WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

1. Церковнославянский язык обладает собственной органической динамикой, основанной на нетождественности воспроизведения в тех или иных условиях (среде) образцов языковой деятельности, первоначально заданных переводами святых Кирилла и Мефодия.

2. Динамическое существование церковнославянского языка обеспечивают три категории процессов, составляющих его системное бытие: 1) краткосрочные изменения, или флуктуации, протекающие на периферии системы; 2) среднесрочные изменения, или процессы варьирования, аккумулирующиеся в средней зоне; 3) долгосрочные изменения, или процессы развития, затрагивающие ядро системы.

3. Проявление динамических процессов, характеризующих систему церковнославянского языка, эмпирически наблюдается в различиях между списками разной степени родства.

4. Степень родства списков позволяет соотнести выявленные различия с фактором лингвистического времени. Упорядоченное в соответствии с ним расположение изменений детализирует картину развития церковнославянского языка.

5. Церковнославянский язык представляет собой открытую исторически развивающуюся динамическую систему и проявляет все е свойства.

Основное содержание работы

Во введении раскрывается актуальность, научная новизна, практическая и теоретическая значимость работы, формулируются е цель и задачи, определяется объект, предмет, методологическая и эмпирическая база исследования, излагаются основные положения, выносимые на защиту.

Глава 1 «Церковнославянский язык как развивающаяся система» посвящена определению и аргументации теоретических основ исследования и объединяет в себе два параграфа.

В § 1 «Проблема развития церковнославянского языка и е отражение в научной литературе» анализируется возникновение, разработка и современное состояние вопроса об историческом развитии церковнославянского языка (ЦСЯ), на базе чего делается вывод о закономерности и обоснованности нового подхода к проблеме, а именно:

рассмотрению ЦСЯ как исторически развивающейся динамической системы.

Само появление и в дальнейшем различная трактовка проблемы развития ЦСЯ обусловлены господствующей в языкознании методологией и действующей общей теорией языка, а также тесно связаны с постижением природы и сущностных характеристик ЦСЯ как лингвистического феномена. Так, осознание проблемы развития ЦСЯ оказалось возможным лишь с интерпретацией его как литературного и после преодоления младограмматического подхода к литературному языку как искусственному образованию. Впервые в таком ракурсе ЦСЯ стал рассматривать Н. Н. Дурново (1876–1937). Именно он ставит задачу изучения ЦСЯ как литературного (что в дальнейшем позволило прийти к пониманию специфической системности письменного языка, в отличие от языка разговорного) и формулирует принцип его развития (в частности, в сфере орфографии) как взаимодействие опосредованного живого языка и культурно-языковой традиции.

В современной научной литературе можно выделить три вопроса, непосредственно связанных с проблемой эволюции ЦСЯ, которые получили конкретное рассмотрение в работах славистов и в свете новых общелингвистических представлений стали дискуссионными, а именно:

1) применимость категории нормы для построения истории развития ЦСЯ;

2) определение факторов развития ЦСЯ; 3) совмещение описательного и объяснительного подходов к проблеме развития ЦСЯ.

Обсуждение первой проблемы связано с трудностями выявления в ЦСЯ единой нормы в принципе, тогда как именно динамика нормы традиционно составляет предмет рассмотрения историка литературного языка. Выделяется две группы решений. Первую объединяет идея Н. И. Толстого уловить наряду с нормативными тенденциями, исходящими из культурных «центров» «славяно-греческого мира», «инвариантный тип» ЦСЯ и проследить его эволюцию. Р. Пиккио для этого вводит понятие «изонормы» (Пиккио, 2003), а А. С. Герд предлагает выстраивать эталонные модели языка (Герд, 2003). Вторая группа решений характеризуется тем, что при построении истории развития ЦСЯ главным объектом рассмотрения становится узус (языковые навыки). В соответствии с этим главным стабилизатором языка признается не норма, а традиция (Л. Г. Панин). Традиция как «линия преемственности» (В. М. Живов) является речевым явлением, поэтому употребление этого термина по отношению к ЦСЯ кажется нам более оправданным: оно позволяет провести различие между книжным языком средневековья и стандартным литературным языком нового времени, а также решить проблему соотношения изменчивости и стабильности в общем вопросе развития ЦСЯ.

Развитие узуса происходит как под влиянием внешних воздействий, так и в силу внутренних причин, поэтому в разряд дискуссионных перешел вопрос и о факторах развития ЦСЯ. Представление об искусственности ЦСЯ в совокупности с объективной консервативностью письменной формы существования языка явилось причиной того, что существование внутренних факторов его эволюции долгое время даже не подразумевалось. С развитием теории систем и экстраполяцией идей синергетики на область исторического языкознания (например, Е. В. Бондаренко, 2007), язык в целом стал определяться как система сложного динамизма, способная к самоорганизации. Некоторые наблюдения в области самоорганизации ЦСЯ были сделаны Е. М. Верещагиным (1997); «внутреннее движение» в области лексики ЦСЯ констатируется И. С. Улухановым (2003) и А. Ю. Мусориным (2002).

В целом, современное состояние вопроса о факторах развития ЦСЯ настоятельно требует не столько изучать одни факторы в ущерб другим, сколько выяснить, в чем проявляется действие и тех и других в их тесной взаимосвязи. Ключ к решению поставленной проблемы может дать лишь динамический подход с первостепенным вниманием к узусу.

Обсуждение третьего вопроса вызвано двойственной природой языка, сочетающей в себе статическое и динамическое начало, что позволяет говорить о нем и как о деятельности, и как об историческом продукте этой деятельности. Как следствие, при рассмотрении общей проблемы эволюции ЦСЯ имеется две возможности: 1) рассматривать е в аспекте истории как дискретного процесса, т. е. выстраивать статическую или описательную модель развития; 2) рассматривать е в аспекте развития, т. е. конструировать динамическую или объяснительную модель развития.

Совместить описательный и объяснительный подходы в историческом освещении развития языка позволяет лишь лингвотекстологический метод.

Именно он направлен на реализацию принципа дополнительности двух способов моделирования, что соответствует двойственной природе языка и представляется наиболее оправданным при рассмотрении вопросов его эволюции.

В § 2 «Динамическая устойчивость и развитие церковнославянского языка» устанавливается объм понятия «развитие ЦСЯ» в свете определения ЦСЯ как динамической системы. С этой целью рассматриваются составляющие языкового динамизма и механизм появления изменений (п. 2.1); осуществляется дифференциация языковых изменений, среди которых определяются те, которые следует считать развитием (п. 2.2); дается характеристика хронологического аспекта структурного и функционального развития ЦСЯ (п. 2.3).

В теории систем динамической считается система, существующая благодаря преобразованиям в структуре и функциях в ответ на влияние внешних факторов. Из данного определения следует, что такая система отличается: 1) особым характером взаимодействия со средой, или адаптивностью; 2) устойчивостью и целостностью во времени. Эти свойства, характеризующие и систему языка, мы рассматриваем как наиболее важные для понимания сущности его развития. Ориентируясь на модель развития систем с наследственностью, предложенную В. Д. Плаховым (1982), считаем, что динамика ЦСЯ как языка специфически письменного и не кодифицированного определяется двумя составляющими: во-первых, традицией, которая выступает необходимой основой языкового движения, создает предпосылки для языковых изменений, обуславливает их содержание и характер; и, во-вторых, адаптацией к условиям (среде) функционирования, которая инициирует процессы изменения, обеспечивающие как динамическую устойчивость языковой системы, так и е движение.

С опорой на общую теорию появления новаций в результате осуществления традиционной деятельности, известную как «теория социальных эстафет» (М. А. Розов), в параграфе дается интерпретация механизма появления изменений (флуктуаций) в языковой системе.

Согласно данной теории, любая традиция передается и воспроизводится на уровне непосредственных образцов поведения и деятельности, индивидуальное усвоение которых служит основой для переосмысления и, соответственно, появления изменений 2. В результате динамику языка мы представляем как повторяющийся на разных уровнях цикл:

Исходный Взаимодействие с Зона изменений образец внешней средой (флуктуаций) О+OС…...

О Сn О+On Рис. 1. Базовая схема появления флуктуаций в языковой системе.

Интерпретация схемы: любые языковые изменения (O1, …, On) берут свое начало в речи в результате нетождественной реализации Розов М. А. Наука как традиция // В. С. Степин, В. Г. Горохов, М. А. Розов. Философия науки и техники : учеб. пособие для вузов. М., 1996. С. 66–164.

образцов языковой деятельности (O) в той или иной конкретной среде (С1, …, Сn).

Традиция ЦСЯ в своей основе была задана определенными образцами, в качестве которых выступают первые переводы святых Кирилла и Мефодия. Овладение этим языком осуществляется так же, как и всяким другим, а именно: в образцах «выделяются особые ориентиры и фиксируются в системах индивидуальных представлений. Эти представления становятся средствами построения новой деятельности» 3.

Воспроизводство таких образцов и создание на их основе новых, т. е.

функционирование ЦСЯ, неизбежно сопровождается появлением изменений (флуктуаций), которые либо ассимилируются традицией и входят в систему языка, либо такого закрепления не получают.

Изменения сопровождают два типа кинематических процессов, традиционно выделяемых для динамических систем: функционирование и развитие. В связи с этим возникает необходимость определить, какие изменения следует считать проявлением развития 4. Анализ мнений по данному вопросу приводит к выводу о том, что главный принцип разграничения связан с информационным качеством системы. Пока изменения носят колебательный характер, т. е. не выходят за исторически заданные (традиционные) рамки, система сохраняет свое состояние. Такие изменения оказываются обратимыми и представляют собой варианты состояния. Как только возможность вернуться к прежнему состоянию в имеющихся условиях исчезает или имеет минимальную вероятность, изменения приобретают необратимый характер, что обуславливает появление нового качества системы. Используя другой уровень абстракции, результатом развития является возникновение новой традиции. В общем виде процесс развития мы представляем в виде схемы:

А А + А1 + …+ Аn B С Цикл (n) Рис. 2. Базовая схема процесса развития (диахронный аспект).

Щедровицкий Г. П. Естественное и искусственное в развитии рече-языка // Основные проблемы эволюции языка: материалы Всесоюз. конф. по общ. языкознанию, 9–16 сентября 1966 г. Самарканд, 1966. Ч. 1. С. 32.

В реальной действительности функционирование и развитие языка как взаимообусловленные и взаимосвязанные явления неотделимы друг от друга: развитие языка происходит в процессе его функционирования. Разграничение этих явлений осознатся нами как необходимый методологический прим.

Интерпретация схемы: В результате функционирования (Цикл) образцов, заданных определенной языковой традицией (А), в различных средах (С) возникают многочисленные и не однонаправленные изменения (А1, …, An), которые приводят к формированию новой традиции (В), представляющей качественно новое состояние языковой системы.

Принимая за основу идеи В. А. Аврорина о разграничении структурной и функциональной стороны языка, а также его трактовку системы и структуры, полагаем, что развитие языка проявляет себя в двух аспектах:

1) как необратимое изменение структурного качества, 2) как необратимое изменение функционального качества. Изменение структурного качества осуществляется не столько путем количественных приращений, сколько посредством перераспределения функций и перестройки связей и отношений между имеющимися (накопленными) элементами. Изменение функционального качества заключается в выходе системы на новый уровень функционирования, в результате чего преобразуются е внешние связи и общее положение в надсистеме. Структурное и функциональное развитие языка, будучи внутренне связанными, не совпадают во времени.

ЦСЯ, созданный как язык славянского богослужения, не ограничился в своем функционировании ни определенным локусом, ни строго рамками культа. При каждом новом передвижении как в пространстве, так и в сфере функционирования, язык адаптируется к новым условиям и задачам.

На практике происходит образование множества речевых вариантов, которые не исчезают со временем, поскольку сохраняются в традиционных текстах. Таким образом происходит накопление фактов некоторого отклонения системы от исходного состояния равновесия (рис. 1: O1…n). Защитным шагом собственной целостности и устойчивости системы является тенденция к наделению накопленных языковых ресурсов новой функциональной значимостью, закреплению за формами новых семантических оппозиций. Л. Г. Панин описывает такое поведение системы как «внутреннее упорядочение структуры языка», с которым он связывает становление ЦСЯ как самостоятельного и отдельного от русского литературного. Таким образом, происходят необратимые изменения структурного и функционального качества ЦСЯ (рис. 2: АВ). Начало интенсификации данных процессов в отношении ко времени астрономическому приходится на XV век.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»