WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

основополагающее Постановление СНК СССР от 1 июля 1931 г. «Об устройстве спецпереселенцев», передававшее весь комплекс вопросов по спецпоселениям в ведение ОГПУ-НКВД СССР; Постановления СНК СССР от 8 января 1945 г. «О спецкомендатурах НКВД» и «О правовом положении спецпереселенцев», комплексно регулирующих сложившуюся систему спецпоселений и статус спецпоселенцев.

5. Электронные базы данных Фонда им.Андрея Сахарова «Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы», «Памятники жертвам политических репрессий на территории бывшего СССР».

6. Справочные материалы. Наиболее полезными при исследовании системы спецпоселений и ГУЛАГа, на наш взгляд, являются справочный 4-й том фундаментального семитомного издания «История сталинского ГУЛАГа30» и справочник по ГУЛАГу под редакцией М.Б. Смирнова31.

7. Периодическая печать и публицистика. Здесь особо следует отметить роль периодических изданий в конце 1980-х годов. Тогда тема спецпоселений была впервые широко представлена для самого широкого круга читателей в 32, 33 газетах «Аргументы и факты» журналах «Знамя», «Дружба народов» и других.

Таким образом, источники, задействованные в диссертационном исследовании, весьма разнообразны и в своей совокупности позволяют решать поставленные исследовательские задачи.

Научная новизна работы заключается в попытке проведения первого комплексного исследования по истории формирования и функционирования инфраструктуры системы спецпоселений, по выявлению особенностей этой системы на разных этапах ее существования.

История сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х-первая половина 1950-х годов. Собрание документов в 7 т.

Т.4. М., 2004.

ГУЛАГ: его строители, обитатели и герои. Сост. М.Б.Смирнов. М.;СПб., Земсков В.Н. Численность и состав спецпоселенцев по состоянию на 1 января 1953 г.//Аргументы и факты. 1989. № 39; Он же. Численность и состав ссыльнопоселенцев, ссыльных и высланных по состоянию на 1 января 1953 г.//Там же. 1989. № 40.

Керсновская К.А. Наскальная живопись//Знамя. 1990. №№ 3- Ким С. Исповедь сорен-сарам-советского человека//Дружба народов. 1989. № 4.

Научно-практическая значимость этого исследования определяется возможностью применения полученных результатов в дальнейших исследованиях как по истории депортаций и спецссылки, так и по социальнополитической, экономической и этнической истории России ХХ века в целом.

Обращение к данной теме в наши дни имеет значение не только для научного познания прошлого. Оно необходимо также и для решения ряда вопросов сегодняшней жизни, поскольку депортации 1930-х – начала 1950-х годов с их социально-демографическими последствиями породили и оставили в наследство немало острых и болезненных практических и юридических проблем, связанных прежде всего с реабилитацией сотен тысяч жертв этих депортаций, членов семей репрессированных. Кроме того, систематизированный и обработанный в настоящем исследовании материал может быть использован в музейно-экскурсионной работе, а также для программно-методического обеспечения преподавания курса отечественной истории (советский период) в высших и средних учебных заведениях.

Апробация работы. Результаты настоящего исследования апробированы на выступлениях, состоявшихся в ходе научных конференций: «Из истории российских спецслужб» (г.Киров, 21 апреля 2004 года); Всероссийской научной конференции «Гуманитарные ценности общества: история и современность» (Киров, ВятГГУ 24-25 ноября 2005г.); Международной научной конференции «Вторая Мировая война в зеркале исторической памяти России и Германии» (Франкфурт/Одер, университет Виадрина, июня – 2 июля 2005 г.); XIX Международной научной конференции «Динамика нравственных приоритетов человека в процессе его эволюции» (г.Санкт-Петербург 15-16 мая 2006 г.); Летней совместной научной конференции Университета Калифорнии (Сан-Диего, США) и СанктПетербургского государственного университета «Россия и мир в ХХ веке.

Социально-этнические миграции и национальные государства» (г.СанктПетербург, 6-17 июля 2007 г.).

Структура настоящего исследования обусловлена решением поставленных в нем задач. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, примечаний, библиографии и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Во введении обоснована актуальность темы и ее научная новизна, определены объект и предмет исследования, его хронологические и территориальные рамки, сформулированы цель и задачи работы, рассмотрены историография вопроса, источниковедческая база и методология исследования.

Первая глава – «Политико-правовые основы возникновения и развития советской системы спецпоселений в 1930-1940-е годы».

В первом параграфе – «Возникновение массовой политической ссылки в Советском Союзе: «кулацкая ссылка» - дается характеристика и хронология раскулачивания и депортации раскулаченных крестьян, рассматриваются различные категории депортированных в 1930-х годах, основные депортационные операции спецслужб, законодательное и нормативное сопровождение этих операций, количественные параметры и географические координаты «кулацкой ссылки» и других насильственных переселений этого периода, анализируется их юридическая сторона, выявляются социально-экономические и демографические последствия.

В общей сложности за 1930-1937 годы были высланы 2.464.250 человек, а всего с начала «сплошной коллективизации» и до начала Великой Отечественной войны – около 4.000.000 человек (вместе с освобожденными из тюрем и лагерей и отправленными на «спецпоселение») (31).

Масштабы «спецпереселения», охватывавшего прежде всего крестьян, расширялись из года в год – как по социально-демографическому, так и по географическому вектору. Основная, если не определяющая, задача этой системы обуславливалась необходимостью освоения новых территорий и обеспечение их «дешевой рабочей силой». Выселяемые направлялись на предприятия и в организации НКВД (Беломорско-Балтийский комбинат, Воркутлаг, Норильлаг, комбинат Севникель), на строительство БайкалоАмурской магистрали, освоение безлюдных районов Казахстана и других.

Вместе с тем в середине 1930-х годов в процессе массовых депортаций начинается заметный переход от социально-классового принципа выселения – к национально-этническому. Общее количество депортированных по национальному признаку в 1933-1937 годах можно оценить, по имеющимся данным, примерно в 260 000 человек. Подавляющее большинство из них составили выселенные при проведении пограничных зачисток, при этом около двух третей пришлось на «корейскую» операцию 1937 года «Кулацкая ссылка» коренным образом отличалась от подобного рода акций дореволюционной России. Во-первых, она была небывало массовой.

Во-вторых, массовая депортация крестьян не была предусмотрена действующим законодательством.

Третья особенность «кулацкой ссылки» заключается в том, что по своему социальному составу она была исключительно крестьянской.

Четвертое: последствия крестьянской ссылки повлияли на развитие страны в целом. Посредством ее удалось заставить миллионы крестьян войти в колхозы. Таким образом была сформирована система, сделавшая всех крестьян, без исключения, гражданами второго сорта, наиболее бесправным сословием в СССР.

Во втором параграфе – «1941-1944 годы: период этнических депортаций» - воссоздается картина массовых принудительных выселений польских «осадников» и «беженцев», жителей западных регионов Украины, Белоруссии и Молдавии, семей «социально опасного элемента» из Прибалтики – с целью профилактических зачисток этих территорий от неблагонадежных лиц в преддверии надвигавшейся войны с Германией.

За этот период в составе спецнаселения произошли коренные структурные изменения. Если еще в начале 1941 г. среди спецпереселенцев (трудпереселенцев) и ссыльных отсутствовала такая категория, как депортированные народы, то к концу 1944 года представители последних среди почти 2.500.000 спецпереселенцев, ссыльнопоселенцев и административно высланных составляли примерно 1.800.000, или более процентов.

Политика репрессий против многих народов СССР была длительной и целенаправленной. Стратегически она обосновывалась высшим руководством страны как одно из средств преодоления целого ряда чрезвычайных обстоятельств: неимоверным напряжением начала 1940-х годов (подготовка к войне), тяжелейшим в истории страны военным лихолетьем, необходимостью восстановления народного хозяйства и, наконец, подготовки к новой войне.

Главная особенность формирования нормативной базы спецпереселенчества в этот период заключается в том, что формальноправовая составляющая здесь была вторичной: юридическое обоснование депортаций следовало, как правило, за применением репрессии. Другая общая особенность подавляющего большинства этнических выселений военных лет заключалась в том, что они имели административный, то есть внесудебный характер.

В третьем параграфе – «1945-1950-е годы: стабилизация системы спецпоселений и предпосылки распада» - выявляются особенности депортаций и функционирования системы спецпоселений послевоенных лет, заключавшиеся в пополнении ее за счет новых массовых контингентов («власовцы», «оуновцы», семьи «бандитов и бандпособников», члены нетрадиционных конфессий, крестьяне-«указники» и др.), в ужесточении режима и надзора за спецпоселенцами и одновременно – в начале распада «кулацкой ссылки», усилении симптомов нежизнеспособности системы спецпереселенчества в целом.

Это время упрочения инфраструктуры спецпоселений, ужесточения режима в них, а также массовой репатриации из стран Европы советских военнопленных, эвакуированных германскими войсками этнических немцев и коллаборационистов, сотрудничавших с оккупационными властями. Общее количество принудительно депортированных в послевоенные годы, по имеющимся данным, может быть оценено примерно в 380.000-400.человек. В то же время произошел определенный сдвиг в географии вселения: все более заметное место отводилось Сибири, тогда как доля Казахстана и Узбекистана несколько сократилась.

Одновременно на протяжении второй половины 1940-х гг. все более отчетливо проявлялись тенденции размывания системы спецпоселений – как предпосылка ее окончательного распада в последующий период (в основном в середине 1950-х годов).

Несмотря на массовое освобождение ряда контингентов, к началу 1950-х годов система спецпоселений в СССР достигла своего количественного пика.

По данным на 1 января 1953 года, на спецучете состояли 2.753.356 человек, из них в наличии были 2.694.197. Таким образом, к 1953 году на спецпоселении содержалось максимальное число людей за весь советский период отечественной истории.

Вторая глава – «Особенности инфраструктуры системы спецпоселений».

В первом параграфе – «Особенности структуры управления и надзора в спецпоселениях» - раскрываются нормативная база административно-управленческой структуры спецпоселений на центральном, региональном и местном уровнях, принципы ее функционирования, права и обязанности спецкомендатур, порядок осуществления надзора за спецпоселенцами, организации гласного и негласного надзора за ними и некоторые другие специфические стороны этой сферы жизнедеятельности спецссылки.

Нормативная и организационная инфраструктура системы спецпоселений в СССР была в основном создана к середине 1930-х гг. Если 1930-1932 гг. - это период массового переселения «раскулаченных», то 1933 1936 гг. - время формирования устойчивой сети спецпоселений, их административно-хозяйственного устройства, разработки нормативных документов о спецпоселках и спецпереселенцах, что явилось базой для еще более масштабных принудительно-депортационных акций в 1940-х гг.

Аппарат надзора за спецпоселенцами, ссыльнопоселенцами, ссыльными и высланными (по данным на 1 января 1953 г.) составлял 10 752 человека, в том числе: сотрудники центрального и территориальных аппаратов управления – 1 044, сотрудники горрайорганов – 1 861, коменданты спецкомендатур – 2 893, помощники комендантов – 1 861, надзиратели – 801, личный состав оперативно-розыскных подразделений – 1 217.

Политическое руководство страны еще в начале 1950-х гг. рассчитывало сохранить систему спецпоселений в практически неизменном количественном и структурно-административном ее составе, укреплялся управленческий аппарат всех уровней, ужесточались режим и надзор.

Во втором параграфе – «Экономическая эффективность спецпоселений» - предпринимается попытка обосновать характеристику экономической сущности депортаций и спецпоселенчества как составной части сталинско-советской модели хозяйствования – с ее волюнтаризмом и чрезвычайщиной, безвозвратной мобилизационной затратностью и полным пренебрежением к человеческому фактору.

Одной из стратегических задач системы спецпоселений было освоение необжитых и малообжитых регионов СССР – в русле реализации мобилизационной модели экономического развития страны. В 1930-1940-х гг. система спецпоселений составила ранее неизвестный и не прогнозировавшийся сектор советской экономики, создавававшийся в форсированные сроки и функционировавший в экстремальных условиях.

На ранней стадии своего формирования (1930-1934 годы) сеть спецпоселений имела убыточный характер, с огромными безвозмездными бюджетными затратами на ее становление и содержание. Последующий период может считаться временем, когда экономика спецпоселений стала органичной частью сталинско-советской экономической модели.

В итоге указанного разделения по типам организации и сферам применения труда депортированных сложились и две организационноэкономические подсистемы.

Первая из этих подсистем – аграрно-колонизационная – существовала в районах освоения новых территорий Севера и Востока СССР. Фактически она была предназначена для того, чтобы дополнить в качестве аграрной составляющей экономику тех территорий (или прилегающих к ним регионов), где шло интенсивное промышленное и транспортное их освоение.

Вторая подсистема – производственно-промышленная – являлась составной частью открытых хозяйственных комплексов, построенных в годы первых пятилеток, где в значительных масштабах требовался массовый физический труд различной квалификации.

Экономический эффект от деятельности системы спецпоселений, можно с уверенностью сказать, был намного ниже того, что водворенные в нее люди могли бы принести своим трудом на родной земле. Несомненно, что в конечном счете государство проиграло, вырвав их из прежней среды обитания и заставив своих граждан осваивать окраинные территории В третьем параграфе – «Спецпоселение как среда обитания» - на основе документальных материалов анализируются проблемы жилищнобытового устройства и продовольственно-вещевого обеспечения спецпоселенцев, оборудования спецпоселков, создания в них условий для жизни и труда людей.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»