WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В романе «Быть Босхом» Королёв исследует не сознание «другого», а авторское сознание, помещая в центр автобиографического героя – филолога, начинающего писателя, который в начале 1970-х годов в наказание за участие в диссидентском кружке проходит службу в дисциплинарном батальоне. В сюжетной структуре романа выделяются несколько уровней: 1) повествование о реальности: сюжет службы лейтенанта Королёва в дисбате, представленный как эпизоды-воспоминания и комментарии повествователя; 2) сюжет жизни Босха, роман о котором пишет герой, в виде повествовательных фрагментов и авторской рефлексии о связи жизни и творчества художника, а также сюжеты сновидений, последствия творческого вхождения автора (в образе слуги) в пространство жизни Босха; 3) описания картин Босха (экфрасисные фрагменты), сопровождаемые комментариями сюжетов картин (библейских сюжетов).

Роман выходит к проблеме устройства бытия, которое предстаёт как абсурдное.

Многоуровневая структура сюжета романа разворачивает проблему абсурда в нескольких аспектах: абсурд советской реальности 1970-х годов, абсурд реальности времени Босха (к.

XV – н. XVI), и прозрение абсурда бытия в картинах Босха, выводящих к библейским и средневековым текстам.

В разделе 3.3.1. «Сюжет службы в дисбате: проблема абсурда социальной реальности и материального бытия» проблема абсурда рассматривается в аспекте сущности реальности (сюжет реальности фиксирует социальный абсурд, но выходит к абсурду материальной основы жизни). Сюжет службы в дисбате открывает абсурд социальной реальности. Преодоление социального абсурда даётся как возможное, что подтверждается арестами и перестановками в результате расследования «дела о хлорке», но восстановление порядка обнаруживает свою временность и иллюзорность.

В разделе 3.3.2. «Сюжет написания романа о Босхе: проблема познаваемости онтологии и сущности искусства» интерпретируется введение в сюжет реальности сюжета написания текста о художнике Босхе. Субъект повествования о службе в дисбате – личный повествователь, который представляет себя как повзрослевшего героя. Поэтому в романе интересен сюжет внутренней трансформации Королёва: от 1970-х к 2000-м годам, от невозможности дописать роман о Босхе в 1970-х к созданию текста о реальности в 2000-х. Эту трансформацию можно трактовать как сюжет становления писателя:

переход от исполнителя, человека служащего, к творцу; от человека, бегущего от реальности, к человеку, интерпретирующему реальность, от лейтенанта Королёва к автору-повествователю.

Во фрагментах о Босхе разворачивается художественная стратегия Босха.

Искусство Босха рассматривается Королёвым как близкое к идеалу, что заявляется императивом «быть Босхом», вынесенным в название романа. Стратегия Босха – погружение в реальность, усугубление её абсурда через творчество, тогда как Королёв сравнивает себя с Робинзоном, бегущим от реальности. Важно различие предмета творчества: для Босха это современная ему реальность (даже на картинах с библейскими сюжетами он изображает своих современников), тогда как Королёв обходит стороной опыт реальности, погружаясь в средневековье.

В разделе 3.3.3. «Контрапункт экфрасисов в романе: проблема сущности бытия» анализируются фрагменты введения в текст романа описаний босховских картин.

Для описания и комментариев автор выбирает те полотна, в которых Босх обращается к известным библейским сюжетам и христианским легендам. Королёв описывает и упоминает следующие картины художника на библейские сюжеты:

«Святой Христофор», «Искушение Святого Антония», «Пляска смерти, или Аллегория Страшного Суда», «Семь смертных грехов и четыре последние вещи», «Сад земных наслаждений», «Брак в Кане», «Поклонение волхвов».

Выстраивается ряд образов, находящихся в центре этих картин: Святой Христофор, Святой Антоний, Христос, Ирод. Автор даёт свою интерпретацию этим образам, выявляя близкую ему концепцию мироустройства как хаоса, непознаваемого и неисправляемого человеком.

В четвёртой главе «Поэтика деконструкции чужих текстов в «филологической прозе»: метафизическая проблематика метатекстов Королёва» рассматриваются тексты, находящиеся на границе художественной и нехудожественной прозы. С одной стороны, Королёв выступает как исследователь, филолог, поясняющий картины мира классиков русской литературы (Пушкина, Лермонтова, Гоголя), с другой стороны, как писатель, пытающийся через их интерпретацию представить собственный взгляд на мир, используя строительными элементами новых текстов тексты предшественников.

Проблематика этих текстов сосредоточена на нескольких аспектах: проблема случайности и закономерности бытия; метафизической обусловленности или субъективной воли в человеческом существовании; проблема писательства, природы творчества и смысла текстов художника.

Коллажи «Дама пик» (1994–1998), «Носы» (2000) и реконструкция ненаписанного пушкинского текста «Похищенный шедевр» (2005), находясь на границе художественной и нехудожественной прозы, представляют литературоведческую концепцию творчества Пушкина, Лермонтова и Гоголя, «проверяют» обнаруженные принципы в творческой практике самого Королёва, в конструировании собственных текстов с помощью классических текстов. Предмет описания в этих текстах Королёва – не объективная реальность и не реальность сознания, а текстовая реальность, не картины мира, а модели мира, извлекаемые из созданных предшественниками картин реальности.

В главе две части. Первая часть посвящена исследованию «художественного» дискурса – проблематики и поэтики текстов, вторая – «нехудожественного», филологической интерпретации Королёвым картин мир классиков.

В первой части четвёртой главы «Трансформация пушкинских и лермонтовских текстов в коллаже “Дама пик”: проблема случайности и предопределённости» осуществляется попытка обозначить смысл трансформаций классических сюжетов в коллаже «Дама пик». Материал для коллажа «Дама пик» (1994- 1998) берётся из фабул четырёх известных произведений: повести «Пиковая дама» (1833) и новеллы «Выстрел» (1830) А. Пушкина, новелла М. Лермонтова (из «Героя нашего времени») «Фаталист» (1839-1840) и новелла Т.-А. Гофмана «Кавалер Глюк» (1810).

Центральная проблема коллажа, организующая сюжет – проблема предопределённости, случая и воли человека.

Субъект повествования в коллаже – Печорин, который в версии Королёва обнаруживает черты экзистенциального героя. Печорин интересен Королёву, исследующему в своих текстах постмодернистского, «нового» человека, как человек нового для своего времени переходного типа. В позиции «пост» Печорин близок современному человеку, потерявшему позитивный смысл существования, утратившему причинно-следственные связи в реальности, живущему в распадающемся мире, но возвращающемуся к реальности, пытаясь осмыслить происходящее в границах своего существования. «Экзистенциальное» содержание Печорина – в противостоянии абсурду реальности осознанным выбором существования.

Сюжет Печорина фиксирует, как человек против своей воли вброшен в играющей мир и подчиняется всеобщим правилам игры: сам играет другими людьми, но и им играют другие люди, беря на себя предопределённость высших сил. Бытие невозможно познать и невозможно противится участию в игре, на которое человек обречён фактом своего рождения. В самой игре бытия автор не находит особого смысла (за грехи одних страдают другие люди, исполнителем рока назначается человек, никак не связанный с приговорёнными или с виновными). Формально у человека есть право выбора (метафора дельты реки), но фактически от его выбора ничего не зависит.

Во второй части четвёртой главы «Филологическая деконструкция текстов классиков: интерпретация и стилизация» анализируется финальная часть коллажа «Дама пик» – эссе «Орущий сфинкс» и филологическая реконструкция «Похищенный шедевр». Используя возможности креативного отношения к чужому тексту, Королёв прямо декларирует в эсеистском тексте, в анализе текста Пушкина и прочитываемый им смысл повести классика, и собственные концепции.

Филологический анализ позволяет выстроить пушкинскую картину мира. Бытие в художественном мире Пушкина, с точки зрения Королёва, обнаруживает свою иррациональную, играющую сущность, что по Королёву, оказывается созвучно ощущению бытия современным человеком.

Королёв намечает принципиальные расхождения в фабулах и структуре двух текстов Пушкина («Влюблённый бес» и «Пиковая дама»): от принципа дихотомии к принципу треугольника, то есть от упорядоченности и структурированности к неупорядоченности и хаосу. Гармония сменяется негармоничностью, так как исчезает чёткая грань между положительным и отрицательным, добром и злом, исчезает ось симметрии. В структуре треугольника невозможно выявить некий центр, он постоянно смещается, движется, изменяется. Как в основе «Влюблённого беса» лежит принцип парности и дихотомичности, так в основе «Пиковой дамы» - принцип треугольника, неупорядоченного множества. Бытие в художественном мире Пушкина представлено как играющее, многоуровневое, лишённое причинно-следственных связей.

В Заключении подводятся итоги исследования.

В прозе Королёва обнаруживается эстетическая эклектика, что характеризует общую тенденцию русской литературы конца ХХ – начала XXI века, ведущей поиск новой парадигмы художественности. В этой парадигме не остаётся «чистых» направлений, соединяются открытия реализма, модернизма и постмодернизма.

Ведущей остаётся поэтика смешения текстовой и образной реальностей, миметической и фантасмагорической образности, вымысла и non fiction; поэтика деконструкции чужих и собственных текстов; поэтика переключения повествовательного и риторического слова. Одновременно не только в раннем, но и в позднем творчестве Королёва обнаруживаются принципы художественного психологизма, сюжетного повествования, развитые в реалистическом искусстве, направленном на познание наличной реальности. Интерес к самоценному мифологизирующему сознанию современного человека объясняет и использование приёмов и принципов модернистской словесности (фантасмагории, видения интуитивные прорывы изменённого сознания персонажей, равно как и изображение подсознания, власти инстинктов, хаоса сознания).

Исследуя поэтику прозы Королёва, мы в равной степени выясняли поэтику текстообразования, что требовала постмодернистская художественная стратегия автора, и поэтику образной системы, художественного мира писателя, чтобы выявить способы воспроизведения реальности, образов персонажей. Мы исследовали такие элементы поэтики как структура и композиция текста, субъектную организацию текстов. С другой стороны, мы анализировали систему персонажей и сюжетостроение (равно как воспроизведение движущейся реальности и как движения сознания: «сюжеты реальности», и «сюжеты сознания»). Третий слой исследуемого материала был связан с аллюзивным уровнем текста, с выявлением интертекстуальных связей, отсылок к другим текстам литературы и культуры.

Очевиден параллелизм, сосуществование разных эстетических и художественных доминант в творчестве Королёва, однако мы склонны видеть эволюцию эстетики и поэтики писателя. Эволюция проявляется в изменении жанровой природы произведений:

от повестей и рассказов конца 1970-х – 1980-х годов к романным структурам 1990-х годов, к «филологической» прозе конца 1990-х – 2000-х годов, находящейся на границе художественной и нехудожественной прозы.

Эстетическая доминанта прозы Королёва – это движение от реалистической прозы (1970-е годы) через погружение в модернистскую прозу (рубеж 1980-х – 1990-х годов) к постмодернистской синкретической прозе (1990-х годов). В 2000-е годы его проза развивается в двух направлениях: соединение опыта реалистической и модернистской поэтики в романах («Человек-язык» и «Быть Босхом») и постмодернистского опыта описания текстовой реальности (тексты-коллажи и тексты-стилизации. Кажется, что «филологическая» направленность творчества усиливается, появляются тексты на границе художественного и нехудожественного), внимание к объективной действительности уступает место видению мира как текстовой реальности, где действуют персонажи-знаки, а собственная картина мира складывается в процессе комбинирования и осмысления чужих моделей мира.

Жанровая и эстетическая эволюция связана с эволюцией проблематики: от традиционной этической проблематики в ранних реалистических текстах (проблема неоднозначности этики, столкновения этики и творчества, проблема назначения искусства), к онтологической проблематике середины 1990-х – начала 2000-х: проблемы бытия и природы, способов мышления человека о мире, овладения сознания человека бытием. Проза 2000-х, при сохранении внимания к проблемам этики и онтологии, акцентируется на метафизической проблематике: устройство бытия, наличие в бытии смысла, закономерностей, случайности и предопределённости.

Центральной проблемой прозы Королёва мы полагаем проблему искусства. В ранней прозе она повёрнута проблемой художественного дара, позднее Королёва занимает проблема возможностей текстов замещать реальность и воздействовать на неё.

По теме диссертации опубликованы следующие работы В журналах перечня ВАК:

1. Климутина А. С. Роман А. Королёва «Эрон» в аспекте интертекстуальных связей с романами Петрония и Апулея / А. С. Климутина // Сибирский филологический журнал. – Новосибирск, 2008. – № 4. С. 114–119.

2. Климутина А.С. Функции лермонтовского персонажа (Печорина) в коллаже А.Королева «Дама Пик» / А. С. Климутина // Вестник Томского государственного университета. – Томск, 2009. – № 323 (июнь). – С. 31–34.

В периодических и иных изданиях:

3. Климутина А. С. Мотив отсечения головы в повести А. Королёва «Голова Гоголя» / А. С. Климутина // Актуальные проблемы лингвистики, литературоведения и журналистики : сб. трудов молодых учёных. – Томск : Изд. ТГУ, 2004. – Вып. 5, ч.1 :

Литературоведение. – С. 73–75.

4. Климутина А. С. Онтологические и этические проблемы уродства в романе А. Королёва «Человек-язык» / А. С. Климутина // Актуальные проблемы лингвистики и литературоведения : материалы VI Всерос. науч.-практ. конф. молодых учёных, 22–апреля 2005 г. – Томск : ТГУ, 2005. – Вып. 6, ч.2 : Литературоведение. – С. 97 – 99.

5. Климутина А. С. Искусство и реальность в романе А. Королёва «Быть Босхом» / А. С. Климутина // Актуальные проблемы лингвистики и литературоведения :

материалы VII Всерос. науч.-практ. конф. молодых учёных, 21–22 апреля 2006 г. – Томск :

Изд. ТГУ, 2007. – Вып. 7, часть 2 : Литературоведение. – С. 73–75.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»