WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Особое место в работе уделено изучению исторических и архивных документов, подтверждающих сделанные в диссертации выводы. Среди них: Декрет СНК от 26 ноября 1918 г. «О порядке реквизиции библиотек, книжных магазинов и складов и книг вообще»; Предписание Председателя СНК В. Ульянова (Ленина) заместителю комиссара по делам печати Я. Янковскому о принятии мер по реквизиции ти пографии «Биржевые Ведомости» от 13(26) декабря 1917 г.; Декрет СНК о национализации нотных музыкальных магазинов, складов, нотопечатен и нотоиздательств от 19 декабря 1918 г.; исторические документы, хранящиеся в архивах Тамбовской епархии под рубрикой «Реквизиция имущества» (Протоколы президиума Кирсановского уик, Прошение в Кирсановский совдеп священника церкви Кирсановской городской богадельни Дм. Алмазова от 24 (11) августа 1918 г., Изъятие церковных ценностей в Уткинской церкви от 26 апреля 1922 г., Изъятие в Кафедральном соборе от 26 апреля 1922 г. и пр.). Подводя итоги диссертант отмечает, что прообразы мер в той или иной степени схожих с современной реквизицией существовали как в зарубежном, так и в российском законодательстве, начиная с древних времен. Реквизиция в разные исторические эпохи и в различных государствах понималась и осуществлялась с определенными отличиями. Зачастую подобная мера применялась наряду, а иногда отождествлялась, с другими мерами государственного принуждения.

Представляется, что своего апогея путаница в понятиях и применяемых мерах достигла именно в советский период.

В параграфе 1.2. «Институт реквизиции в советский период» рассматривается сущность, понимание и применение реквизиции в советском государстве.

В связи с усилением государственного регулирования экономикой применение ее значительно расширилось. Прообразами современной реквизиции диссертант считает продовольственную разверстку и продналог, являвшимися результатами введения политики «военного коммунизма», а затем и «новой экономической политики». На основе детального анализа действовавшего законодательства и архивных документов, делается вывод, что в этот период в один ряд ставились такие понятия как реквизиция, разверстка, изъятие, налог и т.п., что еще раз доказывает, насколько вольно использовалась законодателем юридическая терминология. Таким образом, государство могло решить любые насущные проблемы при помощи одной принудительной меры воздействия, название которой особого значения не имело, но суть ее, по большому счету, сводилась к банальному отобранию (изъятию), осуществляемому безвозмездно вне зависимости от основания применения. Достаточно детально в работе изучены нормативные акты, регулирующие реквизиционные отношения: Декрет СНК РСФСР от 16 апреля 1920 года «О реквизициях и конфискациях»; Гражданский кодекс РСФСР 1922 г.; Сводный закон «О реквизиции и конфискации имущества» от 28 марта 1927 года, который не только определяет реквизицию как возмездное отчуждение имущества, но и, впервые для советского законодательства, объясняет смысл (цель) применения этой меры. Подводя итог изучению Сводного закона, сделан вывод о том, что данный документ более или менее (с учетом времени и ситуации) грамотно и четко проработан, определен механизм осуществления реквизиции, органы, ответственные за проведение данных мероприятий, закреплено правило об обязательной возмездности изъятий и даже определены четкие сроки возмещений и т.д. Но, неизменными остаются факты, свидетельствующие о том, что практически во всех случаях реквизиция производилась безвозмездно, с существенными нарушениями закона и произволом властей. Фактически реквизиция того времени мало чем отличалась от банального грабежа руками представителей власти.

Следующими в хронологической последовательности нормативными актами, регулирующими вопросы реквизиции рассмотрены Основы гражданского законодательства СССР и Союзных республик, введенные в действие 1 мая 1962 года; Гражданский кодекс РСФСР 1964 года; Земельный кодекс РСФСР 1970 года; Закон о собственности в СССР 1990 г., который впервые закреплял признак чрезвычайности реквизиции:

«В случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотий и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер, имущество в интересах общества по решению органов государственной власти может быть изъято у собственника в порядке и на условиях, установленных законодательными актами Союза ССР, союзных и автономных республик, с выплатой ему стоимости имущества (реквизиция)». Впоследствии подобная формулировка повторена в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. и в действующем Гражданском кодексе РФ.

Подводя итоги, делается вывод, что институт реквизиции, его понимание применение за всю историю своего существования претерпевал определенные изменения (что отражено в соответствующей таблице, содержащейся в тексте диссертации).

1. Во все времена в соответствии с законодательством это было принудительное возмездное изъятие, при наличии общественной необходимости. Исключения составляли лишь случаи применения «советской безвозмездной реквизиции».

2. Не всегда, особенно в советский период, признаку общественной необходимости придавался чрезвычайный характер, как это предусмотрено современным законодательством.

3. В разные исторические периоды прослеживается различная направленность реквизиционных мер с точки зрения защищаемых интересов. Дореволюционная реквизиция уделяла больше внимания защите прав и интересов лица, у которого имущество изымается. Советская реквизиция – служила интересам государства.

4. Необходимо учесть весь накопленный огромный опыт существования реквизиции, с тем, чтобы создать наиболее справедливый, обоснованный, детально проработанный специальный закон о реквизиции, способный защитить (или, по крайней мере, не нарушить) интересы государства, общества и каждого конкретного его гражданина.

Глава вторая «Понятие и правовая природа реквизиции» содержит три параграфа, в которых последовательно раскрывается правовая природа такого явления как реквизиция. В параграфе 2.1. «Реквизиция в системе юридических фактов» реквизиция рассматривается в системе юридических фактов. Анализируя доктринальную классификацию юридических фактов, диссертант относит реквизицию к категории юридических актов. Однозначно называя реквизицию административным актом, указывает на наличие в нем некоторых элементов сделки, учитывая то обстоятельство, что на определенном этапе властный орган сам становится участником реквизиционного отношения. Более того, отмечается возможность сочетания признаков различных видов юридических фактов (подобное мнение встречается в работах С.С. Алексеева, В.И. Данилина, О.С. Иоффе, О.А. Красавчикова, В.Ф. Маслова, В.А. Ойгензихта, З.А. Подопригора, А.А. Пушкина, В.Б. Исакова, Ю.К. Толстого, С.И. Реутова). Проникновение частноправовых элементов во многие отрасли законодательства является закономерным естественным процессом для демо кратического государства, также как в тоталитарном советском государстве всепроникающими были административные начала. Отмечается формирование в последние годы нового научного направления, в рамках которого наметилась тенденция универсализации понятия сделки, выход данного понятия за границы гражданско-правового понимания. Делается вывод о том, что основанием реквизиции является сложный юридический состав, как конкретной правовой предпосылки: наличие определенных обстоятельств, носящих чрезвычайный характер (эпидемий, стихийных бедствий, аварий, эпизоотий и т.п.) и решение государственного органа. Отмечается важность наличия и общих правовых предпосылок правообладания – 1) нормы права, регулирующей подобные отношения; 2) правосубъектности участников правоотношения.

В параграфе 2.2. «Реквизиция как правоотношение» реквизиция рассматривается как правоотношение. Указывается на невозможность отнесения норм о реквизиции к какой-либо конкретной отрасли права. Данные отношения на различных этапах лежат в сфере публичного (конституционного, административного, финансового, бюджетного) и частного права. Реквизиция – межотраслевое явление, затрагивающее как публичные, так и частные отношения, которые регулируются как нормами гражданского, так и административного и иного законодательства.

Указывается на императивность метода правового регулирования, на регулятивный характер рассматриваемых правоотношений, на их имущественный и относительный характер, а также на их динамичность (возможность быть активными и пассивными, вещными и обязательственными в зависимости от конкретной стадии). Предлагается рассматривать реквизицию в широком и узком смыслах. В узком смысле, исходя из норм статьи 242 ГК РФ, собственно реквизиционными называются отношения, возникающие непосредственно при изъятии имущества.

Юридическим фактом, порождающим это правоотношение, будет решение (акт) компетентного государственного органа об изъятии конкретного имущества. В результате чего у компетентного государственного органа появится право изъять то или иное имущество и обязанность выдать компенсацию собственнику. А у собственника, соответственно, возникнет обязанность имущество передать (или не препятствовать его изъятию), и право – требовать компенсации. Также, после отпадения причин, по которым было необходимо произвести реквизицию, у собственника (бывшего собственника) в соответствии с действующим законодательством возникает право обратиться в суд с требованием о возврате сохранившегося имущества, и при вынесении положительного решения – у госоргана появится обязанность это имущество вернуть. Если рассматривать реквизиционные отношения в широком смысле, то здесь необходимо говорить о системе элементарных разноотраслевых правоотношений. Во-первых, для того, чтобы реквизиционное правоотношение как таковое могло существовать, необходимо нормативное закрепление правил о реквизиции в действующем законодательстве, принятие соответствующего нормативно-правового акта (юридическим фактом здесь будет действие – административный акт). Во-вторых, для «включения» реквизиционного механизма необходимо наличие или реальная угроза чрезвычайных обстоятельств (стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотий и т.п.) – юридический факт – событие. И, наконец, в-третьих: решение государственного органа о рек визиции. Именно с этого этапа и начинается конкретное реквизиционное правоотношение. В рамках же правоотношения общего (при рассмотрении реквизиции в широком смысле), это промежуточный этап, связывающий «предварительные стадии» с конкретными последствиями для субъектов данного правоотношения. Далее, в работе рассматриваются конкретные права и обязанности участников указанных отношений. В итоге отмечается, что реквизиционное правоотношение независимо от того, как оно рассматривается (в широком или в узком смысле), является сложным и неоднородным по своей структуре, и на разных этапах своего развития может иметь различный отраслевой характер. Все, что касается правоотношений с собственником по поводу изъятого имущества, в большей степени относится к области гражданско-правового регулирования. Все, что определяет особенности данного правоотношения и выделяет его из общей массы, тяготеет к области административного (публичного) права.

В параграфе 2.3. «Реквизиция как институт законодательства», реквизиция рассматривается в качестве института законодательства. Обосновывается взгляд на реквизицию, как на институт законодательства, указывается на то, что реквизиционные нормы содержатся в различных по своей отраслевой принадлежности нормативно-правовых актах, что не позволяет отнести ее какой-либо конкретной отрасли права. Данное правовое явление необходимо относить к элементу системы межотраслевого законодательства, так как оно распространяется более, чем на одну отрасль. Правовым институтом законодательства реквизиционные нормы автор называет потому, что они представляют собой группу норм права, которые регулируют близкие по своему характеру и содержанию общественные отношения, отличающиеся от других существенными особенностями. Указывается на очевидность того факта, что с точки зрения публично-правовых норм, реквизиция входит в состав, так называемого «чрезвычайного законодательства», которое активно начинает действовать только при наступлении чрезвычайных ситуаций. Реквизицию с полной уверенностью можно назвать межотраслевым институтом законодательства, который, имея свои особенности, но, в свою очередь, являясь частью чрезвычайного законодательства, призван выполнять специфические функции, что присущи всем чрезвычайным актам: действовать в экстренных критических ситуациях с целью восстановления нормального функционирования общества и государства, а также для защиты интересов личности.

Глава третья «Реквизиция и конфискация как смежные институты гражданского законодательства» содержит два параграфа. В параграфе 3.1. «Конфискация как одна из правовых форм принудительного изъятия имущества, наряду с реквизицией», конфискация исследуется как одна из правовых форм принудительного изъятия имущества. Указывается на общие черты приведенных мер. Во-первых, и реквизиция, и конфискация осуществляются принудительно;

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»