WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
на правах рукописи Бердинских Иван Викторович ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ИНФРАСТРУКТУРЫ СИСТЕМЫ СПЕЦПОСЕЛЕНИЙ В СССР В 1930-1940-х ГГ.

Специальность 07.00.02 – отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Ижевск 2007 2 Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Вятский государственный гуманитарный университет» Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Аркадий Андреевич Тронин Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Алексей Андреевич Миронос кандидат исторических наук, доцент Подлевских Леонтий Геннадьевич Ведущая организация: ГОУ ВПО «Пермский государственный университет» Защита состоится 13 ноября 2007 г. на заседании диссертационного совета Д 212.272.01 при ГОУ ВПО «Удмуртский государственный университет» по адресу: 426034, г. Ижевск, ул. Университетская, 1, корп.2.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Удмуртского государственного университета.

Автореферат разослан «_»_2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета – канд.ист.наук, доцент Г.Н. Журавлева 3 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность темы исследования. Настоящая работа представляет собой результат научного исследования одной из самых закрытых до недавнего времени тем новейшей отечественной истории – темы широко практиковавшихся в 1930-1940-е гг. насильственных переселений больших масс людей и даже целых народов.

Депортации можно определить как насильственные переселения, которые осуществлялись специальными службами и ведомствами (ОГПУНКВД-МВД-МГБ). Подавляющее большинство людей, подвергавшихся депортациям, направлялось на спецпоселения. К середине 1930-х годов они сформировались в особую систему - со своей нормативной, производственнохозяйственной и социально-бытовой инфраструктурой.

Актуальность данной темы подчеркивается своеобразием той исторической ситуации, которая сложилась после распада Советского Союза.

Концептуальную и методологическую актуальность настоящего исследования определяют особенности возникновения и развития спецпоселенческой инфраструктуры на фоне жизни и деятельности миллионов людей, насильственно переселенных из родных мест, как правило, в отдаленные и малообжитые (или необжитые вообще) регионы СССР, ограниченных в гражданских правах и имевших нарицательный статус «спецпереселенцев» («трудпоселенцев», «спецпоселенцев»).

Российская Федерация как мультиэтническое государство при проведении своей современной национальной политики, особенно, на Северном Кавказе, ряде других регионов, обязано учитывать последствия этнических депортаций 1930-1940-х годов. Недооценка влияния пережитых депортаций некоторыми народами на их этническое самосознание привела в 1990-х годах к двум внутренним военным конфликтам, созданию постоянной зоны нестабильности на Юге России.

Система политической ссылки в Советском Союзе сталинского периода показывает противоречивость процессов развития формирования Российского правового государства. В наше время крайне важно эффективно гарантировать и реализовывать права граждан.

Объектом настоящего исследования является инфраструктура системы спецпоселений в Советском Союзе 1930-1940-х годов. При этом в инфраструктуре системы спецпоселений мы выделяем три основных уровня:

политико-правовой, уровень управления и надзора, и, наконец, экономический. Тематическая специфика настоящего исследования предполагает, что в нем рассматривается история не депортаций вообще, а в основном, только инфраструктура системы спецпоселений.

Предметом настоящего исследования является формирование инфраструктуры системы спецпоселений в Советском Союзе 1930-1940-х годов.

Хронологические рамки исследования охватывают двадцать лет: от начала массовой «кулацкой ссылки» (1930-й год) до конца 1940-х годов. Этот период включает в себя этапы организационного становления, структурного развития и стабилизации системы спецпоселений.

Территориальные рамки исследования ограничиваются территорией СССР – в его довоенных и послевоенных пределах. Международные аспекты проблемы депортаций в данной работе не рассматриваются, как находящиеся вне круга вопросов, определенных основной темой.

Целью исследования является изучение особенностей формирования инфраструктуры системы спецпоселений в Советском Союзе 1930-1940-х годов и эволюции ее качественных характеристик.

Задачи исследования. Для достижения поставленной цели намечены следующие исследовательские задачи:

1. выявление нормативных документов по отдельным этапам формирования и аспектам функционирования инфраструктуры системы спецпоселений, их систематизация и критическое осмысление;

2. установление алгоритмов формирования инфраструктуры системы спецпоселений по типу: период - правовое основание - контингент депортируемых - регион выселения - регион вселения - нормативный статус в спецпоселении (в хронологическом порядке и, по возможности, с пространственно-географическими ориентирами);

3. анализ влияния инфраструктуры системы спецпоселений на различные стороны ее жизнедеятельности (административное управление и надзор, производственно-хозяйственную и социально-бытовую сферы, режимный статус, материальное положение и моральное состояние спецпоселенцев).

Методологическую основу настоящего исследования составляют принципы объективности и историзма, предполагающие учет всех факторов, влияющих на ход исторического процесса, критическое осмысление мнений исследователей. Эти методы использовались с целью наиболее эффективного решения поставленных исследовательских задачи.

Особенность работы заключается в широком использовании методов количественного анализа. Статистическая обработка содержащихся в источниках сведений была важным исследовательским приемом при анализе состава системы спецпоселений. Вместе с тем в диссертации используются такие специально-исторические методы исследования как историкогенетический, историко-сравнительный и историко-системный. Указанные методы применяются комплексно, их результаты взаимно дополняют друг друга. Этот путь ведет к характеристике и оценке общей инфраструктуры системы спецпоселений со своей внутренней эволюцией.

Степень изученности темы определяется совокупностью существующих исследований. Историография данного вопроса условно делится на пять больших хронологических периодов.

1. В 1930-1953 гг. проблема массовых депортаций и спецпоселений находилась в запретной зоне для исторического исследования.

Исследователи не имели доступа к базам источников, поскольку вся соответствующая документация была строго засекречена. Не допускалась публикация никаких материалов, в которых упоминались бы депортации, спецпоселения и спецпоселенцы. Наряду с ГУЛАГом, не было, пожалуй, другой темы, исследование которой табуировалось бы в столь тотальной форме.

2. В период «оттепели» (конец 1950-х – начало 1960-х гг.) появились некоторые надежды на изменение ситуации. Однако, вскоре стало ясно, что проблема депортаций и спецпоселенчества по-прежнему наглухо закрыта для исторического исследования и все наложенные прежде табу оставались в силе. Впервые о принудительных переселениях в СССР открыто заговорили за рубежом.

Первые специальные издания, постановочные и обобщающие исследования, посвященные этим вопросам, появились в Западной Европе и в США, причем очень рано (в 1950-х – 1960-х гг.). При этом зарубежные исследователи пытались раскрыть эту тему, несмотря на ограниченность имевшейся в их распоряжении источниковедческой базы.

Основным источником для них служили воспоминания очевидцев, поскольку среди советских перемещенных лиц (бывших военнопленных, остарбайтеров, власовцев и др.), оставшихся после войны на Западе, находились и бывшие кулаки, и представитель депортированных народов, и другие люди, подвергавшиеся в СССР репрессиям, включая водворение в спецссылку. Уже в 1956 г. в Стокгольме (Швеция) была опубликована книга находившегося в эмиграции латышского общественного деятеля А.Шилде «По следам депортированных», посвященная судьбам депортированных советскими властями жителей Латвии1.

В 1960 г. в США вышла книга американского историка Р.Конквеста «Советская депортация народов». В этой книге автор основывался на крайне скудных источниках: советских официальных изданиях (включая сравнения административно-территориальных карт и энциклопедий, материалы переписей 1926, 1939 и 1959 гг., и даже перечни подписных изданий Союзпечати); показаниях бывших австрийских военнопленных, репатриированных из Казахстана (где они сталкивались со спецпоселенцами, в том числе, с чеченцами); отчете английских альпинистов об экспедиции 1958 гг. в Приэльбрусье (куда уже начали в то время возвращаться депортированные балкарцы)2.

Несмотря на это, Р.Конквесту удалось воссоздать достаточно близкую к реальности хронологию и статистику депортаций, а также (хотя и не совсем точную) их географию. Причем все сталинско-советские депортации он рассматривал как естественное продолжение колониальной политики царской России, облегченное компактной конфигурацией и сухопутностью (континентальностью) Российской Империи3.

3. В третьем периоде (1965-1985 гг.) о раскулачивании и об этнических депортациях поведал А.И.Солженицын в своем трехтомном опыте художественного исследования «Арихипелаг ГУЛАГ», впервые изданном в Риекстиньш Я. Депортация 14 июня 1941 года в Латвии//Увезенные: 14 июня 1941 года. Книга Памяти. – Рига, 2001. С.742, 744). Четверть века спустя, в 1982 году, там же, в Стокгольме (Швеция), были изданы списки интернированных в предвоенное время (в том числе 14 июня 1941 года) жителей Латвии («Эти имена обвиняют»). В этом издании впервые приведены наиболее полные сведения о жертвах первой «латвийской» массовой депортации. (These Names Accuse. Nominal List of Latvians Deported to Russia in 1940-1941. – Stockholm, 1982).

См.: Известия ЦК КПСС. 1989. № 3. С.151-152.

Conquest R. Soviet deportations of nationalities. - L.–N.Y., 1960. – 204 p.

В 1972 году вышло первое издание «Атласа русской истории» М.Гильберта, где была представлена и карта обобщенных направлений этнических депортаций в СССР, - более точная, чем у Р.Конквеста, но все еще весьма приблизительная. (Gilbert M. Atlas of Russian History. – Doprset Press, 1985. – 148 p.).

Париже в 1973-1975 годах4. В главе второй первой части «Архипелага» автор дал картину депортационных потоков в СССР в период 1918-1956 годов.

В повествовании А.И.Солженицына присутствует ряд неточностей и преувеличений, обусловленных как отсутствием документальной базы, так и общей резко обличительной антисталинской и антисоветской публицистической направленностью этого произведения. Тем не менее «Архипелаг ГУЛАГ» вывел проблему массовых насильственных переселений в СССР на уровень планетарного масштаба, привлек к этой проблеме внимание мировой общественности, вызвал дополнительный интерес к ней в научно-исследовательских кругах.

Из работ, выходивших за рубежом, следует назвать также изданную в 1978 году на русском (в 1979 году – на английском) языке в Нью-Йорке (США) книгу бывшего советского гражданина, профессионального историка А.Некрича «Наказанные народы»5. Рукопись этой книги была подготовлена автором еще в первой половине 1970-х годов, когда он жил в СССР и, в отличие от Р.Конквеста, имел возможность личного общения с бывшими спецпоселенцами, сбора их устных и письменных свидетельств о пребывании в спецпоселении. Впервые этнические депортации в СССР рассматривались А.Некричем как целостная, малоизученная и, что особенно значимо, научная проблема.

В этот период, несмотря на прочность закрытия темы спецпереселений для исследований в СССР, на практике в окружавшей эту проблематику броне выявлялись отдельные слабые места, которые удавалось пробить советской исторической науке. Это касалось прежде всего освещения ряда аспектов истории спецпереселенческой системы в виде «кулацкой ссылки» в 1930-е годы. В 1972 г. вышла монография Н.А.Ивницкого «Классовая борьба в деревне и ликвидация кулачества как класса (1929-1932 гг.)»6. В книге использованы материалы Архива Политбюро ЦК КПСС, в который автор имел доступ летом 1964 года.

Все эти публикации не ставили под сомнение целесообразность и правомерность «раскулачивания» и депортаций, их авторы не употребляли «подцензурную» терминологию, не прибегали к нетрадиционной Солженицын А.И. Арихипелаг ГУЛАГ. 1918-1956: опыт художественного исследования. В 3 тт. и частях. – Париж, 1973-1975.

Некрич А. Наказанные народы. – Нью-Йорк, 1978. – 170 с.

Ивницкий Н.А. Классовая борьба в деревне и ликвидация кулачества как класса (1929-1932 гг.). – М., 1972.

интерпретации фактов. Впервые в этот период в отечественной историографии были сделаны шаги в изучении вопроса о дальнейшей судьбе депортированных. Однако отсутствие доступа к массовой источниковедческой базе (и прежде всего к архивам спецслужб) давало о себе знать, и о всестороннем освещении истории той же «кулацкой ссылки» и речи быть не могло.

4. Первые научные статьи и публикации советских авторов непосредственно по проблематике депортаций и системы спецпоселений появились только в конце 1980-х годов – начале 1990-х годов, во время «перестройки».

Среди этих изданий, включая публикации мемуарного характера, в которых освещались вопросы насильственного переселения народов, пребывания их в местах высылки, можно выделить работы Г.Вормсбехера7, Х.Бокова8, Х.М.Ибрагимбейли9, А.Н.Кичихина10, и др.

В этот период сложилась несколько парадоксальная ситуация, при которой снятие запретов на публикацию работ и материалов по теме политических репрессий сочеталось с традиционным недостатком документальной базы, поскольку соответствующие архивные фонды попрежнему были закрыты для исследователей.

Из работ этого периода (по сравнительно высокой документальной оснащенности) выделяются статьи В.С.Парсадановой (о депортациях населения западных регионов Украины и Белоруссии)11 и В.А.Исупова (о демографических аспектах новейшей отечественной истории, включая систему спецпоселений)12.

В целом же, вплоть до конца 1980-х годов историография проблематики насильственных переселений и спецпоселенчества в СССР носила преимущественно постановочный характер – из-за отсутствия архивной (и не только архивной) документальной базы. Ситуация резко изменилась на рубеже 1980-х и 1990-х годов, когда начали появляться публикации результатов работы возглавлявшейся Ю.А.Поляковым Комиссии Отделения Вормсбехер Г. Немцы в СССР//Знамя. 1989. № 1.

Боков Х. Эхо невозвратного прошлого//Москва. 1989. № 1.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»