WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

3. Купечество в конце XIX в. становится профессиональной группой и перерастает сословные рамки. Вятские купцы много делали для благоустройства городов, здравоохранения, образования и науки. Быт мелкого и среднего купечества чаще оставался традиционным, некоторые крупные купцы и промышленники стремились слиться с верхушкой общества. Вятское духовенство в ос новной своей массе было малообразованно, зачастую небрежно относилось к своим обязанностям, что негативно воспринималось причтом. Менталитет чиновничества не претерпевает значительных изменений. На поведение чиновников в значительной мере оказывало влияние недостаточность материального благосостояния, многие должностные лица находились за чертой бедности. Это порождало взяточничество, халатное отношение к исполняемым обязанностям.

4. Для понимания природы интеллигенции необходимо учитывать две группы критериев: социологические и ценностные, причем вторые представляются более значимыми. С точки зрения социологических критериев к интеллигенции относятся люди умственного труда, обладающие соответствующим профессиональным образованием, кроме того, выделяются пограничные с интеллигенцией профессии – чиновники, офицеры, учащиеся, священники. Ценностный подход предполагает выявление ценностных установок, которые характеризуют интеллигенцию: повышенный интерес к общественным проблемам и, как следствие, чаще всего оппозиционное отношение к властям; способность критически осмысливать происходящие события и явления, высказывать собственное мнение; антибуржуазность взглядов. Выделенные группы критериев не всегда сочетаются между собой. Представитель профессуры, например, не всегда может обладать ценностными характеристиками, отличающими интеллигента.

Отличительной чертой вятской интеллигенции было ее демократическое происхождение. Представители интеллигенции чаще придерживались радикальных и либеральных воззрений. Уровень материального благосостояния был недостаточным. Служба интеллигентами расценивалась не только как средство получения дохода, но и как способ служить обществу.

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, примечаний, списка источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении раскрывается актуальность темы, историография проблемы, научная новизна и практическая значимость, определены цель и задачи исследования, его хронологические рамки и методологические принципы.

Глава I. "Менталитет непривилегированных слоев населения Вятской губернии на рубеже XIX – XX вв." Первый параграф главы "Менталитет вятского крестьянства: от традиционализма к модернизации" посвящен трансформации традиционного крестьянского мировоззрения в условиях модернизирующегося общества. Конец XIX - начало ХХ вв. ознаменовался столкновением между качественно новыми явлениями в сельском хозяйстве, связанными с все большим проникновением в крестьянский мир буржуазных отношений, и традиционными формами ведения хозяйства, существовавшими на протяжении всей российской истории. Одной из сторон модернизационного процесса явилась деформация традиционного восприятия жизни русского крестьянина, ломка устоявшихся стереотипов сознания.

Эти процессы в Вятской губернии протекали менее интенсивно, чем в более развитых регионах Российской империи. В первую очередь, это было связано с относительно невысоким уровнем промышленного производства, отдаленностью многих небольших поселений от городов, неразвитостью сети железных дорог. Вятская глубинка консервировала представления крестьянина об окружающем мире, помогала сохранить традиционные патриархальные устои.

В то же время, деревенские жители, особенно молодежь, живущие в непосредственной близи от города или завода, наблюдающие быт фабричных рабочих, служащих в большей степени впитывали новшества различного рода: отношение к старшим, в том числе к родителям; к религии и церкви; собственности и труду и т.д. Изменение быта быстро и необратимо происходило при установлении связи "глухих уголков" с оживленными местностями.

На рубеже XIX-XX вв. происходит изменение в понимании некоторых правовых и хозяйственных категорий, в том числе, трансформируется традиционное крестьянское представление о собственности. Процесс принятия частной собственности, в современном понимании этой категории, чрезвычайно медленно, с большим трудом, проникал в общую картину мировосприятия вятского крестьянина. Подавляющая масса крестьянства, носителей общинного менталитета, считала богатство аморальным. Собственность, используемая для накопления, обогащения, эксплуатации неимущих (т.е. капитал) всегда вызывала крайне негативную, осуждающую реакцию крестьян.

В традиционное крестьянское мышление стали проникать рыночные, буржуазные категории, что было связано с включением крестьянина в новые хозяйственные отношения. Размежевание полевых угодий, "подел" земли, происходившее на традиционных началах, постепенно уходит в прошлое Широкое распространение получает аренда сельскохозяйственных земель.

Распространение европеизированной одежды, предметов быта оказывали заметное влияние на культуру и стиль поведения представителей крестьянского населения. Расширялись границы мира человека, степень свободы, мобильности населения. Появление различного рода новшеств меняло традиционные представления о выборе модели поведения. Наблюдался рост индивидуализма крестьян, активного стремления к улучшению своего положения, даже если это улучшение выражалось лишь внешне через щегольскую одежду или наличие стульев в крестьянской избе.

Одновременно отмечается падение нравственности, которое выражалось в пьянстве, хулиганстве, более свободном отношении полов. Причина этого во многом крылась в потере внешнего контроля со стороны традиционного крестьянского мира над частью его представителей. Отходники, возвращаясь с городских заработков домой привносили в общину новые ценностные ориентиры.

С распространением школы в деревнях распространяется грамотность не только среди подрастающего поколения, но и среди взрослых. Все же следует признать слабое культурное влияние школ на население. Случалось, что крестьяне, получившие начальное образование, впоследствии забывали грамоту, поскольку некоторым она просто не пригождалась.

В начале ХХ в. менталитет крестьян сохранял идею, что власть принадлежит царю от Бога, однако, все чаще раздавались критические оценки царя.

Уход от традиционных форм жизни, становление новых воззрений меняли настроения крестьян, часть которых неизбежно попадала под влияние революционной агитации. Представляется, что грабежи зажиточных крестьян были вызваны не столько эффективностью революционной агитации со стороны, прежде всего эсеров, сколько внутренними противоречиями в самой крестьянской общине. Беднейшее и среднее крестьянство было более тесно связано с общинными уравнительными традициями и во многом оставалось носителем общинного менталитета с его принципами социальной справедливости.

Таким образом, в 1890-е – 1917 гг. крестьянство переживало трансформацию социального поведения, менялся менталитет, отчетливо проявлялись тенденции к индивидуализму, прагматизму. От традиционности отношений оно переходило к новым ценностям. Ускоряющийся ход истории, быстрое вхождение России в формат новых экономических отношений, основанных на рынке, с одной стороны, незавершенность капиталистической модернизации, огромная роль государства, православие и крестьянская община с другой, порождали противоречия в массовом сознании крестьянства. В этих условиях крестьянское мировоззрение стало терять свою относительную однородность.

Двойственность менталитета проявлялась в распространении европеизированной одежды, стремлении к приобретению "модных" вещей, страсти к легкой наживе, что входило в противоречие, а иногда и соседствовало, с общинноуравнительным сознанием. Широкое распространение договорных отношений в начале ХХ в. (аренда, наем и т.д.) подрывало основы общинной психологии.

Ломка традиционных ценностей сопровождалась падением нравственности, ростом пьянства, хулиганства и преступности и вызывала сознательное, а реже бессознательное сопротивление. Все эти явления в Вятской губернии происходили медленнее, чем в центральных регионах страны в силу особенностей края.

В целом, несмотря на новшества, менталитет крестьянства оставался традиционным, основанным на православной вере, почитании царской власти, общинной психологии. Появлялись ростки новой жизни, новой сельскохозяйственной культуры, инновации в ведении хозяйства. Крестьяне открывали для себя новые источники дохода. Но многие из них не могли прожить на своей земле, уходили в город, пополняя ряды пролетариев в первом поколении. За пореформенные годы под влиянием модернизационного процесса значительно вырос уровень культуры и сознательности крестьянства, которое, своеобразно знакомясь с городской цивилизацией, стало глубже осознавать природу социальных антагонизмов, а также необходимость разрешения аграрного вопроса “снизу”, перехода земли в руки тех, кто на ней трудится.

Во втором параграфе "Рабочее население в условиях формирования буржуазного общества" показано изменение ментальных установок городского населения.

В 1890-е-1917 гг. ослабевает традиционная модель поведения, наступают новые формы жизни и общения, что отразилось на рабочем населении.

Приток мигрантов из деревни в город привел к окрестьяниванию городского населения как по социальному составу, так и по образу мысли и образу жизни.

Деревня на рубеже XIX-ХХ вв. не являлась антиподом городу. Связь рабочих с деревней сохранялась вплоть до 1917 г., что откладывало отпечаток на образ мышления, представления и поведение рабочих.

Внутри пролетариата на рубеже XIX – ХХ вв. происходят процессы дифференциации. Появляется категория "развитых" рабочих, чаще потомственных, которые стремятся к получению образования и активно участвуют в общественно-политической жизни. Большая часть рабочих-вятчан вышла из деревни недавно, а многие оставались связаны с ней, работая на заводах по сезонам или приходя на работу из близлежащих селений. Появлялось определение “бывалые люди”, означавшее промежуточную среду между городом и деревней. Выходцы из крестьянства, существенно меняли социальную обстановку в городе, создавая рабоче-крестьянскую субкультуру. Эти факторы свидетельствуют о незавершенности оформления рабочих в класс и объясняют невосприимчивость большей части пролетариата к буржуазным ценностям. Менталитет рабочего в значительной степени оставался традиционалистским, с ориентацией на коллективизм и уравнительность.

Начинает ослабевать религиозность рабочих. Особенно этот процесс усиливается во время первой русской революции 1905-1907 гг. Именно с этого времени можно говорить о религиозном индифферентизме пролетариата, городского населения. Несмотря на то, что только лишь "сознательные" рабочие являлись атеистами, революционные события пошатнули традиционные представления о вере, церкви, царской власти.

Таким образом, в менталитете рабочего и мещанского населения в 1890е-1917 гг. происходят существенные изменения, связанные с частичным или полным отказом от прежних представлений и утверждением нового взгляда на окружающую действительность. Этому во многом способствовали технический прогресс (появление кинематографа, оснащение производства современным оборудованием, строительство железных дорог и т.д.), новая политическая обстановка (события революции 1905-1907 гг. и ее последствия). Ускоряется процесс разрыва рабочего класса с крестьянским миром, все больше становится потомственных рабочих, окончательно связавших себя с фабрикой, заводом, городом. Уже в конце XIX в. приходит осознание рабочими себя как особого сословия со своим особенным поведением. На фоне роста грамотности, культуры появляются негативные черты менталитета городского населения – распущенность нравов, пьянство, хулиганство, непочитание старших, традиционного семейного уклада и т.д. Происходит ломка менталитета. Особенности Вятской губернии в отличие от других регионов страны заключались в менее интенсивном процессе перемен, обусловленном своеобразием социальноэкономического развития, наблюдалась определенная устойчивость в традициях. Но и здесь назревал конфликт между “народными низами” и “верхами” общества.

Глава II. "Менталитет привилегированных слоев вятского общества на рубеже XIX – XX вв." посвящена купечеству, духовенству и чиновничеству обладавшим довольно устойчивым социальным положением. В настоящей работе не уделяется внимание дворянству в силу особенностей Вятской губернии, где данное сословие численно было очень небольшим, и не оказывало сколько-нибудь заметного влияния на общественно-политическую жизнь региона.

В первом параграфе "Вятское купечество: становление буржуазного менталитета" рассматриваются изменения в менталитете купечества в период бурного торгово-промышленного подъема начала ХХ в.

Еще в дореформенный период купечество не являлось замкнутой сословной группой; во второй половине XIX в. оно стало своего рода профессиональным объединением, открытым для всех желающих. Однако значительная часть деловых людей предпочитала оставаться в рамках прежнего сословного статуса. Под словом "купец" подразумевался не только тот, кто принадлежал к этому сословию или занимался торговлей, но и любой предприниматель.

В пореформенные годы принадлежность к купечеству переставала быть наследственной. В ряды вятского купечества входили представители других сословий, прежде всего из крестьянства. Тем не менее, люди, ставшие купцами, при переходе в новый социальный статус во многом сохраняли элементы крестьянского быта, прежних представлений, хотя ощущали собственную избранность, гордость за новое, более высокое, общественное положение.

Быт купечества зачастую оставался традиционным, соответствовал его патриархальному уровню. Прослеживается идея патерналистского капитализма с человеческим лицом. У некоторых купцов вместе с хозяевами за столом сидели приказчики, считавшиеся “за своих”.

Благотворительность купечества – предмет особого изучения. Меценатство для купцов было осознанным шагом, так как вело к повышению их социального статуса: получению почетных наград, званий, чинов, общественного признания. Не следует исключать и огромную роль религии: основная масса купцов были людьми православными и не могли не понимать настороженного отношения церкви к богатству.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»