WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Теоретическая и практическая значимость исследования. Содержащиеся в диссертации выводы, предложения и рекомендации могут применяться в научных исследованиях для дальнейшей научной разработки проблем применения реквизиционных мер. Кроме того, они могут использоваться в учебном процессе высших учебных заведений при изучении гражданского права, для совершенствования действующего законодательства (в частности, для разработки специального закона и соответствующих форм документов о реквизиции), а также в правоприменительной практике. Таблицы и схемы наглядно показывают соотношение различных правовых явлений и недостатки законодательства, являются предпосылкой для многих теоретических выводов и практических предложений.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре гражданского права Юридического института Томского государственного университета, где проведено ее рецензирование и обсуждение. Основные положения излагались в период 2006–2009 гг. на научно-практических конференциях проводимых Томским государственным университетом, Российской академией правосудия, Томским педагогическим университетом, Томским экономико-юридическим институтом, на страницах соответствующих сборников, в том числе в «Вестнике ТГУ», а также в монографии.

Результаты исследований использованы при проведении занятий по гражданскому праву в Российской академии правосудия (г. Томск) и в Томском государственном университете, также при чтении (октябрь-ноябрь 2008 г.) студентам Томского государственного университета курсов лекций на английском языке с профессором Б. Роермундом (г. Тиллбург, Голландия) и адвокатом Ф. Соммерсом (г. Сан-Франциско, США), о чем имеются соответствующие сертификаты.

Структура работы и ее содержание обусловлены ее целями, задачами и логикой исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, включающих девять параграфов, списка использованной литературы и иных источников, приложений. Выводы и предложения сделаны в каждом параграфе во всех главах диссертации, поэтому заключение отдельно не оформлено.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, указывается на степень научной разработанности темы, определяется объект, предмет, цель и задачи исследования, выявляется методологическая, теоретическая, нормативная и эмпирическая основа исследования; раскрывается его научная новизна, формируются положения, выносимые на защиту; приводятся сведения об апробации результатов исследования, о его теоретической и практической значимости; описывается структура работы.

Глава первая «Развитие законодательства о реквизиции» состоит из двух параграфов. В параграфе 1.1. «Прообразы реквизиции и смежные с ней правовые явления (экспроприация, конфискация, штраф, национализация)» рассматриваются прообразы реквизиции в зарубежных странах и в российском государстве, а также последовательно рассматриваются смежные с ней правовые явления. Еще с древности укоренился обычай доставления продовольствия войскам местным населением. С точки зрения международного права конца XVIII начала XIX вв. данная мера производилась исключительно на возмездных началах и была направлена на удовлетворение насущных потребностей войск (реквизиция в военное время). Особую роль в развитии современного понимания реквизиции сыграл шведский король Густав-Адольф. Рассматриваются нормы о реквизиции, содержащиеся в Положении о полевом управлении войск 1890г. По законодательству Советского государства реквизиция представляла собой принудительное изъятие собственности, санкционированное законом, производящееся в форме возмездного отчуждения, несмотря на то, что на практике, зачастую, осуществлялась безвозмездно. Сделан вывод, что основания и порядок применения реквизиционных мер в разные исторические периоды и в разных государствах значительно отличались.

В качестве наиболее явного прообраза реквизиции рассматривается такая мера, как экспроприация. История данной меры имеет продолжительную историю: отдельные случаи экспроприации были известны Греции, гораздо шире применялась она в Риме. Указывается на особое значение в развитии права экспроприации Конституции императоров Феодосия, Аркадия и Гонория 393 г. По мере роста госу дарства и развития частной собственности случаи экспроприации учащаются, выясняются ее принципы и устанавливается, хотя и медленно, ее теория. Первая обстоятельная теория экспроприации принадлежит Гуго Гроцию, обосновывавшему ее на понятии dominium eminens. В середине XVIII в. в Баварском кодексе законодательно закрепляется правило о том, что никто не может быть принужден к продаже своего имущества, за исключением случаев отчуждения по распоряжению административной власти, в интересах общего блага.

С этого времени развитие института экспроприации идет быстрыми шагами; в XIX столетии экспроприация становится почти обыденным явлением, и ее теория прочно вырабатывается. Далее, в работе делается вывод о существовании в дореволюционном законодательстве трех основных видов экспроприации: «принудительное отчуждение частных имуществ (временное их занятие, установление сервитутов или ограничение прав на них) в интересах общественной или государственной пользы»; изъятие и «уничтожение зачумленных и вообще больных животных или зараженного имущества частных лиц»; «захват съестных припасов, за определенное вознаграждение, для продовольствия армии, лошадей для перевозки военных орудий и кавалерии». Делается вывод о том, что прообразом реквизиции в современном ее понимании может послужить лишь третий вид изъятий. Законодательные акты Западной Европы (а далее и России) в целом стремились примирить общественные и частные интересы, гарантируя как законность применения данной меры, так и полное возмещение причиняемого ею вреда. Единообразной системы в этом отношении не было выработано, в каждом государстве существовало свое право экспроприации, более или менее общими были принципы, регулирующие основные моменты экспроприации: 1) признание общеполезности предприятия, ради которого экспроприация совершается; 2) предварительные «разыскания о необходимости» экспроприации и установление ее плана; 3) определение вознаграждения за отчуждаемые имущества; 4) основания оценки (полное и справедливое); 5) лица, которым вознаграждение должно быть уплачено (на первом месте стоят собственники имущества, а также и все потерпевшие умаление или потерю своих частных прав. Делается вывод о целесообразности учета подобных основных принципов производства экспроприации при регулировании современных вопросов реквизиции. В работе особое место отводится рассмотрению вопросов реквизиции в дореволюционной России, анализируются соответствующие нормы т. X Свода законов гражданских Российской Империи. Первоначально русское законодательство об экспроприации исходило из перечисления отдельных случаев, но последующее право разрешает экспроприацию в виде отчуждения имуществ, временного их занятая или установления права участия в них во всех случаях, когда того потребует государственная или общественная польза в обязательно возмездном порядке. Указывается на преимущественное понимание экспроприации как основания прекращения права собственности.

В Советский период экспроприация представляла собой принудительное безвозмездное или оплачиваемое (в соответствии с законодательством) отчуждение имущества, производимое государственными органами. В отличие от дореволюционной (намного более проработанной и обоснованной, ориентированной на защиту частных интересов), советская экспроприация допускала возможность ее осущест вления на безвозмездной основе, и называла такую экспроприацию – конфискацией. Возмездную же экспроприацию советское право определяло как реквизицию.

Сделан вывод, что в советский период произошло существенное отхождение от общепринятых (и в России и в Европе) законодательных принципов и фактическое отождествление понятия экспроприация с понятием «изъятие».

Следующей в качестве смежной с реквизицией меры рассматривается конфискация. Выявляются ее основные признаки: принудительность, безвозмездность, приобретателем выступает государство и, главное, основанием является правонарушение (уголовное преступление, административный проступок, гражданское правонарушение). Отмечается, что в некоторые исторические периоды такой определяющий признак конфискации, как применение исключительно за правонарушения, не имел особого значения. На ранних этапах развития законодательства и правоприменения отсутствовало разграничение конфискации, назначаемой за уголовные преступления, административные проступки и гражданские правонарушения.

Зачастую данная мера «маскировалась» под такими названиями, как «вира», «разграбление», «выть», «продажа», «пеня», «налог», «пошлина», «штраф» и т.п., что, в конечном итоге, было обусловлено наличием общих признаков у названных явлений. Конфискация как мера ответственности за правонарушение известна еще с древнейших времен. Первые зачатки рассматриваемого явления следует искать в «обычае частной мести». Подробно рассматриваются в работе прообразы данной меры, существовавшие в Древней Греции, Афинах, Древнем Риме и Средневековой Европе.

В России зачатки конфискационных мер автор находит, помимо общепринятой Русской Правды (еще до ее появления), в договорах между руссами и греками (договор Олега со Львом и Александром в 911 г. и договор Игоря с Романом, Константином и Стефаном в 945 г.). Кроме этого, прообразы конфискации были найдены в Законе судном людям; Третьем отделе Ярославовой правды; Разбойном Уставе Судебника 1497г.; Судебнике 1550 г.; Уложении 1649 г.; Грамоте 1667 г. «О содействии в поимке и искоренении разбойников, татей, убойцов, ведунов и всяких воровских людей». Делается вывод, что и в древней и в московской Руси конфискация применялась довольно широко. При этом если в тот или иной исторический период не было как таковых именно конфискационных мер, то государство использовало весь арсенал мер во многом схожих с конфискацией. В не менее широких размерах применялась конфискация и в XVIII в. Во времена правления Петра I конфискационные меры применялись Указами 1713–1719 гг. Термин конфискация применялся в XVIII в. ко всякого рода отобранию имущества в казну, не только за преступления, но и за недоимки, долги и т.п., для этого даже был создан специальный орган (Канцелярия конфискации). Екатерина II высказалась против конфискации всего имущества. Далее следовали Жалованная грамота дворянству 1785 г., установившая, что родовые имения благородного не подлежат конфискации. В 1802 г. (Указ от 6 мая 1802 года) император Александр I распространил это постановление на все сословия. Указами 1809, 1810, 1820, 1831 и др. годов конфискация была допущена за правонарушения политического характера. Уложение 1845 г. допускало конфискацию всего родового и благоприобретенного имущества за всякого рода участие в злоумышлении или преступном действии.

Особое внимание в работе уделено научной литературе XIX в. по вопросам конфискации. Таким образом, диссертант приходит к выводу о том, что основные прообразы конфискации можно встретить не только в постреволюционном законодательстве, но и в законодательных актах Руси, начиная с X в., а также зарубежного законодательства с древних времен. Вне зависимости от наличия или отсутствия конфискации как таковой в определенный исторический период, те или иные рассмотренные нами меры имели ряд признаков, присущих мерам конфискационным. В то же время, можно констатировать, что в рассмотренный период времени еще не сложилось четкого понимания конфискации, как санкции за преступления и правонарушения. Очевидно, что в некоторых случаях она применялась исключительно в фискальных интересах без наличия какого-либо правонарушения, которое могло послужить основанием для применения рассматриваемой меры. Так же в некоторых случаях, термин «конфискация» использовался вместо термина «изъятие», «отобрание» или «взыскание» при производстве реквизиций, экспроприаций или национализации.

Очевидно, что применение конфискации диктовалось как политическими, так и экономическими соображениями.

Далее в работе рассматривается такая принудительная государственная мера, как штраф. Эта мера принуждения скорее схожа с современной конфискацией, хотя, как уже отмечалось, последняя зачастую отождествлялась с реквизицией. Рассматриваются ее прообразы в законодательстве Древнего Египта, Древних государств Месопотамии, Древней Индии и Китая, дореволюционной России, СССР и РФ.

Еще одной мерой, в известной степени схожей с реквизицией, является национализация. Рассматриваются особенности существования данной меры в различных государствах. В частности, во всех развитых государствах национализация производится только на основании закона и при условии адекватной компенсации собственнику национализируемого имущества. В отличие от капиталистической модели национализации, советская (ленинская) национализация не предполагала никакого возмещения собственнику за изъятое имущество, а производилась безвозмездно по известному принципу «экспроприации экспроприаторов». Делается вывод о том, что национализация имеет различное социально-экономическое и политическое содержание в зависимости от методов и целей ее проведения, в зависимости от того, кем, в интересах какого класса и в какую историческую эпоху она проводится. Указывается на отождествление понятий конфискации, экспроприации и национализации, или как уже отмечалось, конфискация здесь выступает как «метод», «инструмент» национализации. То есть посредством конфискации определенного имущества в каждом конкретном случае, осуществлялась национализация целых отраслей (банков, связи, транспорта и пр.) на уровне всего государства.

Однако национализация в некоторых случаях производилась и в возмездном порядке – в таком виде эта мера скорее напоминала реквизицию.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»