WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

3. Проценты, взыскиваемые за неисполнение (ненадлежащее исполнение) денежных обязательств не носят ни пресекательного, ни обеспечительного, ни компенсационного, ни штрафного характера. Реальная функция этого вида охранительной меры имеет, по утверждению соискателя, возмездно-восстановительную направленность, в большей степени характерную для средств защиты, нежели для имущественной ответственности. Именно функциональное значение, а также содержание субъективных прав и обязанностей участников гражданского оборота при неисполнении денежных обязательств, отсутствие дополнительного имущественного обременения характеризуют проценты за неисполнение денежных обязательств, в большей степени, в качестве меры гражданскоправовой защиты.

4. Соискателем сформулирован вывод о том, что проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами, расположенные в «инструментальной цепочке» иных средств гражданско-правового регулирования, наряду с мерами гражданско-правовой ответственности, целесообразнее выделить в отдельную группу «особых средств» обеспечения юридических прав, отличных от иных правовых средств, что обусловлено спецификой охраняемых правоотношений и объекта денежных правоотношений.

5. Отсутствие для неисправного должника дополнительного обременения (за исключением рассмотрения денежных средств с позиции номиналистической теории денег) и особый, специфический характер объекта денежных обязательств, дали соискателю основание отграничить меру защиты субъективных прав, предусмотренную ст. 395 ГК РФ, от всех иных охранительных гражданско-правовых мер. Данная теоретическая посылка послужила основанием для вывода о том, что субъективные права участников денежных обязательств есть сложное правовое явление, где обязанность должника составляет сложную комбинацию по возврату денежных средств кредитору, ценностное значение которых должно быть эквивалентно ценностному значению денежных средств, каким оно было бы при надлежащем исполнении должником денежного обязательства.

6. По функциональной направленности, основанию и механизму применения проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, не могут быть квалифицированы в качестве регулятивной категории «плата за пользование денежными средствами». Основное отличие процентов за неисполнение денежных обязательств от таких категорий, как «убытки», «неустойка», «самостоятельная форма ответственности», имеющих восстановительный, компенсационный, штрафной характер и возлагающих на должника дополнительное обременение, заключается в той специфической (возмездно- восстановительной) функции, которую фактически и юридически выполняют проценты годовых. Этим обусловлено отличие процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами от такой регулятивной категории как «плата за правомерное пользование чужими денежными средствами».

7. Защита субъективных прав, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения денежных обязательств имеет иную форму, нежели та, которую имеют иные неисполненные имущественные обязательства. Это обусловлено использованием денежных средств в качестве особого объекта имущественных правоотношений, совокупно обладающего свойствами юридического (цивилистического) и экономического характера. Отсюда и значение процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ, заключается в том, что в результате применения данной меры ценностное значение имущества кредитора восстанавливается до того значения, в котором оно должно было находиться в случае надлежащего исполнения должником денежного обязательства. Кроме того, проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами способствуют (при неисполнении денежных обязательств) проявлению функции восстановления ценностного значения денежных средств кредитора, обусловленной покупательной способностью денег, и определяемой не только платежной силой денег, но и сроком оплаты, а также конъюнктурой рынка, и нивелированием последствий инфляционных процессов.

8. Проведя функциональный анализ процентов годовых за неправомерное пользование чужими денежными средствами, соискатель аргументировал вывод о том, что данное правовое средство надлежит квалифицировать в качестве возмездно-восстановительной меры, относящейся к мерам гражданско-правовой защиты в форме санкционированной (заранее установленной государством) платы за неправомерное пользование чужими денежными средствами.

Соискателем предложена редакция изменений в название и текст ст. ГК РФ. Это, по мнению диссертанта, будет способствовать дифференциации существующих охранительных норм, пребывающих в гражданско-правовой системе и предупредит стихийные колебания правоприменительной практики в отношении процентов годовых.

Теоретическое и практическое значение исследования заключается в том, что его выводы и положения могут быть использованы для дальнейшего развития учения о денежных обязательствах. Полученные результаты могут послужить теоретической основой для совершенствования законодательства, использоваться в учебном процессе и юридической практике.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре гражданско-правовых дисциплин Тюменского юридического института МВД России, где проведено её рецензирование и обсуждение.

Выводы и основные положения диссертационного исследования опубликованы в пяти статьях.

Отдельные идеи и теоретические положения диссертации докладывались на межвузовских (Тюмень, февраль 2007 г.), межрегиональных (Омск, март 2008 г.) и всероссийских научно-практических конференциях (Томск, январь 2009 г.).

Результаты исследований по ряду разделов диссертации используются соискателем в практической деятельности и в учебном процессе.

Структура диссертационной работы определена целью и задачами проведенного исследования и включает в себя введение, шесть параграфов, объединенных в две главы, заключение, библиографический список использованных источников.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во введении обосновывается актуальность избранной темы, раскрывается степень её научной разработанности, указываются цель и задачи, объект и предмет исследования, описываются его методологические и теоретические основы, характеризуется научная новизна и практическая значимость, формулируются выносимые на защиту основные положения, сообщается об апробации результатов исследования.

Глава первая «Функционально-структурная характеристика охранительной системы и охранительных мер гражданского права» посвящена анализу охранительной функции гражданско-правовой системы, исследованию средств защиты и мер ответственности на предмет их соотношения и различия.

В параграфе первом «Система гражданского права:

дифференциация охранительной функции и средств» исследуется эволюция системы гражданского права, её последующее углубление и дифференциация. В современной литературе по гражданскому праву традиционным является указание на наличие охранительных отношений.

Известно, что свое начало они берут от римских юристов, впервые поставивших вопрос о наличии особых отношений, возникающих из неправомерных действий. В дореволюционной литературе эти отношения не имели своего обозначения, однако подвергались научному анализу (Г.Ф.

Шершеневич, К.П. Победоносцев, И.А. Покровский) с неизменным указанием на то, что данные правоотношения независимы от правоотношений, возникающих из правомерных действий. С.А. Муромцев разделял данные отношения через указание на «защищаемые и защищающие» отношения. Идея дореволюционных юристов была поддержана и развита в трудах советских ученых, указывавших на существование самостоятельного отношения, возникающего при нарушении норм права (Н.Г. Александров, О.С. Иоффе). Расширение круга отношений, попадающих в сферу правового регулирования и их разнообразие, привели к дроблению взглядов на охранительное отношение. В связи с чем в науке стал утверждаться вывод о том, что охранительные отношения, это не только меры ответственности, но и меры защиты гражданских прав (Ю.Х.

Калмыков, Г.Я. Стоякин, С.Е. Донцов, А.С. Шевченко). Обозначенная дифференциация явилась системообразующей и стала последующим ориентиром в доктринальном поиске.

Современную гражданско-правовую охранительную систему, направленную на поддержание имущественного состояния добросовестных субъектов в положении, существовавшем до нарушения их прав и интересов, также характеризует функционально-целевое разграничение средств на два специализированных комплекса – защиты и ответственности, взаимосвязанных между собой, существующих как единая охранительная основа гражданского права, тем не менее, обладающих относительной самостоятельностью и автономностью функционирования.

Диссертант разделяет взгляд на общую конструкцию охранительной системы, включающую комплексы мер защиты и мер ответственности, дополняя его функционально-целевым аспектом. Это связано с тем, что меры защиты и ответственности имеют функциональные и целевые различия.

Так, наступление гражданско-правовой ответственности предполагает оценку исполнения правонарушителем правовых обязанностей и степени его виновности, то есть объем причиненного правонарушением вреда, и дополнительное имущественное ущемление правовых возможностей нарушителя. Действие гражданско-правовой защиты направлено на восстановление условий удовлетворения нарушенного интереса в форме пресечения, обеспечения. Подобный подход способствует проникновению в сущность правового механизма системы, ставя в центр внимания характер субъективного права, подлежащего охране и защите.

Игнорирование законодателем и правоприменителем функционального подхода к охранительному инструментарию гражданско-правовой системы ведет к ограничению способностей охранительной системы. Решение проблемы соискатель видит в формировании новых методологических подходов к познанию явлений, наполняющих систему. В частности, к процентам годовых, которые в функционально-целевом ракурсе рассматриваются соискателем в качестве правового средства регулирования и охраны деятельности субъектов экономического оборота.

Параграф второй «Субъективное право на защиту в охранительной системе гражданского права» посвящен исследованию возникновения, сущности, структуры, содержания механизма защиты субъективных прав участников имущественных правоотношений. Категория защиты, как правило, связывается с нарушением права, его непризнанием или оспариванием1. Нарушение регулятивного денежного обязательства приводит к невозможности удовлетворения интереса кредитора. Возникает кардинально иное отношение, при котором преобразование субъективного права кредитора предопределено его модификацией и принудительным осуществлением. Так, участнику обязательственных правоотношений, связанных с использованием денежных средств в качестве средства платежа или средства погашения денежного долга, принадлежит абстрактное право на защиту, сформулированное в норме об уплате процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами. В случае неисполнения должником денежных обязательств, у кредитора возникает право требования уплаты названных процентов. Абстрактная обязанность должника в регулятивном правоотношении по уплате процентов, предусмотренных ст.

395 ГК РФ, при совершении им нарушения денежного обязательства, в охранительном правоотношении становится его субъективной обязанностью.

При этом абстрактно-возможные права и обязанности участников обязательственного денежного правоотношения не зависят от усмотрения сторон. Возникшие в охранительном правоотношении права и обязанности участников, носят характер, обусловленный императивной нормой.

Диссертант выделяет проценты за неисполнение денежных обязательств в группу «особых средств». Что обусловлено функционально-целевой направленностью процентов годовых и спецификой отношений, нуждающихся в охране. Для этой цели проводится отличие процентов годовых от мер имущественной ответственности, оперативных и специальных средств, от иных средств защиты.

По мнению соискателя, защита субъективных прав, в случае ненадлежащего исполнения денежных обязательств имеет специфическую форму, учитывающую цивилистические и экономические качества объекта обязательств и права субъектов, что отличает проценты годовых, Богданова Е.Е. Проблема основания защиты субъективных гражданских прав // Журнал российского права.

2004. № 10. С. 40.

предусмотренные ст. 395 ГК РФ, от иных охранительных мер гражданского права.

Обобщение функциональной направленности процентов годовых, цели их действия в качестве правовых средств обеспечения субъективных прав, позволяет характеризовать субъективное право на защиту, возникающее вследствие неисполнения денежных обязательств, в качестве сложного правового явления, наполненного собственным содержанием, неизбежно отражающим специфику денег и денежного обязательства.

В параграфе третьем «Ответственность в охранительной системе гражданского права, отличие ответственности от средств гражданскоправовой защиты» рассматриваются общие положения доктрины о сущности гражданско-правовой ответственности, сходных и отличительных чертах мер защиты и ответственности.

Средства гражданско-правовой защиты и ответственности по мнению автора, кроме функциональных и целевых различий, имеют значительные отличия в условиях применения названных средств (причинении вреда, противоправности поведения причинителя вреда, причинной связи между первым и вторым условием, вины причинителя вреда), а также, вызванных их применением последствиях.

Функциональное назначение гражданско-правовой защиты, по мнению диссертанта, состоит в восстановительной, а не обременительной (штрафной, компенсационной) направленности. Сущность гражданско-правовой ответственности наиболее полно отражает именно компенсационная, штрафная функция. Ее назначение состоит в оказании воздействия на правонарушителя, проявлении специфического гражданско-правового свойства дополнительного имущественного обременения виновного правонарушителя, что проявляется, например, в возмещении убытков или во взыскании неустойки и не прослеживается при уплате процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами.

Анализируя категории виновной и безвиновной ответственности, соискатель делает вывод о том, что в гражданском законодательстве термином «ответственность» обозначены явления различного качества.

Подтверждение этому можно найти в законодательстве. Так, в ст. 363 ГК РФ «Ответственность поручителя» установлены обязанности поручителя, составляющие содержание договорного обязательства, но не ответственность за нарушение соответствующего обязательства перед кредитором.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»