WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Опрос носителей русской лингвокультуры показал, что влияние предполагает косвенное, непрямое, действие, направленное на кого-либо.

Воздействие же всегда связано с получением конкретного результата.

Воздействовать - значит заставлять, добиваться, изменять, давить, вступать в непосредственный контакт. Для респондентов влияние может быть хорошим, плохим, благотворным, дурным… Воздействие, как правило, имеет негативную коннотацию.

Описывая акт коммуникации, носители российской научной мысли всегда употребляют слово «воздействовать»: «адресант воздействует на адресата», «говорящий воздействует в процессе коммуникации на слушающего с целью …», «воздействуя, говорящий хочет добиться результата».

Таким образом, для обозначения влияния говорящего на слушающего российские исследователи выбрали лексему воздействие, что наиболее точно отражает данный процесс в их понимании.

Полученный вывод подтверждается и результатами анализа репрезентантов взаимодействие и interaccin. В понимании респондентов- специалистов в области русского языка, взаимодействуя, коммуниканты создают пространство, общее для обеих сторон, что находит отражение в терминообозначении на русском языке – взаимодействие (взаимо – «общее для обеих сторон, обоюдное»1). Совершенно по-иному представляют interaccin испанские респонденты.

В понятие interaccin входят две составляющие: действие и между.

Интересно объяснение данного понятия испанцами через другое – interaccin de fuerzaz2. Interaccin de fuerzaz употребляют, когда говорят о нескольких силах, действующих на один объект. В результате силы аннулируются, и создается совершенно новая сила с новыми характеристиками. Подобным образом испанские респонденты видят механизм коммуникации. Во время interaccin каждый коммуникант имеет прагматический интерес, который направлен на другого. В результате столкновения этих интересов образуется новое пространство с новыми характеристиками, не затрагивающее пространство получателя и отправителя, обозначенное в испанском лингвистическом дискурсе как campo de influencia3, которое образуется только на время коммуникативного контакта (contacto).

В диссертационном исследовании показана детерминированность содержания лингвистических понятий коммуникативное пространство (espacio comunicativo) содержанием ключевых концептов русской и испанской языковых картин мира - пространство и espacio.

Таким образом, вербализуясь в лингвистической частнонаучной картине мира средствами национального языка, научный концепт расширяет свой смысловой объем за счет значений, вкладываемых носителями научного сознания, представителями различных лингвокультурных сообществ.

Анализ научно-теоретических текстов на русском и испанском языках показал, что воздействие находится в логической соотнесенности с такими репрезентантами, как убеждение, эмоциональное воздействие, внушение, манипуляция, авторитетность говорящего, агрессия, а influencia – comunicacin (согласие), tolerancia. В процессе коммуникации создается коммуникативное пространство, точкой отсчета в котором, по мнению российских лингвистов, является сам адресант: говорящий создает и контролирует пространство. По мнению же испанских лингвистов, ответственность за коммуникацию ложится как на emisor, так и на receptor.

Ожегов С.И.Толковый словарь русского языка / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. – М.: Азбуковник, 1999. – С. 78.

Взаимодействие (столкновение) сил.

Поле влияния.

Comunicacin возможна лишь при субъектно-субъектном типе отношений в момент contacto comunicativo. Понимание того, что гармоничное коммуникативное пространство является залогом успешной коммуникации, находит свое место и в трудах отечественных лингвистов, и испанских коллег, однако, с небольшим отличием: гармоничное пространство, в понимании российских ученых, находится на пересечении пространств адресанта и адресата, а в понимании испанистов – должно выстраиваться новое пространство с целью достижения прагматического интереса как говорящего, так и слушающего. По их мнению, компромисс и толерантность являются залогом эффективной коммуникации:

коммуникация есть компромисс.

Такое понимание компонентов-репрезентантов российскими и испанскими учеными обусловлено коммуникативным поведением носителей русской и испанской лингвокультур.

В исследовательской литературе основными характеристиками русского коммуникативного поведения являются искреннее проявление чувств и эмоций, бескомпромиссность, иерархия в общении;

пренебрежение формальной вежливостью; высокая возможность модификации поведения собеседника; отсутствие понимания невмешательства как недопустимости несанкционированного вторжения в личную жизнь собеседника и др. В качестве отличительных черт испанского коммуникативного поведения называются экспрессивность, коммуникативная открытость и обязательная доброжелательность, большое количество тем-табу4, толерантность, безоценочность, компромиссность как залог согласия, толерантность, вежливость, этикетность. Все условия эффективной коммуникации сводятся к одному:

не нарушать пространство собеседника. Сохранение своего пространства и пространства другого – одна из основополагающих характеристик испанского коммуникативного поведения. Испанские этнокультурные особенности коммуникативного взаимодействия обусловливают и выделение cortesa - основной коммуникативной категории, с точки зрения испанских лингвистов, находящейся в логической связи с понятиями asuntos privados, imagen pblica, prestigio social, peticin.

Выделенные черты русского коммуникативного поведения позволяют охарактеризовать его как коммуникативное поведение с преобладающим субъектно-объектным типом отношений, обозначить русскую культуру общения как Я-позицию, противопоставленную испанской культуре общения с доминантной чертой – уважение своего личного пространства и свободы и пространства и свободы другого (Тыпозиция).

Темы, табуированные в испанской культуре (вопросы о семье, возрасте, наличии детей, должности, зарплате, политических взглядах и т.п.), вполне допустимы в русской.

Таким образом, в диссертации утверждается, что специфичное в структуре научного концепта «коммуникация» может быть обусловлено этнокультурными особенностями общения.

Анализ языковой репрезентации анализируемого концепта на русском и испанском языках позволил выявить влияние научной традиции, сформированной в том или ином научном лингвокультурном сообществе, на содержание научного знания.

Из выделенных репрезентантов, составляющих специфичное в структуре научного концепта «коммуникация», 91 % характеризует межкультурную коммуникацию. Очевидно, что элементарное сопоставление данных компонентов позволяет говорить о разном понимании анализируемых понятий в российской и испанской научных традициях. В научно-теоретических текстах, посвященных проблеме коммуникации, чаще всего понятие межкультурной коммуникации употребляется в значении «взаимодействие двух участников коммуникативного акта, принадлежащих разным национальным культурам». Такое понимание межкультурной коммуникации актуализирует исследования языковой картины мира, концепта, языковой личности, русской языковой личности, лингвокультурной компетенции.

Comunicacin intercultural понимается в испанской научной литературе как коммуникация, являющаяся результатом взаимодействия между говорящими - представителями разных культур. В процессе межкультурной встречи коммуниканты проявляют различия в знаниях, опыте и ценностях, детерминированных социально, что обусловливает репрезентацию научного концепта «коммуникация» в испанском лингвистическом дискурсе такими единицами, как contacto pluricultural, mediador cultural, intercultura, interlengua, autodescubrimiento, plurilengua и др.

С целью выявления основного содержания компонентов исследуемого концепта и причин различного понимания межкультурной коммуникации и comunicacin intercиltural, в результате анализа научных лингвистических текстов был выделен ряд бинарных оппозиций, составляющих суть межкультурной коммуникации: культура и cultura, национальная культура и transcultura, языковая личность и mediador cultural, лингвокультурологическая компетенция и competencia intercultural.

Культура имеет свой эквивалент в испанском языке – cultura, что создает иллюзию идентичности понятий. Первая попытка интерпретации данных понятий показывает различие в их осмыслении. Наиболее важным для нас является то, что в российской традиции существует четкое разделение культуры и цивилизации; cultura, в понимании испанских мыслителей, тождественна civilizacin. Культура соотносится, как правило, с национальной культурой, отсюда понимание межкультурной коммуникации как коммуникации между представителями разных национальных культур. Культурная идентичность в испанской научной традиции является многофакторной, что обусловливает понимание comunicacin intercultural как коммуникации между представителями разных культур, при этом, если учесть, что cultura может пониматься и как совокупность ценностей отдельного человека, то любая коммуникация мыслится как comunicacin intercultural. Разное понимание культура в испанской и российской научной традиции обусловливает выделение различных репрезентантов в научном лингвистическом дискурсе на русском и испанском языках, что указывает на специфичное в его структуре.

Анализ языковой репрезентации научного концепта «коммуникация» позволяет сделать вывод о том, что, если общее в структуре и содержании концепта «коммуникация» характеризует процесс и природу коммуникации, то специфичное проявляется в результате интереса исследователей к человеку говорящему: к его культуре, этнической принадлежности, особенностям коммуникативного поведения, характеру, ценностям, идеям и т.д. Научный концепт, отражающий универсальное научное знание, вербализуясь средствами национального языка, отражает ментальность того или иного лингвокультурного сообщества.

Специфичное в структуре и содержании научного концепта «коммуникация» формируется под воздействием таких факторов, как влияние языковой картины мира национального языка на процесс терминообозначения репрезентантов и их содержание, культуры общения и научной традиции. Выявление данных факторов позволяют установить связь научной картины мира и языковой картины мира национального языка как отражения национального менталитета, что показано на схеме № 2.

В Заключении сделаны выводы, намечена перспектива дальнейших исследований.

картина мира языковая картина мира национального языка научная картина мира научный концепт «коммуникация» как единица НКМ научный специализированный лингвистический дискурс рус. исп. англ. другие языки коммуникация comunicacin communication общее, отражающее универсальное знание специфичное традиция в науке этнокультурные особенности коммуникации Схема № 2. Связь научной картины мира и национальной языковой картины мира.

коммуникации процесс Основные положения работы отражены в следующих публикациях:

1. Копылова, Т.Р. Концепты «пространство» и «свобода» в русском и испанском языках / Т.Р. Копылова, Х. Эррера Гонсалес де Молина // Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах: материалы II Межд. науч. конф., Челябинск, 5–6 декабря 2003 г. – Челябинск: Изд-во Челяб. гос. ун-т, 2003. – С. 91 – 93.

2. Копылова, Т.Р. Национально-культурная специфика речевого общения в системе подготовки иностранных студентов / Т.Р. Копылова // Язык и общество: материалы республиканских научно-практических конференций. Ижевск, 20 мая 2004 г. – Ижевск: Изд-во ИПК и ПРО, 2004. – С. 25.

3. Копылова, Т.Р. Имя существительное в упражнениях и диалогах.

Русский язык для испаноговорящих / Т.Р. Копылова, Х. Эррера Гонсалес де Молина. – Ижевск: Кварт, 2004. – 208 с. – ISBN 5-90106805-7.

4. Копылова, Т.Р. Сопоставительный анализ речевых актов в лингводидактической практике (на примере совета в русском и испанском языках) / Т.Р. Копылова, Х. Эррера Гонсалес де Молина // Русский язык и русская речь в XXI веке: проблемы и перспективы. – Ижевск, 2006. – С. 117 – 122.

5. Копылова, Т.Р. Язык и культура в практике обучения иностранному языку (на примере РКИ и ELE) / Т.Р. Копылова, Х. Эррера Гонсалес де Молина // Проблемы современной филологии в вузовском образовании: материалы международной научно-методической конференции. – Ижевск: Удмуртский государственный университет, 2006. – С. 342 – 349.

6. Копылова, Т.Р. Национальная специфика научного знания (на примере концепта коммуникация в русской и испанской лингвистике) / Т.Р. Копылова // Вестник ЧелГУ. Филология. Искусствоведение. – 2007. – № 8 (86) – С. 26 – 31.

7. Копылова, Т.Р. К определению понятий коммуникация и comunicacin (о некоторых особенностях научного мышления) / Т.Р. Копылова // Вестник Удмуртского университета. Филология. – 2007. – Вып. 5. – Ч. 2. – С. 59 – 66.

8. Копылова, Т.Р. К вопросу о национально-культурной обусловленности научного знания (на примере понятий «межкультурная коммуникация» и «comunicacin intercultural») / Т.Р. Копылова // – Год русского языка в Удмуртии. – Ижевск: Изд-во «Удмуртский университет», 2007. – С. 199 – 121.

9. Kopylova, T. R. El concepto «ayuda» en las culturas espaola y rusa / T.R. Kopylova, J. Herrera Gonzlez de Molina // III Jornadas Andaluzas de Eslavstica. – Granada: Universidad de Granada, 2004. – PP. 369 – 370.

10. Kopylova, T. El concepto «ayuda» en las culturas espaola y rusa (aspecto linguodidactica) / T. Kopylova, J. Herrera Gonzlez de Molina // Revista de cultura y estudios eslavos.- Granada: Universidad de Granada, 2006. – PP. 253 – 262.

11. Kopylova, T. R. Anlisis contrastivo del «consejo» en las lengua rusa y espaola como paradigma discursiva. / T.R. Kopylova, J. Herrera Gonzlez de Molina // SLE 2005. Perspectivas formales, funcionales y tipolgicas de la relacin entre discurso y gramtica. Valencia, 7–10 septiembre, 2005. – Valencia: SLE, 2005. – P. 146.

12. Kopylova, T. R. El carcter especfico cultural de los colores en las lenguas espaola y rusa / T.R. Kopylova, J. Herrera Gonzlez de Molina // Traduccin, lengua y cultura en los albores del siglo XXI. – Granada: Jizo ediciones, 2006. – P. 157 – 165.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»