WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Различия между списками на лексико-семантическом уровне свидетельствуют о двух самостоятельных и разнонаправленных путях лексического развития традиций. Суть преобразований, результатом которых явился текст списка Тхн-185, можно охарактеризовать как упрощение и русификацию, проявившие себя в отказе от употребления слов с ярко выраженными «нерусскими» чертами. В результате лексический состав Тхн-185 не представляет какого-либо целостного единства, а является крайне неоднородным. Качественно иной оказывается лексическая характеристика списка Новой традиции Риж-1. По совокупности отличающих его соответствий можно сказать, что в нем отсутствуют региональные слова и безусловные русизмы, а словоупотребление носит последовательный характер, ориентированный в своей основе на языковые традиции канонических церковнославянских памятников. Особо следует указать на употребление в Риж-1 лексики, прочно связанной с церковнославянской традицией, благодаря своему вхождению в терминологические сочетания и устойчивые выражения (uсъпати, преwбразитисz, въздвигнuти), причем, что важно, употребление е за пределами этих сочетаний для перевода соответствующего по смыслу греческого слова. Не исключаем, что по своей функциональной нагрузке они выполняли роль маркеров церковнославянской традиции, равно как и введенные грецизмы (діаволъ, геона).

Анализ явлений синтаксического уровня рассматриваемых списков продемонстрировал наличие единой синтаксической основы текста, которая подверглась противоположно направленным изменениям. Текст списка Риж-1 стабилизирован в соответствии с узловыми признаками канонической книжно-письменной традиции, среди которых оборот дательного самостоятельного, оборот с одинарным отрицанием, согласованные причастия. Нельзя не отметить, что их употребление в списке носит осмысленный характер, предполагающий их сохранение, но не исключающий спорадического проникновения неспециализированных явлений (двойного отрицания, употребление кратких причастий для выражения вторичной предикативности, в том числе в несогласованном виде). Тхн-185 более свободен в своей реализации синтаксического построения текста. Список в целом сохраняет традиционные маркирующие конструкции (дательный самостоятельный, причастия, включая обороты со страдательными причастиями), но не отражает какойлибо зависимости от них. Предполагаем, что маркирующая функция данных компонентов не была релевантной для писца-редактора, поэтому он не проявлял последовательности ни в их реализации, ни в их устранении.

Списки разных традиций обнаруживают дивергенцию по двум противоположно направленным векторам. Первый вектор, условно обозначаемый как «демократизация», связан с переосмыслением исходной традиции. Отсутствие при этом чтких представлений о ней приводит к размыванию ранее значимых противопоставлений и резкому увеличению вариантности внутри текста. Как следствие, происходит совмещение и хаотическое накопление гетерогенных и гетерохронных элементов, не дифференцированных функционально. Второй вектор направлен на стабилизацию исходной традиции, в результате чего происходит перераспределение и перестройка связей и отношений между накопившимися и зачастую уже афункциональными элементами, выстраиваются новые значимые оппозиции. В предшествующем состоянии выделяются наиболее частотные, регулярные и функционально однозначные компоненты, которые закрепляются как ядерные. Именно они становятся маркерами нового упорядоченного состояния системы.

В заключении делаются выводы и теоретические обобщения по исследованному материалу.

1. Между списками минейного Торжественника разной степени родства наблюдаются различия, вызванные модификациями состава и языка сборника. Данные различия знаменуют собой зоны нестабильности, где проявляются динамические процессы, связанные с развитием как рукописного сборника в целом, так и языка составляющих его текстов.

2. По результатам исследования выявлено и теоретически обосновано три категории динамических процессов, составляющих системное бытие ЦСЯ:

1) Первичные языковые флуктуации. К ним относятся неустойчивые кратковременные и разнонаправленные изменения колебательного характера. В векторном представлении абсолютное значение каждого отклонения достаточно мал, а их равнодействующая стремится к нулю.

2) Процессы варьирования. К ним относятся сравнительно устойчивые отклонения от условного языкового образца, не затрагивающие его сущностных характеристик. Векторная сумма таких отклонений задает направление языкового дрейфа. На уровне образцов его обеспечивают конкурирующие отношения между вариантами, в результате которых либо один вариант побеждает, либо варианты получают дифференцированное употребление.

3) Процессы развития. К ним относятся необратимые сущностные сдвиги, в результате которых возможно говорить о новом структурном и функциональном качестве системы, репрезентируемой условным образцом. Мерой качества служит информационная сложность данной системы и функциональное распределение е средств. Эмпирическим следствием развития можно считать возникновение новой традиции воспроизведения условного языкового образца. На основании полученных результатов мы можем заключить, что с позиций системной динамики возникновение новой лингвистической редакции представляет собой смещение системы, т. е. является репрезентацией е качественно нового состояния, знаменующего собой процесс развития. Одно из таких смещений отразила Новая редакция минейного Торжественника. Однако и новое состояние оказывается лишь относительно устойчивым, поскольку реализует себя во множестве своих вариантов.

Таким образом, гипотеза о том, что языковые различия в списках памятника церковнославянской письменности с длительной традицией рукописного бытования свидетельствуют о динамике ЦСЯ, получила подтверждение на эмпирическом материале минейного Торжественника.

3. Выявленные в ходе исследования закономерности позволяют заключить, что каждая категория процессов охватывает собственную языковую зону (рис. 4).

Зона явлений развития Зона вариантов Зона флуктуаций Рис. 4. Схема распределения динамических процессов при полевом представлении системы языка.

Интерпретация схемы: При полевом представлении системы языка, где центр является сущностным «репрезентатором» системы, а периферия – «ресурсной базой» (Каганский, 2004), флуктуации будут ограничены периферией, вариантные колебания займут смежную зону (между периферией и центром), а развитие будет наблюдаться в изменениях центра.

Эмпирическое отражение выявленной закономерности наиболее наглядно проявило себя на лексическом уровне. Так, между списками разных традиций, демонстрирующих явления развития, преобладают собственно лексические различия; в списках одной традиции их доля значительно уменьшается, зато основную массу составляют лексикословообразовательные варианты. Списки, минимально отстоящие друг от друга на оси лингвистического времени, различий на лексическом уровне не обнаруживают, но отражают колебания в орфографическом оформлении лексем.

4. Наличие динамического начала характеризует систему ЦСЯ как открытую, отвечающую на изменения в окружающей эту систему среде (как вербальной, так и не вербальной). Именно внешние взаимодействия инициируют процессы изменения, обеспечивающие системе церковнославянского языка адаптивную устойчивость.

5. Проведенное исследование обеспечивает определенную конкретизацию событий на участке лингвистического времени, связанного с выделением ЦСЯ в самостоятельный идиом, определяемый условным термином «язык-консервант». Полагаем, что дальнейшее изучение свойств «языка-консерванта» следует сочетать с представлением об открытом и динамическом характере церковнославянской языковой системы.

Основное содержание диссертации отражено в публикациях:

Публикации в рецензируемых изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией:

1. Белоус А. А. Списки Торжественника XV века: традиция и новации в языке // Вестн. НГУ. Сер.: История, филология. – 2008. – Т. 7, вып. 2: Филология. – С. 59–64.

2. Белоус А. А. Отражение динамики церковнославянского языка в близкородственных списках Торжественника // Вестн. НГУ. Сер.:

История, филология. – 2009. – Т. 8, вып. 2: Филология. – С. 3–9.

Публикации в других изданиях:

3. Белоус А. А. Язык минейного Торжественника (нач. XV в.) из собрания Библиотеки Академии наук // :

(искусство грамматики). – Новосибирск, 2006. – Вып. 2. – С. 103– 109.

4. Белоус А. А. Варьирование в близкородственных списках минейного Торжественника // Материалы XLV Международной научной студенческой конференции «Студент и научнотехнический прогресс». Языкознание. – Новосибирск, 2007. – С. 108–111.

5. Белоус А. А. Минейный Торжественник начала XV века (БАН-8):

особенности языка // Древнерусское духовное наследие в Сибири:

научное изучение памятников традиционной русской книжности на востоке России. – Новосибирск, 2008. – Т. 2. – С. 61–69.

6. Белоус А. А. Состав Торжественника из собрания рукописей Н. С. Тихонравова // : (искусство грамматики). – Новосибирск, 2008. – Вып. 3. – С. 32–79.

7. Белоус А. А. Фонетические и морфологические особенности минейного Торжественника н. XV века // Судьбы языков: вопросы внешней и внутренней истории. – М., 2008. – С. 101–107.

8. Белоус А. А. Модификация состава и языка минейного Торжественника в списках Новой редакции // Сибирь на перекрестье мировых религий: материалы Четвертой межрегион.

конф. – Новосибирск, 2009. – С. 93–97.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»