WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Причиной нереализованности может быть несоответствие общепринятому языку, но для раннего А. Королёва важнее открытие экзистенциальной драмы человека, влекомого тайнами бытия, но осознающего бессилие воплощения или несоответствие своего текста меняющейся и многообразной реальности.

Первая часть первой главы – «Сюжет становления художника и проблема сущности искусства в повести “Рисунок на вольную тему”».

В разделе 1.1.1. «Принципы воссоздания объективного мира» анализируется сюжет и система персонажей повести. Выделяются традиционные способы воссоздания объективного мира, которые представляют реальность как наличествующую, имеющую причинно-следственные связи. В повести используется ретроспективный принцип сюжетостроения – обрамление эпизодов, повествующих о настоящем, эпизодами воспоминаний, что выводит в центр проблему памяти. Персонажи психологически мотивированны, их идеи раскрываются в событиях реальности.

В разделе 1.1.2. «Концепция искусства: проблема законов искусства и самовыражения» сравниваются разные версии сущности искусства в повести «Рисунок на вольную тему», принадлежащие персонажам-двойникам (Алексей и Яша, Алексей и Вениамин Михайлович): искусство органичное, выражающее «коллективное Лейдерман Н. Л., Липовецкий М. Н. Современная русская литература, 1950–1990-е годы : учеб пособие: в 2 т. М., 2003. С. 423.

бессознательное», национальное мироощущение, стремящееся гармонизировать мир;

профессиональное, личностное и общечеловеческое (европейское) искусство. Главный герой идет к синтезу профессионального, личностного, и национального, интуитивистского, фантасмагорического искусства.

В повести обсуждаются несколько определений миссии искусства: выявление красоты действительности, познание скрытой сущности реальности, «развлечение» зрителей, самовыражение. Гармонизирующая миссия искусства проявляется в том, что искусство не только «отвлекает» от реальности фантасмагориями, но «привлекает» к реальности, запечатлевая её высшие проявления. В национальном сознании закреплено понимание мужества спасительного искусства заслонять реальность, изображая то, чего нет в реальности, либо красоту противоречивой реальности. С сюжетной линией немого художника Яши связано экзистенциальное понимание искусства, необходимого для личностного прорыва к бытию, для выражения знания о несовершенстве мира и для сопротивления отчаянию.

На пересечении национального и индивидуального понимания искусства рождается ранняя концепция искусства Королёва: искусство, изображая красоту мира, спасает от хаоса реальности, но, выражая индивидуальные прорывы сознания, открывает неразрешимые противоречия жизни.

Вторая части первой главы – «Природа творческого дара и драма творческой реализации в повести “Ожог линзы”. Особенности психологизма»/ В разделе 1.2.1. «Субъективация изображения реальности. Условность сюжетных ситуаций» анализ повести «Ожог линзы» (1988) обнаруживает принципы реалистического искусства – воссоздание реальности как самозначимой, обладающей ценностным центром; отмечается воспроизведение автором субъективно воспринимаемой героем реальности, отход от объективного повествования в сторону субъективации.

Две первые части повести организованы психологическими точками зрения персонажей-двойников, поэтов, наделённых даром, но не сумевших реализоваться. Автор не сводит персонажей событийно, воссоздавая тем самым несвязность людей, однако логика автономных сюжетов подтверждает повторяемость, подобие коллизий. Третья часть повести – поток сознания главного героя Марата Немцова – близка уже модернистской поэтике, где сближаются образы действительности, образы прошлого и галлюцинации.

В разделе 1.2.2. «Система персонажей: варианты концепции творчества» на первый план вынесена проблема роли искусства в духовном самоопределении человека, что выделяет одно из главных значений заглавного образа повести: творчество как линза, через которую человек смотрит на реальность, но при этом обжигается укрупнённым знанием жизни. Королёв представляет творческий дар не как знак божественной милости, а как «ожог» реальности, который ставит перед выбором между этическим поведением в отношениях с другими и верностью своему дару.

Четыре персонажа (Марат – Андрей – Филипп – Агата) представляют версии творчества: поэзия как наблюдение за миром сквозь толстое стекло, защита от «ожога» реальности (Андрей); поэзия как собирание в единый поэтический текст «пучка» ощущений непосредственно переживаемой реальности, инструмент боли, а не защиты (Агата); поэзия как выражение скрытой сущности реальности (Марат); поэзия как преображение мира, эстетизация реальности, которая позволяет не замечать подлинной сущности жизни, уйти в образы собственного сознания (Филипп).

С сюжетной линией Марата связана идея отказа от искусства в современном мире:

«После Освенцима писать стихи – бессмысленно: их вышивали на коже». Обращение к Т.Адорно ставит вопрос о смысле искусства как такового: не отменяет ли реальность, «обжигающая» человека, экзистенциальный смысл искусства. Творчество не спасает человека от вины и ответственности. Выявляются сомнения в этичности культуры:

культура дискредитировала сама себя, так как, говоря об идеалах и абсолютах, обосновала принципы насилия, сама стала идеологией.

Марату в пограничной ситуации даётся прозрение и понимание истинного искусства, которое не заслоняет от реальности, но выражает её ощущение. Марат дорастает до понимания того, что этическое существование – это не следование строго установленным нормам этики (религиозным или индивидуальным), а личностное определение границ этики в каждый конкретный момент жизни. Королёв поднимает этическую планку на запредельную высоту, приравнивая нравственного человека к Богу, обязывая его обладать сверхвидением и всезнанием при личностном выборе, самоопределении, ощущать тонкость и неустойчивость этических границ. Поднимая этическую планку для себя настолько высоко, человек обречён существовать в ситуации постоянных сомнений и вины за свой выбор, так как быть «нравственно гениальным» под силу, согласно Королёву, только гениям.

В третьей части первой главы «Соединение художественного и нехудожественного дискурсов в повести “Гений местности”. Культура и онтология в истории» анализ повести «Гений местности» (1991) намечает переход к постмодернистской поэтике и эстетике, где персонажи выступают знаками идей, а в центре – не миметизм, а авторская игра текстами, открытие релятивности знаний о бытие и текстов о нём.. Основанием для сближения поэтики повести «Гений местности» с реалистической делается сосредоточенность на реальности природно-социальной среды и обстоятельств жизни персонажей, на конкретных историях, составляющих фабулу.

В разделе 1.3.1. «Повествовательная структура повести “Гений местности”» рассматривается обращение к новым принципам построения текста: соединение художественного и нехудожественного дискурсов. Повесть обнаруживает сознательную установку на многослойность текстовых стратегий: художественно осмысленной хроники парка; повествовательных новелл, как документально подтверждённых, так и вымышленных; авторских эссе на исторические, культурологические, литературоведческие темы. Выход на первый план сознания автора-повествователя – свидетельство отношения к изображаемому, близкого к постмодернистскому: жизнь видится не как самодвижущаяся субстанция, в течении которой принимает участие человек, а как сложившийся текст. Повесть «Гений местности» отлична от ранних повестей разветвлённостью системы персонажей, отсутствием центральных персонажей, ослаблением интереса к характеру персонажа.

В разделе 1.3.2. «История парка как столкновение природы и культуры.

Преобразователи и разрушители» исследуется проблема соотношения искусства (текста) и природы (материи). Искусству, навязывающему материи свой идеал, в повести противопоставляется искусство, которое способно прозреть сущность природы. История парка – история навязывания природе меняющихся идеалов. История парка доказывает значение языка, как системы знаков, эпистем, культурных правил, упорядочивающих мир.

Фабула повести (300 лет истории парка) фиксирует, как материя противится насилию над собой, что проявляется в её нежелании следовать человеческим планам, проектам, соответствовать определённым эстетическим идеалам. Сопротивление проявляется в способности природы самовозрождаться каждый раз, когда парк по каким-либо причинам перестаёт подвергаться воздействию на него человека.

В разделе 1.3.3. «Модель национальной истории: проблема власти» в истории парка Королёв представляет модель истории России. История России последних трёх веков трактуется Королёвым как насильственная смена идеалов государственности, что выдаёт «эстетический» тип государственности в России. Правители-преобразователи (Пётр I, Екатерина II, Павел I, Сталин) рождали исторические утопии, уводя в сферу идей, но российская история развенчивала иллюзии правителя быть творцом истории: ему оказывается подвластна только сфера языка, идеалов, но не материи. История в концепции Королёва – это история текстов, идей, узаконенных эпистем.

Раздел 1.3.4. «Ситуации столкновения человека с онтологией и властью» уделяет внимание повествовательным новеллам, вскрывающих человеческий аспект онтологических, социальных и культурных проблем. Новеллы разделены по группам:

человек в культуре, человек в социуме, человек в частных отношениях. Исследуются ситуации столкновения человека с онтологией, «гением местности», которые ставят проблему наличия в природе метафизической силы, воздействующей на человека.

«Гений местности» предстаёт либо как метафизическая сущность, ощущаемая человеком, либо как стихийное явление, материализованное в природе, в любом случае гений меняет судьбу человека, толкает его к выбору реального поступка, к самоопределению или гибели, либо побуждает к творчеству, к закреплению в тексте (картине, слове, музыке). На первом плане в повести экзистенциальная трактовка духа материи как понятого смысла бытия: природа (через страх перед стихией или озарение) даёт человеку возможность прислушаться к себе, найти в себе нравственные опоры;

основания для этического выбора человек находит в самом себе. Однако духовное самоопределение чревато и трагическими последствиями: оно может привести к осознанию бессилия, невозможности идеала, к экзистенциальному отчаянию.

Вторая глава «Модернистская поэтика в романе “Эрон”. Возможности осознания бытия персональным мифологизирующим сознанием» доказывает модернистскую природу романа «Эрон» (1994) в двух аспектах: первый аспект связан со спецификой проявления авторского сознания в модернистском тексте, второй – с модернистским героем. В «Эроне» модернистское мышление проявляется прежде всего в универсализации реальности, которая осуществляется через вписанность конкретных исторических событий в космический масштаб, включение исторических событий 1970– 1980-х годов в общечеловеческую историю, регулярные отсылки к идеям М. Хайдеггера о том, что бытие дано человеку только в границах его существования.

В первой части второй главы «Структура текста и субъектная организация романа “Эрон”» анализируется повествовательная стратегия Королёва, определяемая взаимодействием четырёх текстовых стратегий: нарративного пласта (сюжета реальности с персонажами-характерами); пласта авторской риторики; психоделического пласта (потока сознания персонажей, мифологизирующих реальность в ситуации кризиса);

философских диалогов персонажей, ставших знаками авторского сознания.

Автор-повествователь – главный субъект повествования во всех сюжетных линиях.

При этом четыре центральных персонажа (Филипп, Антон, Адам и Надя) – четыре вторичных субъекта повествования, чередующие друг друга. С одной стороны, бытие изображается через призму сознания персонажей, представляются мифологизированные картины бытия отдельно взятого человека; с другой стороны, автор-повествователь вводит мифы сознания героев в литературный и культурный контекст, частную жизнь – в «хронотоп» бытия.

Во второй части второй главы «Жанровая структура романа: элементы мениппеи» исследуется жанровая эклектика романа «Эрон», совмещающего реалистические повествовательные новеллы, эпизоды модернистского «потока сознания», образы-мифы, риторические хроники. В «Эроне» обнаруживаются основные признаки мениппеи, выделенные М. Бахтиным4: свобода от предания, свобода вымысла;

незавершённость действия и героя, эстетику серьёзно-смехового, создание исключительной ситуации – ситуации испытания идеи; сочетание фантастики и натурализма, внимание к «последним философским вопросам», оксюморонные ситуации.

В третьей части второй главы «Субъективные мифы персонажей о бытии как способы его интерпретации» рассматриваются мифы о бытии, созданные сознанием четырёх центральных персонажей (Филиппа Билунова, Антона Алевдина, Адама Чарторыйского, Нади Навратиловой). Каждый миф индивидуален, но в то же время Бахтин М. М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1972. С. 189–206.

опирается на культурную или религиозную основу (христианство, язычество, иудаизм, постмодернистское игровое отношение к реальности). Попытки объять бытие сознанием во всех сюжетных линиях не приводят к целостности мироощущения героев, а лишь усиливают чувство отделённости индивида от потока жизни, что связано не только с распадом родового чувства, с исчезновением эпического мироощущения, но и с современным ощущением бытия как надличного хаоса, нетелеологичности, самотворящей и саморазрушающей материи, равнодушной к самосознающей личности.

Версии персонажей, отличающихся социальным положением, направленностью на онтологию или сосредоточенностью на рациональном объяснении мира «собираются» в авторскую версию бытия – многослойного и изменчивого.

Раздел 2.3.1. «Сюжет Филиппа Билунова: актуализация языческого мифа о бытии» посвящён индивидуальному мифу Филиппа Билунова, связанному с языческой (египетской) мифологией. Мифологизация не сводится к наложению ситуации, в которой находится герой, на известные сюжеты мифов – реальность восприниматься героем как мифическая: время и пространство перестают быть линейными и одномерными (смешивается реальное время и время Древнего Египта; пространство Камеруна, где разворачиваются события реальности, – с пространством Древнего Египта), стираются границы между реальностью и иллюзией, предметы и существа переходят друг в друга.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»