свободными гражданами СССР, а являются гражданами СССР без права выезда с мест их поселения», наблюдение за которыми возложено на соответствующие карательно-исполнительные органы (ОГПУ-НКВД-МВДМГБ).

К концу 1940 годов в системе спецпоселений в результате реализации советским режимом широкого диапазона мер – от репрессивных до патерналистских – на смену экстремальной пришла нормативная повседневность. Претерпели очевидные изменения и поведенческие ориентиры основной массы спецпоселенцев. «Оседание» в местах вынужденного расселения становилось для них привычным.

В заключении подведены основные итоги исследования, сформулированы выводы.

Существовавшая на протяжении почти трех десятилетий советская система спецпоселений – явление уникальное в мировой и отечественной истории.

В 1930-х – начале 1950-х годов осуществление массовых депортаций стало в СССР обычным явлением, приобрело отлаженную технологичность и невиданную прежде масштабность, использовалось советским руководством как один из важных компонентов решения многих задач политического, экономического и социального характера.

Определяющей особенностью депортаций являются (наряду с репрессивным содержанием и политической мотивированностью) их административный (внесудебный) характер и направленность не на конкретное лицо, а на целую группу лиц, подчас весьма многочисленную и отвечающую заданным сверху параметрам и критериям (социальным, национальным, конфессиональным и др.).

Всего за период 1930-х – 1950-х годов через все формы спецпоселения прошли, по усредненным оценкам, не менее 6 000 000 человек. За время существования системы спецпоселений при транспортировке в места высылки и находясь в них умерли не менее 1 200 000 человек, или около процентов.

Тотальной этнической чистке (с лишением их родины, то есть устоявшейся и привычной среды обитания) подверглись следующие народы:

немцы, финны, ингерманладцы, калмыки, чеченцы, ингуши, карачаевцы, балкарцы, крымские татары, турки-месхетинцы, хемшилы, курды, иранцы, ассирийцы и корейцы.

Инфраструктура системы спецпоселений была сформирована на внеправовой основе. Другой существенной особенностью системы спецпоселений стало то, что одновременно с формированием инфраструктуры спецпоселений сформировался и институт управления и надзора, ранее неизвестный в мировой пенитенциарной практике.

Основные положения и выводы диссертации отражены в следующих опубликованных работах автора:

1. Бердинских И.В. Нормативные основы политической ссылки в СССР ( 3050-е годы ХХ века) // Проблемы истории российских спецслужб. Киров, 2004, с.74-79.

2. Бердинских И.В. Особенности депортации советского населения в 19411945 г.г (на примере Кировской области РФ)// Российская провинция в эпоху тоталитаризма (1930-1940-х годов). Материалы немецко- российского проекта. Франкфурт-на-Одере –Киров,2005. На русском и немецком языках., с. 56-68.

3. Бердинских И.В. Депортация латышей 1941 г.//Гуманитарные ценности общества: история и современность. Материалы Всероссийской научной конференции 24-25 ноября 2005 г. Киров, 2005. с.157-160.

3. Бердинских И.В. Законодательная база и политическая ссылка в Советском Союзе 1930-1940-х г.г.//Вестник Академии российских энциклопедий.

Челябинск, 2005. № 2(16), с.27- 30.

4. Бердинских И.В. Проблемы депортаций в эпоху сталинской диктатуры//Динамика нравственных приоритетов человека в процессе его эволюции. Материалы ХIХ Международной научной конференции в Санкт- Петербурге 15- 16 мая 2006 г. СПб, 2006. часть 2, с. 33-37.

5. Бердинских И.В. Депортации народов СССР в годы Великой Отечественной войны // Вестник ВятГГУ. 2006. №15. с.139-6. Бердинских И.В. Спецпоселенцы в начале Великой Отечественной войны//Вопросы истории, 2007. № 4,с. 153-155.

7. Бердинских И.В. Архив Вятлага НКВД-МВД СССР и его история // Отечественные архивы. 2007. №3. с.13-18.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»