WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Светообозначение полыхать отличается тем, что связано как с семантикой быстрого движения, так и с семантикой горения. Глагол полыхать восходит к и.-е. основе *pel- со значением ‘махать, трясти, дрожать, вибрировать’. Световое значение у глагола полыхать развивалось посредством значений ‘быстро двигаться’, ‘бросать’, ‘бить, ударять’, которые являются продолжением значений ‘махать, трясти, дрожать, вибрировать’. Это видно и по диалектному материалу, где полых ‘употребляется по значению глагола полыхать (о пламени)’: огонь полых по стенам, где полых обозначает быстрое движение огня, своеобразный «удар» пламени, сопровождающийся свечением, ср. русское просторечное засветить ‘ударить’ или звездануть с тем же значением.

Во второй главе «Индоевропейские светообозначения и их рефлексы в русском языке» рассматривается эволюция слов, которые восходят к и.е. корням со световой семантикой. В этой главе были проанализированы дериваты и.-е. корней: 1) *leuk- ‘светить, видеть’, 2) *kveit- ‘светить’, 3) *mer- ‘сверкать, искриться’, 4) *meigh-/ *meik- ‘мерцать, мелькать’ 5) *sk,/*sk,/*sk,i ‘сиять’, 6) *dei- ‘блестеть, светить, сиять’, 7) *hel- /*glend(h)- ‘блестеть, сверкать’, ‘трепетать’, ‘темнеть (от моргания)’, 8) *her-/ *her-/*hr- ‘сиять, блестеть, сверкать’, 9) *bhl- ‘блестящий, белый’.

В числе семантических моделей, выявленных в группе индоевропейского контекста, мы находим модели:

1) ‘светить’ ‘видеть’ (глядеть, зреть, зоркий).

2) ‘светить’ ‘быть ярким’, ‘светлый’ ‘цветной’ ‘цветущий’ ‘здоровый, красивый, преуспевающий, радостный’ (цвести, цветок), также ‘цвести’ ‘покрываться сыпью, гнить’ (цвести) 3) ‘светлый’ ‘отмеченный, избранный, отличный от других’.

Яркий пример такого развития значений представляет прилагательное лысый. О. Н. Трубачев указывает на некоторые особенности семантики праславянского *lysъ(jь): признак «лысый» был обозначением избранничества. Так О. Н. Трубачев восстанавливает еще одно значение *lysъ(jь) - ‘светлый, блестящий’ (= ‘небесный, божественный’). На наш взгляд, реконструированное О. Н. Трубачевым значение ‘небесный, божественный’ можно дополнить значением ‘избранный, отличный от других’. Именно это значение – избранничества – находит отражение в таких выражениях, как: лысая гора, лысый черт. Лысый черт указывает не на внешний вид как таковой, а на то, что лысый черт – главный среди других. В говорах Алтая встречается производное лыско ‘по суеверным представлениям нечистая сила, живущая в доме’: Не вздыхай тяжело, не отдадим далеко, хоть за лыско, да близко. Так слова с первоначальным значением света участвуют в образовании сферы, которая отлична от той, что мы наблюдали при изучении семантики свет, светлый, светить, а именно – сферы, формирующей значения ‘нечистая сила, черт’. Также лысая гора – по преданиям, самая высокая гора в местности, часто выбираемая для собрания нечистой силы. Далее значение ‘избранный’ может развиваться до значений с лысиной ‘удачливый, везучий’, лысый ‘целый, невредимый’, с лысинкой ‘умственно ограниченный, тупой, глупый (о человеке)’, ср. в. словенском языке lisast ‘придурковатый’, ‘с пятнами’.

4) ‘светить’ ‘бросать свет’ ‘целиться’ ‘попадать’‘происходить, случаться’ (случаться, случай, получаться).

5) ‘светлый’ ‘ясный’, ‘светлый’ ‘очищенный’, ‘светлый’ ‘открытый’ лыситься ‘проясняться’, лысина ‘поляна, лужайка, открытое место’, лыснуть ‘открыть, раскрыть’.

6) ‘светлый’ ‘гладкий’ (гладкий). Далее значение ‘гладкий’ может эволюционировать до значений ‘здоровый’, ‘тучный’, ‘жирный’, ‘ухоженный, красивый’, а также можно отметить переходы ‘гладить’ ‘ласкать’, ‘гладкий’ ‘нежный, ласковый’ ‘льстивый’, ‘гладкий’ ‘тихий, спокойный’ (в говорах гладко ‘ясно, безветренно, солнечно, когда нет туч на небе, нет сильного ветра’ гладко ‘тихо, спокойно’).

В русских диалектах гладкий ‘жирный, тучный, здоровый’, ‘гладкий, ровный’, ‘толстый, упитанный’, гладкой ‘полный, здоровый’, гладкий ‘имеющий полное, красивое, чистое лицо’, ‘о здоровом на вид откормленном лежебоке, лентяе’, ‘ухоженный, содержащийся в порядке’, гладкий ‘нежный’, ‘ласковый’.

7) ‘светить (неровным светом)‘дрожать, мелькать’ ‘затмеваться в результате перерывов в свечении’ ‘темнеть’, ‘светить неровным светом’ ‘терять свет, гаснуть’ ‘становиться темным’. Эта модель встречается в производных и.-е. корней *sk,/*sk,/*sk,i-, *mer-, *meigh-/ *meik-.

На наш взгляд, основа *sk,/*sk,/*sk,i- близка к определению ‘светить неровным светом’. Ю. Покорный дает значения основы как ‘приглушенно светить’, ‘тень’, ‘отражение’. В индоевропейских языках реализуются значения ‘светить’, ‘сиять’, ‘блестеть’ и ‘мерцать’, то есть светиться неровным светом. Сравним, например, в латинском языке от этого корня - scintilla ‘искра’, scintillatio ‘мерцание’, ‘сверкание’, scintillare ‘искриться, блистать, сверкать’, дериваты обозначают неровный свет. О. Н. Селиверстова при анализе глаголов со значением света утверждает, что глагол сиять несовместим с представлением о ровно распределенном свете, о чем свидетельствует контекст: Солнце стояло близко на бледноясном небе, лучи его тоже как будто поблекли:

они не сияли, они разливались ровным, почти водянистым светом (Тургенев, Свидание).

Значение ‘светить неровным светом’ может развиваться либо по модели ‘светить неровным светом’ ‘терять свет, гаснуть’ ‘становиться темным’ (отсюда сень, древнегреч. ‘тень, призрак, видение’, ‘покров’, в алб. hije ‘тень’, а также русск. синий), либо по модели ‘светить неровным светом’ ‘светить ярко’ (отсюда сиять, гот. skeinan ‘сиять, светить, блестеть’, д.-в.-нем. sknan ‘светить, сиять’ и т.п.), дериваты *sk,/*sk,/*sk,i- реализуют представление о неровном, либо разгорающемся, либо гаснущем, свете, поэтому в системе дериватов от *sk,/*sk,/*sk,i- появляются такие разные на первый взгляд слова, как сень, синий, сиять, сизый. Подтверждением того, что и.-е. основа *sk,/*sk,/*sk,i- обозначала неровный свет, является пересечение в семантике дериватов *sk,/*sk,/*sk,i- и *mer-, *meigh-/ *meik-. В кругу производных этих корней реализуется семантика ‘светить’ ‘темнеть’ (сень ‘тень’, синий ‘темный’, мрак ‘темнота’), ‘светить неровным светом’ ‘дрожать, мелькать’‘темнеть’ ‘обозначения призрака, видения’ (сень ‘призрак, видение’, стень ‘призрак, видение’, морок ‘призрак, мираж’, мечта в древнерусском языке ‘наваждение, воображение’).

Морок в говорах ‘призрак’, ‘мираж на море’: мороки ударяют на голову ‘наступает помрачение рассудка, выключается сознание’, морок также ‘сон, в котором человек видит самого себя, примета скорой смерти’. Подобное развитие значений обусловлено, с одной стороны, развитием значений ‘тьма, туман (в котором ничего не видно и который имеет способность исчезать)’, с другой стороны, тип значений ‘призрак, видение’ может быть связан с семантикой быстрого движения, переменчивости, что характерно для дериватов корня *mer-, то есть морок в этом случае – ‘то, что имеет способность то появляться, то исчезать, что-либо неверное, переменчивое, способное вводить ум в заблуждение’, ср. морочиться ‘терять рассудок, ум’ и ‘идти быстро, запыхавшись, торопясь’, ‘устремляться, быстро бежать, мчаться, торопиться’.

Значения ‘темнеть’, ‘дрожать’ продуцируют появление обозначений облака, дождя, ненастной, пасмурной погоды, ср. мгла ‘темнота, туман, облако, дождь’, мигичка ‘моросящий дождь’, моргаситься ‘моросить’.

От значения ‘темный’ появляются значения ‘дьявол’ (синец), ‘обманывать, вводить в заблуждение’ (морочить), ‘грустный, печальный’ (омраченный), ‘непонятный’.

В системе производных корней *mer- и *meigh-/ *meik- появляются такие производные, как: диалектное мороковать со значением ‘понимать, знать, смыслить, смекать’, мечтать ‘думать’ (говоры), ‘представлять в воображении’. Развитие значения ‘думать’ происходит посредством значения ‘казаться, представляться в воображении, мерещиться’, далее ‘мечтать, задумываться о чем-либо’, а затем ‘придумывать, думать’.

Анализ рефлексов и.-е. светообозначений позволил включать в ряд сфер, с которыми соприкасаются светообозначения, такую значимую сферу, как обозначения цвета (не только цветообозначение белый, но и цветообозначения синий, сизый, желтый, голубой, зеленый).

В семантической структуре цветообозначений желтый, зеленый, голубой, которые в современном русском языке являются обозначениями хроматических цветов, мы заметили присутствие семантики ахроматических цветов: ‘темный’, ‘светлый’, ‘серый’.

Присутствие этих значений укрепляет связи цветообозначений со значением ‘светлый’, которое имеет и.-е. корень *hel-. Что касается значений ‘темный’, то мы уже наблюдали в пределах этимологических гнезд других «световых» корней появление значения ‘тьма, темный’ (у дериватов *mer-, *meik-, *sk,/*sk,/*sk,i-). В случае с *mer-, *sk,/*sk,/*sk,i – появление значений ‘тьма, темный’ было обусловлено, на наш взгляд, семантикой корня – семантикой прерывистого света, которая объясняла переход ‘светить прерывистым светом’ ‘темнеть’.

В пределах этимологического гнезда *hel- тоже есть значения, связанные с семантикой ‘темный’, например, лит. lj ‘сумерки’ от другой ступени корня *ghel- в древнеангл. glm ‘сумерки’, у слов зеленый, голубой тоже можем наблюдать семантику ‘темный’. Таким образом, можно предположить, что свет, выражаемый производными от *hel- в индоевропейских языках, был, как и в случае с продолжениями основы *sk,/*sk,/*sk,i-, либо нарастающим, либо убывающим, то есть и для дериватов основы *ghel- характерны модели: ‘светить неровным светом’ ‘терять свет, гаснуть’ ‘становиться темным’ (отсюда зеленый, lj ‘сумерки’, glm ‘сумерки’), ‘светить неровным светом’ ‘светить ярко’ (отсюда исл. glan ‘глянец’, ‘блеск’, норв. диал. glana ‘светлый, сверкающий’, нем. glhen ‘блестящий’, gluot ‘зной’, древнеисл. glra ‘сверкать, искриться’, нем. Glanz ‘блеск, сияние’).

Свет, который передавался производными *hel-, вероятно, был неровным, прерывающимся, поэтому возможно развитие значений ‘темный’, ‘сумерки’. На данном этапе исследования трудно предполагать то, каковы механизмы связи значений ‘темный’, ‘светлый’ и значений ‘желтый’, ‘голубой’, ‘зеленый’, но это может быть перспективой данного исследования.

Как видим, семантические модели, выделенные нами в первой главе, в системе русских светообозначений, совпадают с теми моделями, которые мы выделили при анализе рефлексов и.-е. светообозначений, материал второй главы позволил нам дополнить и расширить спектр уже отмеченных нами семантических переходов.

Третья глава «Семантические связи светообозначений с другими семантическими полями» представляет собой описание тех семантических полей, с которыми светообозначения вступают в активное взаимодействие. Это такие поля, как «Человек», «Жизнь, мир/ Смерть», «Бог /Дьявол, бес», «Движение», «Цвет, цветенье, созреванье, рост/ обозначения цвета», «Чистота», «Природа», «Наименования растений, цветов, животных», «Обряд/Праздник», «Звук», «Тень, тьма».

Регулярнее всего значение света становиться донором для поля «Человек», его 1) эмоций, 2) внешности, 3) интеллекта, 4) благосостояния, 5) оценки общества, 6) нравственности/ морали/ душевных и духовных качеств, 7) поведения, 8) речи, 9) зрении, 10) любви.

Описание качеств и свойств человека не всегда является положительно маркированным, подобный дуализм свидетельствует о способности светолексем к многообразной и разветвленной деривации, а это показатель развитости семантического поля «свет» и значимости данного понятия в культуре. Рассмотрим связь светообозначений с полем «Обряд/Праздник».

Светообозначения встречаются при номинации праздника, например, светлый день ‘праздничный день’. Это проявляется в других славянских языках, например, с.-хорв. светац ‘праздник’, светачки ‘праздничный’, светковина ‘празднество, торжество’, свечан ‘праздничный, торжественный’.

Лексика с корнем свет- может встречаться в обозначении действующих лиц обряда свадьбы, это отражено в говорах русского языка. Например, сестра жениха называется светенкой: Что у нашего свата светенка горбата, светилочка ‘ребенок, идущий впереди свадебного шествия со свечой’. Светоосновы появляются в словах, обозначающих предметы обрядового действия, например, свет ‘в свадебном обряде – елка, украшенная цветами и свечами’. Помимо этого, светолексемы встречаются в обозначениях частей обряда:

обвести по солнышку ‘обводить молодых вокруг аналоя при венчании’, благословлять кого-л. хлебом по солнышку в свадебном обряде – ‘благословлять жениха и невесту, описывая караваем круг над головой’, свет светить ‘венчаться в церкви с полным освещением’, свечки ‘предсвадебный обряд’, светлый вечер ‘вечер накануне свадьбы’:

в светлый вечер дары дарили.

Проявление свадебной семантики у светолексем и их производных отражается и в украинском языке, где свiтилка ‘девушка, исполняющая обряд держания меча и свечи на свадьбе’, свiтильник ‘украшенная свеча, которую светилка держит на свадьбе’. Кроме того, в украинском языке свiтити волосом ‘ходить с непокрытой головой (о замужней женщине)’, свiтити головой ‘быть девушкой (т.е. незамужней)’.

Можно отметить соприкосновение сферы свадьба и сферы свет на примере слов с корнем зар-. Заря, как граница между днем и ночью, в обрядовом действе становится символом границы между девичеством и замужеством, например, зоря – это ‘песня, которую девушки поют утром и вечером под окном невесты, прощаясь перед свадьбой’: Мы прокличем, сестрицы, зорю вечернюю, также ‘песня, которую поют девушки, шьющие невесте приданое «Обошедши всех (богатых родственников), всходят на крышу и поют весьма громко зорю»’; зори ‘обряд прощания невесты с подругами на заре’; зори играть ‘часть свадебного обряда, когда невеста перед свадьбой на заре поет с подругами: «Ой, зори, вы зори ранние да весенние»; выкликивание зори ‘свадебный причет невесты накануне прощания с родней и расставанья с «девьей красотой»’; зорю оплакивать ‘часть свадебного обряда, когда за неделю до свадьбы невеста причитает по утрам и вечерам’.

Одновременно с использованием в свадебном обряде эта лексема встречается в текстах похоронного обряда: проговорить зорю в похоронном обряде ‘выйдя за ворота, проголосить по умершем’.

«Когда покойник на лавке, то родственники его обязаны утром и вечером проговорить зорю».

Материал третьей главы показал, что световая лексика обладает яркой культурной символикой, об этом свидетельствует ее присутствие в широком спектре семантических полей.

В заключении подводятся основные итоги исследования, намечаются перспективы дальнейшего изучения вопроса.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»