WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Анализ немецких традиций, сформировавшихся в период кайзеровской Германии, позволяет разделить их на четыре группы. Во-первых, «позитивные» традиции, передающие положительный исторический опыт. К ним относятся немецкое правосознание и традиция народной общности. Во-вторых, «нейтральные» традиции, которые в зависимости от различных условий могут иметь как позитивные, так и негативные проявления, либо не могут быть положительно или отрицательно интерпретированы. К ним можно отнести совокупность социально-психологических установок немецкого среднего класса, милитарную традицию, гендерную идентичность периода кайзеровской Германии, католическую традицию, консерватизм и авторитаризм в кайзеровской Германии, её положение «срединного государства» во внешней политике. В-третьих, «негативные» традиции, к которым относятся антисемитизм, расизм, политика «Культуркампфа», немецкий комплекс «Haliebe» (ненависть-любовь) по отношению к англичанам. В-четвёртых, мёртвые, архаические и давно пресёкшиеся традиции, попытка возродить которые приводит изза огромной разницы в условиях к созданию чего-то принципиально нового и разрушает действующие в данной сфере традиции.

Вторая глава «Йозеф Пауль Геббельс: детство, юность, начало политической карьеры (1897-1933)» состоит из двух разделов.

Первый раздел «Формирование идентичности Геббельса» посвящён формированию идентичности Геббельса, факторам и традициям, повлиявшим на этот процесс.

Йозеф Пауль Геббельс родился 29 октября 1897 г. в небольшом городке Рейдт, расположенном в долине Рейна. В возрасте семи лет Геббельс заболел остеомиелитом, ему прооперировали бедро, в результате чего правая нога стала короче левой на десять сантиметров. Физический недостаток наложил глубокий отпечаток на всю дальнейшую жизнь Геббельса, в частности послужив одной из причин его разочарования в религии.

В конце раздела делается вывод о том, что главной чертой идентичности Геббельса в ранний период являлась ненависть к старому капиталистическому миру.

На её становление повлияли такие факторы как бедность, озлобленность и ощущение несправедливости окружающего мира, вызванное травмой, оборвавшаяся из-за материальных неурядиц любовная история, влияние друга-коммуниста Флисгеса и неудачи самореализации в рамках существующей системы. Эти же факторы во многом определили и специфику антисемитских установок Геббельса, так как евреи в его глазах являлись олицетворением капитализма.

Второй раздел «Геббельс и немецкие традиции в «период борьбы» освещает взаимоотношения Геббельса с немецкими традициями с момента его вступления в национал-социалистическое движение до прихода Гитлера к власти. В период 19241926 гг. Геббельс пребывает в стане «левых национал-социалистов» руководимых братьями Штрассер. В 1926 г. Гитлер в награду за переход на свою сторону награждает Геббельса постом главы столичной партийной организации.

В анализируемый в главе период жизни Геббельса, он продемонстрировал разрыв с кайзеровской Германией бескомпромиссной и концептуальной ненавистью к такой важной части элиты немецкого общества как крупные бизнесмены.

Дисконтинуитетность Геббельса по отношению к кайзеровской Германией также проявилась в его ненависти к основе немецкого общества – среднему классу. В антисемитских установках Геббельса периода Веймарской республики преобладали черты преемственности с антисемитизмом в кайзеровской Германии. Во-первых, это проявилось в преобладании в антисемитской пропаганде Геббельса экономических и антикапиталистических мотивов, созвучных критике евреев Карлом Марксом и Вернером Зомбартом. Во-вторых, Геббельс позволял себе критиковать радикальный партийный антисемитизм, представляемый Юлиусом Штрайхером. В-третьих, Геббельс использует в антисемитской пропаганде старые христианские основания, сравнивая Гитлера с Христом, а евреев с оскверняющими храм торговцами. Вместе с тем, в антисемитских установках Геббельса присутствовали разительные черты разрыва, проявившиеся в видении им новой народной общности. Это утверждение наиболее ярко демонстрирует эпизод травли Геббельсом заместителя полицайпрезидента Берлина еврея-фронтовика Бернгарда Вайса. Первоначально нацисты признавали объединения евреев-фронтовиков и исключали их членов из мероприятий по преследованию евреев, внеся в антисемитские законы периода 1933-1934 гг. ряд норм не распространяющих их действие на евреев, являвшихся ветеранами Первой мировой войны. Можно сделать вывод о том, что Геббельс в случае с Вайсом, переведя основание народной общности из общности культуры, судьбы и языка, какой она была в период кайзеровской Германии в расовую общность опередил остальных руководителей НСДАП в разрыве данной традиции.

В статьях, речах и дневниках Геббельса периода Веймарской республики кайзеровская Германия предстаёт ущёрбным политическим образованием, не способным адекватно реагировать на вызовы современности, крах которого он видел неизбежным.

Третья глава «Йозеф Пауль Геббельс – рейхсминистр пропаганды (19331945)» состоит из семи разделов. В первом разделе «Образование министерства пропаганды как один из шагов «национал-социалистической революции» рассматривается возникновение нового органа государственной власти в контексте проблемы континуитета. Так же в нём анализируются смыслы, которые вкладывал Геббельс в термин «национал-социалистическая революция».

Министерство пропаганды было создано 13 марта 1933 г. Процесс его становления протекал в жесткой институциональной борьбе между новой структурой и старыми частями бюрократического аппарата, у которых прежде находились составные части и функции нового министерства.

С самого начала своей деятельности на посту главы органа государственной власти Геббельс проявил себя как ярый борец со старыми традициями. Министерство пропаганды должно было занять здание «Леопольдпаласта» на Вильгельмплац напротив рейхсканцелярии и отеля «Кайзерхоф». Ранее в нём располагался прессцентр правительства Веймарской республики и естественно, что для нацистов это здание символизировало то, что они называли «Системой». Оно было спроектировано Шинкелем – одним из выдающихся прусских архитекторов XIX в. Геббельсу не понравилось несовременное и, на его взгляд, чрезмерно вычурное внутреннее убранство. Когда чиновники отказались помогать новым хозяевам здания в его переделке, он вызвал штурмовиков и приказал им сделать все необходимое.

Однако парадокс разрушающего традиции Геббельса заключался в том, что первого успеха его ведомство достигло, демонстрируя континуитетность нового режима. 21 марта 1933 г. министерство пропаганды под его руководством организовало празднование «дня Потсдама» на котором проводилась церемония открытия рейхстага нового созыва (21 марта 1871 г. открылся первый рейхстаг объединённой Германии). Нацисты публично продемонстрировали преемственность Третьего рейха от Второго.

В 1933 г. Геббельсом была создана беспрецедентная в немецкой истории часть государственного аппарата, которая призвана решать масштабные задачи по проведению «тотальной революции», то есть по мысли Геббельса, изменению общественной и частной жизни в Германии путём обновления её националсоциализмом и заполнения им её содержания. Такая широкая дефиниция термина «национал-социалистическая революции» приводила к тому, что применительно к каждой крупной жизненной сфере его значение было различным. Соответственно разным было и отношение этой «революции» к прошлому в лице кайзеровской Германии и Веймарской республики. Так, например, в идеологической сфере под «национал-социалистической революцией» Геббельс понимал уничтожение либерализма, порождённого Великой французской революцией, разъедающего основы жизни немецкого народа и победившего в период Веймарской республики, то есть подчёркивал резкий разрыв с ней. В той же речи он дал и антисемитское понимание «революции», произнеся, что главным её достижением стало сбрасывание «еврейского хомута» и обозначив тем самым разрыв с кайзеровской Германией и с Веймарской республикой.

Второй раздел «Геббельс и отношение к немецким традициям фракционных версий национал-социализма» содержит сравнительный анализ «левой», представленной братьями Штрассер и Эрнстом Ремом и «правой» гитлеровской версий национал-социализма на предмет соответствия немецким традициям. апреля 1934 г. Рем произнёс программную речь «СА и национал-социалистическая революция», в которой резко раскритиковал правоконсервативный истеблишмент и его ценности, потребовав решительного разрыва нового режима с прошлым и со всем, что с ним связывало. Эта критика была созвучна критике консерваторов Геббельсом, и министр пропаганды с ней солидаризировался, до последнего полагая, что Гитлер должен обрушить репрессии на них, а не на товарищей по партии. События «ночи длинных ножей» оставили глубокий отпечаток в исторической памяти самих нацистов, в том числе и министра пропаганды. Геббельс, сочувствуя Рему, предал в угоду Гитлеру и конъюнктуре свои убеждения и единомышленника, как сделал это восемью годами ранее с братьями Штрассер. Но это не означает, что он отказался от своих левых убеждений. Они вновь проявятся в годы тотальной войны, а также незадолго до краха, когда Геббельс, размышляя над ошибками Третьего рейха, вернётся к осмыслению событий 30 июня 1934 г. и их историческому значению.

Таким образом, ночь «длинных ножей» подвела определённую черту под левыми, антиконсервативными и антикапиталистическими тенденциями в НСДАП, выраженными в лозунгах «второй революции», а также под открытыми требованиями осуществить резкий разрыв национал-социалистического режима, со всем, что связывало Германию с прошлым.

Третий раздел «Разрывы и преемственность с немецкими традициями в идеологических воззрениях Геббельса» посвящён выявлению точек преемственности и разрывов с немецкими традициями во взаимоотношениях Геббельса с представителями идеологии «консервативной революции», отношению к двум немецким христианским конфессиям, его антисемитских установках, отношению к расовой политике и оценках социальной ценности права в период пребывания на посту министра пропаганды. Необходимость исследования идеологических воззрений Геббельса, их своеобразия, эволюции, факторов, оказывающих на них воздействие, в отрыве от политической деятельности диктуется стремлением разграничить личные взгляды министра пропаганды, проистекающие из его идентичности от взглядов, формирующихся под влиянием внешних факторов, таких как мнение Гитлера и требования политической конъюнктуры.

Такие представители «консервативной революции» как Юнг и Шпенглер мыслили в категориях прусского авторитаризма, сдерживаемого силой традиций, необходимостью самоограничения и дисциплины. Геббельс же мыслил в категориях тоталитаризма. Его идея тотальности, то есть вторжения режима во все сферы жизни прямо противоречила вышеуказанным ценностям, что можно назвать главной причиной возникновения между ними взаимной неприязни, приведшей к разрыву.

Министр пропаганды, испытавший в детстве немалое влияние католицизма, понимал каким влиянием пользуется церковь в обществе, и был сторонником постепенного разрыва с религией, не одобряя резких антиклерикальных действий.

Наиболее сложными и противоречивыми были антисемитские и расистские установки Геббельса. С одной стороны должность министра пропаганды обязывала его не только разделять самый крайний расизм и антисемитизм, но и активно его пропагандировать. С другой стороны он скептически относился к расизму, причиной чему было его личное несоответствие пропагандируемым идеалам, а также мог позволить себе далёкое от фанатичной ненависти отношение к евреям, выражавшееся в сочувствии к некоторым мишлингам и саркастическую критику мании выискивания повсюду еврейских корней. Но вместе с тем он понимал, что выражение крайнего антисемитизма является «правилом хорошего тона» и пользовался этим, для того чтобы поднять своё положение в глазах Гитлера. Это явилось причиной постепенного дрейфа Геббельса в сторону крайних, беспрецедентных в немецкой истории форм выражения антисемитизма. Наиболее ярко данное обстоятельство проявилось в событиях 9 ноября 1938 г. В этот день Геббельс стремясь вернуть себе потерянное изза скандала, вызванного романом с актрисой Лидой Бааровой расположение Гитлера, организовал погром, получивший название «Хрустальной ночи».

Одним из самых ярких и известных продуктов антисемитской пропаганды Геббельса был фильм «Вечный жид». Главная линия его повествования апеллировала к традиционному антисемитизму, так как министр осознавал, что культивировать ненависть к евреям проще и эффективнее используя старые привычные стереотипы, нежели выращивать новые. Но, тем не менее, в фильме присутствуют новые, детерминированные евгеническим расизмом мотивы.

В четвёртом разделе «Роль Геббельса в формировании и функционировании лингвистических механизмов господства национал-социалистического режима» соотносятся с проблемой континуитета выделенные известным исследователем Виктором Клемперером особенности языка Третьего рейха (Lingua Tertii Imperii – язык Третьей империи). Затем они локализуются биографическими рамками жизни министра пропаганды. Кроме того в нём выделяется новая особенность языка Третьего рейха, ярко проявившаяся в публикациях Геббельса выраженная в широком использовании терминов, объясняющих развитие тех или иных событий наличием заговоров, которая именуется конспирологизмом.

LTI в общем и целом можно охарактеризовать как дисконтинуитетный по отношению к немецкому языку в предшествующие ему эпохи. Практически все черты LTI, кроме связи с романтизмом и экспрессионизмом, знаменовали собой разрыв с прошлым, ведь даже такие на первый взгляд континуитетные его черты как теологичность и архаизм имели в лучшем случае лишь сходство форм, но отнюдь не сходство содержания, сущности и функций. Тем не менее, некоторые черты LTI берут своё начало в тенденциях развития немецкого языка, появившихся в годы Веймарской республики.

Вместе с тем Геббельс обладал двумя «прививками», позволявшими ему изредка возвращаться к языковым привычкам прошлых лет, которыми можно назвать наличие классического образования и интеллекта.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»