WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Концептуальная КМ – глобальный образ мира, существующий в сознании какого-либо социума в определенный период его истории и лежащий в основе мировидения человека [Постовалова 1988], обладающий пластичностью и поливариативностью. Разновидностями современной структурированной концептуальной КМ выступают: языковая КМ, наивная КМ, научная КМ, мифолого-религиозная и религиозная КМ. Языковая КМ является вербализованной частью концептуальной КМ и, в свою очередь, может быть разбита на ценностную КМ, эмотивную КМ, юмористическую КМ и др. Наивная и научная КМ различаются по способу познания действительности: практическому или теоретическому. Наивная КМ вне зависимости от исторического места и времени её существования вербальна, что иногда затрудняет проведение границ между наивной и языковой КМ. Научная КМ определяется как результат теоретического познания сущностных свойств объекта. Мифолого-религиозная КМ (знания о Боге, человеке, обществе, мире; о принципах нравственной жизни; в религиях, исповедующих спасение, знание о путях спасения каждого отдельного человека для будущей жизни) является одной из семиотик религиозного семиотического континуума. От мифолого-религиозной КМ следует отличать религиозную КМ, представленную определёнными конфессиональными интерпретациями. Религии, в которых Откровение – знание, открытое Богом людям, – мыслится записанным, относят к религиям Писания, например, индуизм, иудаизм, христианство, ислам, и ряд других (в отличие от религий Культа).

В разделе 1.2 речь идёт о природе концепта и основных направлениях его исследования. Центральной категорией лингвокультурологии, исследующей соотношение языка и культуры, проявляющееся в способах языкового выражения этнического менталитета, стал лингвокультурный концепт. МК является разновидностью лингвокультурного концепта. Основываясь на определениях лингвокультурного концепта [Воркачев 2003] и [Слышкин 2004], мы выводим определение МК – это «комплексная ментальная вербализованная единица, включённая в контекст культуры и связанная с определённым типом мышления, которое специфично для первобытного и некоторых уровней сознания, в особенности массового, во все времена».

Структура концепта по общему признанию учёных (С.Г. Воркачев, В.И. Карасик, Ю.С. Степанов и др.) представляет собой многомерное ментальное образование, в котором выделяются несколько качественно отличных составляющих, как то: образная, понятийная и ценностная. Ценностная составляющая концепта предоставляет возможность рассматривать разноплановые категории, включая предельные концепты, каковыми мы и полагаем МК «свет / light» и «тьма / darkness». Согласно классификации концептов с точки зрения динамики развития Г.Г. Слышкина [2004], МК «свет / light» и «тьма / darkness» относятся к сформировавшимся концептам, поскольку новых обозначений они не получают, но продолжают служить источником вторичной номинации. Подобные концепты являются своего рода строительным материалом для обогащения других концептов.

Лингвокультурные концепты, в число которых попадают весьма разнородные по своему семантическому составу единицы, требуют при межъязыковом сопоставлении различных исследовательских подходов. Исследование концептов ведется, в основном, в русле когнитивной и лингвокультурной концептологии. Различия в подходах к концепту этих отраслей науки в достаточной степени условны: развиваясь параллельно, они взаимодополняют друг друга. Так, лингвокогнитивный и лингвокультурный подходы к пониманию концепта различаются векторами по отношению к индивиду: лингвокогнитивный концепт – это направление от индивиду ального сознания к культуре, а лингвокультурный концепт – это направление от культуры к индивидуальному сознанию [Карасик 2004].

В разделе 1.3 рассматривается роль образа, символа и метафоры в семиозисе концепта. Семиотический (или символический) фактор развития культуры и, соответственно, её концептов признаётся в качестве базисного многими исследователями [Кассирер 1996; Лотман 1996; Мечковская 2004; Сепир 1993 и др.]. Воплощая концепт в слове, образная составляющая в ходе становления концепта может «сублимироваться» до символа. Особенность символов в том, что это древнейшие ассоциативные модели мышления, закреплённые традицией той или иной культуры в разных семиотиках. Символы могут быть подразделены на словесные и несловесные. Важным элементом духа языка является степень его символичности и характер используемых символов, а также функциональная роль символов в отражении национально-культурной специфики [Леонтович 2002]. Основой словесных символов является дескриптивная (апеллирующая к сенсорике) лексика [Москвин 2006]. Архетипические символы несут одно и то же, или очень сходное значение для большей части человечества [Уилрайт 1990]. Так, свет символизирует бессмертие/ вечность/ рай/ чистоту/ добро/ знание/ радость/ надежду, а символы тьмы имеют противоречивый характер: при сопоставлении со светом тьма выступает символом смерти/ греха/ зла/ невежества/ бесперспективности, т.е. имеет негативное значение; одновременно, тьма считается таким же необходимым элементом мироздания, как и свет, символизируя материнское лоно (= землю), дающее новую жизнь.

Раздел 1.4 посвящен рассмотрению роли метафоризации и мифологизации в становлении базовых предельных МК символического плана.

Во второй половине ХХ в. становится очевидным, что мифологические и религиозные представления понимаются и интерпретируются через призму языка. Поскольку символ является статичной структурой, существующей лишь в сознании человека, метафора бесконечно варьирует семантику компонентов символа, порождая новые ассоциации и, таким образом, реализуя символ в поэтическом тексте.

Термин «метафоризация» является многозначным, определяющим явления различной природы. С одной стороны, метафора – это стилистическое средство, которое традиционно трактуется как выразительное перенаименование на основе схожести двух объектов: реального объекта и того, чье название используется для перенаименования, но связь между этими объектами отсутствует. С другой стороны, метафора выступает инструментом познания и мышления на всех уровнях умственной деятельности и в различных сферах профессионально-общественных интересов человека, являясь наиболее мощным средством формирования новых концептов.

В языковом пространстве МК «свет / light» и «тьма / darkness» могут реализовываться в виде: а) номинативной метафоры, нуждающейся в опоре на контекст, эксплицирующий её предметную отнесенность, поясняющий референцию имени; метафора этого типа является источником омонимии, что имеет место и в нашем случае (омонимичны русские существительные «свет» и «тьма», английское прилагательное «light» и глагол «to lighten»); б) образной метафоры, апеллирующей к интуиции и претендующей на эвристическую ценность; в) предикативной метафоры, направленной на достижение гносеологических целей и формирующей недостающие языку значения [Арутюнова 1999]. Атрибуты «светлый» и «тёмный» могут быть отнесены к личности в целом (светлый человек, тёмная личность), к отдельному её аспекту (светлая голова), к результатам духовной деятельности (светлая / блестящая мысль), к выявлению личности (блестящий ученый). Оценочные и интенсифицирующие прилагательные указывают на некоторое качество или аспект (светлая радость / печаль / любовь / память; чёрная зависть / неблагодарность); в словосочетании «свет знания» слово «свет» раскрывает абстрактное понятие знания, придавая ему положительную коннотацию. В английском языке знание также структурировано при помощи МК «light» в метафоре “Understanding is Seeing (I see what you mean); Ideas are Light-Sources (That was a brilliant remark); Discourse is a Light-Medium (It was a murky discussion)” [Лакофф, Джонсон 2004].

МК «свет / light» и «тьма / darkness» основаны на культурном мифе, который получает выражение на языке метафоры. Отношение метафоры и мифа носит взаимозависимый характер, что взаимообусловлено их информационной сопряженностью, функциональной предназначенностью и способами интерпретирования в парадигме языковой культуры. Дискурсивные практики предоставляют достаточное количество метафор света и тьмы, в которых реконструируется миф, где свет является благом, а тьма ассоциируется, как минимум, с чем-то неприятным, а как максимум, со злом. Этот культурный миф, легший в основу предельных универсальных МК «свет / light» и «тьма / darkness», предоставляет опорный метасмысл и формирует континуум смыслов, функционирующих в роли tertium comparationis - «эталона сравнения» (термин использован для лингвокультурологического анализа [Воркачев 2003]), обеспечивающего возможность сопоставительного изучения объектов по всей полноте свойств, образующих их качественную определенность. Корни этого мифа уходят в тотемическое прошлое, где первая образно-ассоциациативная связь, которую вызывала оппозиция «свет – тьма» у людей – это противопоставление таких базовых понятий, как «жизнь» и «смерть». Отражение этого образноассоциативного ореола можно проследить на примере истории становления зрительных представлений в Греции архаического периода (как известно, культура Древней Эллады оказала значительное влияние на формирование всех западных культур), связанных с семантикой сияния и помрачения, где блестящая вещь изображала долю жизни или смерти [Фрейденберг 1998]. Мифологизация особенностей восприятия света и тьмы человеком, источников света, его ипостаси – огня, реликтовые представления об устройстве глаза также сыграли свою роль в формировании и функционировании МК «свет / light» и «тьма / darkness».

Глава 2. «Лингвокультурный анализ мифологизированных концептов «свет / light» и «тьма / darkness»».

Раздел 2.1 рассматривает представление МК «свет / light» и «тьма / darkness» в системах русского и английского языков.

МК «свет / light» и «тьма / darkness» не могли не найти отражения в семантическом пространстве языка русской и англо-американской концептосфер в силу своей универсальной природы. Однако необходимо помнить, что содержание МК «свет / light» и «тьма / darkness» объемнее одноименных «поверхностных» языковых сущностей, и слова «свет», «тьма», «light», «dark», «darkness» представляют собой лишь средства сжатия (компрессии) обобщенной, закрепленной через сочетание признаков, информации. Следовательно, признак выступает как исходный строительный материал, без которого не могут обойтись различные формы репрезентации значения. Для лингвокультурного исследования интерес представляют и признак, ставший опорным для наименования концепта, и концептуальные признаки, данным словом непосредственно не названные (существующие в значении как ассоциативные семы).

Предметно-понятийное значение МК «свет / light» и «тьма / darkness» складывается из мыслительного отображения самого явления «видимого излучения» или «отсутствия видимого излучения», а также свойств и действий этих явлений. В качестве основных средств выражения предметно-понятийного значения концептов были рассмотрены знаменательные части речи, образованные от корня «свет-», «тьма», «темн-», «light», «dark-» с общей семой «видимое излучение» и «отсутствие видимого излучения». В основе всех видов вторичной номинации лежит ассоциативный характер мышления, что способствует переосмыслению значения, а совокупность производных, вторичных значений слов, оязыковляющих концепт, представляет образное значение концепта.

Семы предметно-понятийного значения, формирующие основное значение слов – средств выражения МК «свет / light» в русском и английском языках («видимое излучение», «источник видимого излучения», «выделяющий видимое излучение», «наполненный видимым излучением», «утреннее/ дневное суток», «появление первого видимого излучения», «качество видимого излучения», «основной тон цвета», «степень насыщенности основного тона цвета»), а также производные значения, образованные потенциальными семами («знание/ просвещение», «(уважаемый) человек, владеющий знаниями», «радость», «надежда на лучшее», «относящийся к празднику Пасхи у христиан», «(ласковое) обращение к кому-либо»), совпадают и свидетельствуют об универсальном характере МК «свет / light» в русской и англо-американской лингвокультурах.

МК «свет» в русской лингвокультуре дополняется семантическими признаками: «привлекательность, заманчивость», «благородный», «ясный, логичный», «чистый, прозрачный», «высокий, чистого тембра». МК «light» в англо-американской лингвокультуре дополняется семантическими при знаками: «интеллектуальные и другие способности человека», «точка зрения», «божественное знание». Разные дополнительные семантические признаки показывают несовпадение объёма и национально-культурную специфику МК «свет» в русской и МК «light» в англо-американской лингвокультурах. В целом, МК «свет / light» формируется интегральным признаком «ценность» и маркирован дифференциальным признаком «положительность», который актуализируется в переносных значениях слов – средствах выражения МК «свет / light».

Семы предметно-понятийного значения, формирующие основное значение слов – средств выражения МК «тьма / darkness» в русском и английском языках («отсутствие видимого излучения», «лишенный видимого излучения», «основной тон цвета», «ночное время суток»), а также производные значения, образованные потенциальными семами («непонятность», «неизвестность/ отсуствие знания», «вызывающий недоверие, подозрительный», «таинственность», «зло/ злонамеренный»), совпадают и свидетельствуют об универсальном характере МК «тьма / darkness» в русской и англо-американской лингвокультурах.

МК «тьма» в русской лингвокультуре дополняется семантическими признаками: «неудовлетворительное физическое и/ или психологическое состояние человека», «невежественность», «трудный для понимания», «неотчетливый, приглушенный», «захолустный, глухой». МК «darkness» в англо-американской лингвокультуре дополняется семантическими признаками: «трагичность», «безрадостность», «депрессивность». Разные семантические характеристики показывают несовпадение объёма и национально-культурную специфику МК «тьма» в русской и МК «darkness» в англо-американской лингвокультурах. В целом, МК «тьма / darkness» маркирован дифференциальным признаком «отрицательность», который актуализируется в переносных значениях слов – средствах выражения МК «тьма / darkness». Лексикографический анализ показал, что МК «свет / light» и «тьма / darkness» несут аксиологические оценки «добро» и «зло», что обусловлено их мифолого-религиозной природой.

Актуализация аксиологически ценностного признака происходит на всех уровнях языка, поскольку концепт «рассеян» не только в содержании лексических единиц, но и в корпусе фразеологии и паремиологическом фонде. Присутствие в структуре этих устойчивых выражений символьной составляющей повышает их культурную значимость.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»