WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

В пункте третьем «Сроки в договора возмездного оказания юридических услуг» (2.2.3) параграфа замечено, что буквальное толкование норм главы 39 ГК РФ приводит к выводу, что условие о сроке исполнения не упоминается, и исследователи услуг, в том числе юридических, ничего не говорят о сроках. Тенденция увеличения количества и повышения качества юридических услуг в современном обществе, конечно, порождает и определенные требования к своевременному выполнению юридических услуг. Для выполнения именно этих услуг условие о сроке исполнения нуждается в конкретизации еще и потому, что при нарушении этого срока заказчик просто может потерять интерес к самому договору, в силу специфики услуги. Например, при составлении процессуального документа для суда к моменту судебного заседания, при представительстве интересов доверителя в компетентных органах в назначенную дату, при консультации по некоторым юридическим вопросам, когда срок действия ограничен, - принятие наследства, и другие. Автор приходит к выводу, что такое невнимание к срокам в рассматриваемом договоре недопустимо, этот пробел в законе лишь осложняет практику, а наличие общих положений в ст. 314 ГК РФ проблемы не решает. В диссертации приводятся результаты обобщения договоров возмездного оказания юридических услуг по заданному вопросу за период 2006-2008 годов, находящиеся в конкретных гражданских делах и личном архиве автора, и в большинстве договоров, так или иначе вопрос о сроках был сторонами урегулирован.

В работе отмечается наличие разных видов сроков: сроки оплаты юридических услуг; сроки исполнения юридических услуг, сроки действия договора, иные сроки.

Любопытно, что в отличие от условия о цене, условие о сроках включалось в самые разные разделы договоров, в том числе о предмете, о правах и обязанностях, о вознаграждении, их включали в прочие, другие, заключительные положения. Нельзя сказать, что все эти формулировки удачны, но сам факт включения условий о сроках в рассматриваемый договор свидетельствует о заинтересованности сторон в таком условии, о том, что оно является для них важным, существенным. Отмечено, что на практике условие о сроке, относящееся к оплате услуг (п.1 ст. 781 ГК) понимается по-разному;

происходит смешение сроков исполнения услуг и сроков действия договора, процессуальных сроков. Еще в советской цивилистике (О.А. Красавчиков) отмечалось, что фактор времени является стимулирующим средством выполнения народнохозяйственных планов, соблюдения хозяйственных договоров, и это обстоятельство остается также актуальным в наше время. Для юридических услуг это средство имеет особое значение, поскольку с учетом характера и вида самой услуги временные интервалы взаимодействия исполнителя и заказчика могут составлять и годы, и минуты, поэтому в рассматриваемом договоре простая отсылка к положениям ст. 314 ГК РФ не применима, соответственно в главе 39 ГК РФ требуется обозначение общих положений о сроке исполнения услуг как о существенном условии данного договора, а в Типовом договоре возмездного оказания юридических услуг необходимо срокам посвятить отдельный раздел, в котором предусмотреть как сроки исполнения услуг, так и сроки оплаты услуг, исходя из существа и характера юридической услуги и иные сроки.

В параграфе третьем «Форма договора» (2.3) второй главы приводятся данные судебной практики, которая показывает, что в настоящее время договор возмездного оказания юридических услуг оформляется по-разному. Отсутствие на рынке юридических услуг значительного спроса на них и конкуренции в совокупности влекло и практическое отсутствие споров по вопросам, связанным с оказанием юридических услуг. Поэтому не было острой необходимости облекать такие правоотношения в особую форму, детализировать условия договора.

Автор отмечает, что общие правила ГК РФ о форме договора всем известны, однако на практике их оказывается недостаточно, поскольку за письменную форму договора возмездного оказания юридических услуг принимается все, что угодно. До сих некоторые практикующие юристы считают формой данного договора ордер адвоката, такая позиция находит поддержку еще и в научных кругах (Н.Г. Лившиц, А. Егоров), хотя ордер не содержит ни существенных условий договора возмездного оказания услуг, ни иных необходимых сведений, он только индивидуализирует и подтверждает полномочия конкретного исполнителя юридических услуг. В принципе оказание юридических услуг адвокатом по гражданскому делу только на основании ордера возможно без заключения договора, но эти случаи должны быть прямо предусмотрены законом (ст. 50 ГПК РФ).

Иногда правоотношения заказчика и исполнителя юридических услуг оформляются квитанцией, которая является только платежным документом, фактически фиксирующим лишь одно существенное условие договора возмездного оказания юридических услуг – его цену. Без других существенных условий этого договора, квитанция никак не может быть принята в качестве письменной формы договора возмездного оказания юридических услуг. Суды, принимая это во внимание, рассматривают квитанцию лишь в качестве иного письменного доказательства, подтверждающего исполнение или не исполнение договора, например по типу расписки или выписки из лицевого счета адвоката.

Нередко отождествляются на практике понятия «доверенность» и «соглашение» сторон, хотя традиционна точка зрения о составлении доверенности после того, как соглашение о представительстве уже состоялось (О.С. Иоффе).

Встречаются комбинированные формы рассматриваемого договора, представляющие собой несколько документов: доверенность и квитанция, ордер и квитанция, нотариальная доверенность и ордер, и т.д., и даже справка юриста о проделанной работе, как исключение, принимается судами за форму договора. Анализ изученных судебных постановлений и договоров показывает, что суды, принимая во внимание все перечисленные документы, фактически не обсуждали вопрос о том, был ли заключен между сторонами договор возмездного оказания юридических услуг, в том числе был ли он заключен в надлежащей форме, а исходили лишь из факта выполненной работы, принимая за данность существование договора между сторонами, и предполагая презумпцию наличия их соглашения.

Резюмируя, автор приходит к выводу, что вопрос о форме договора возмездного оказания юридических услуг не такой простой, как кажется на первый взгляд, что форма этого договора имеет существенное значение. На фоне приведенной неоднозначной, порой противоречивой судебной практики в этом вопросе, четче проявляется потребность в «образце» договора, в «стандартной» Типовой «модели». Принципиальное значение для решения этого вопроса приобрел ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», который ориентирует на две гражданско-правовые формы договора, конкретизируя их – договор поручения либо договор возмездного оказания услуг.

Несмотря на такую определенность, многие не различают эти два договора и не видят преимуществ одного из них перед другим. Автор считает, что договор возмездного оказания юридических услуг, содержащий такие существенные условия как предмет, цена, сроки, и другие, мог бы стать оптимальной формой. В связи с этим возможно внести и в закон об адвокатской деятельности соответствующие изменения, исключив из статьи 25 указание на договор поручения, оставить единственной стандартной договорной формой – возмездное оказание юридических услуг.

Глава третья «Элементы обязательства по возмездному оказанию юридических услуг», состоящая из трех параграфов, посвящена особенностям субъектного состава рассматриваемого обязательства, их прав и обязанностей, а также динамики обязательства возмездного оказания юридических услуг. Вопрос об объекте как элементе обязательства здесь не выделяется, поскольку по сути материал изложен в пункте 2.2.1 диссертации «Предмет договора».

В параграфе первом «Субъекты обязательства» (3.1) приводятся дополнительные аргументы о необходимости конкретизировать информацию об исполнителе юридической услуги. Специфичность оказания юридических услуг настолько огромна и очевидна, что представляется, сведения о личности исполнителя юридической услуги должны относиться к основным признакам, другими словами к существенным условиям договора возмездного оказания юридических услуг. Информация об исполнителе юридических услуг практически всегда влияет на волеизъявление заказчика при заключении договора возмездного оказания юридических услуг. Только имея информацию о конкретном исполнителе юридических услуг, заказчик окончательно решает, будет ли он заключать с этим исполнителем договор. Можно привести недавно опубликованную статистику на это счет. По данным независимого агентства РейтОР, только в столице специалистов в области юриспруденции готовят 134 аккредитованных вуза, из них 55 государственных и 79 негосударственных. Думается, что перечень сведений об исполнителе юридической услуги также должен быть установлен законодательством, и мог бы включать следующую информацию:

- наименование (полное и сокращенное) исполнителя, фирменное наименование, юридический адрес, место нахождения – для юридических лиц, данные свидетельства о регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, анкетные данные и место нахождения, проживания – для индивидуальных предпринимателей и паспортные данные, место проживания и нахождения - для граждан.

- информацию о наличии высшего юридического образования, с указанием высшего учебного заведения, которое окончил исполнитель;

- информацию о стаже работы по юридической специальности, причем в качестве дополнительной информации в этом пункте может быть указана занимаемая исполнителем должность;

- информацию о наличии лицензии. Замечено, что во многих областях профессиональной деятельности юристов имеются специальные подразделения, оценивающие готовность претендента к данной работе. Такими службами являются:

например, квалификационная коллегия судей – для судейского корпуса. И теоретики, и практики, предлагая возвратиться к лицензированию юридических услуг, справедливо отмечают, что лицензия, выдаваемая таким юристам, юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, была бы выходом, поскольку хоть каким-то образом проверялась бы их профессиональная пригодность, контролировался бы рынок и качество оказываемых ими юридических услуг.

Особый интерес вызывает вопрос о том, возможно ли оказание юридических услуг юридическими лицами. Отсутствие в ГК РФ специальных указаний на субъектный состав договора возмездного оказания услуг, позволяет сделать вывод, что законодатель допускает в качестве исполнителя как физических лиц, в том числе, индивидуальных предпринимателей, так и юридических лиц. Автором отмечается, что этот вопрос спорный в цивилистике, приводится анализ существующих мнений по данному вопросу применительно к личному исполнению юридических услуг юридическими лицами М.В.

Кротов, Л.В. Санникова, М.Н. Суровцева). Приводятся различные примеры решения проблемы в судебной практике: когда исполнителем считается конкретный адвокат кабинета; либо сам индивидуальный предприниматель - юрист, заключивший договор и назначивший конкретного исполнителя заказчику. Автор считает оправданным широкое понимание и толкование личного исполнения услуг юридическими лицами через их сотрудников, что не лишено смысла, и, безусловно, требует дополнительного исследования и изучения.

В диссертации обосновывается необходимость привлечения в процессе исполнения юридических услуг «узких» специалистов, как других юристов, так и специалистов иных профессий. Оформление этих отношений предлагается на условиях гражданскоправового договора субуслуг, аналогично субподряду (ст. 706 ГК РФ), что более приемлемо на современном этапе развития российского законодательства.

Упоминается, что в юридической литературе последних лет предпринимались попытки классифицировать исполнителей юридических услуг (Кратенко М.В., Музюкин Д.В.), но по мнению автора эти классификации явно несовершенны, практического значения не имеют, и на данном этапе развития российского законодательства достаточно остановиться на характеристике и особенностях некоторых субъектов. Акцентировано внимание на таком субъекте исполнителе юридических услуг, как индивидуальный предприниматель, проведено сопоставление его с другими субъектами, отмечается назревшая необходимость урегулирования именно его деятельности. Высказано мнение по дискуссионному в литературе вопросу о том, оказывает ли нотариус юридические услуги, и может ли быть он субъектом обязательства, возникшего из договора возмездного оказания юридических услуг (Щенникова Л.В., Санникова Л.В.).

Представляется, что нотариус как юрист – профессионал, вправе оказывать юридические услуги, помимо обязательных и установленных законом нотариальных действий. Такие юридические услуги могли бы быть обозначены законодательством о нотариате, и вполне попадали бы в сферу гражданско-правового регулирования.

В работе дана характеристика другого субъекта рассматриваемого обязательства – заказчика, проанализированы мнения об отграничении заказчика от клиента, от доверителя, от услугополучателя. Представляется такое деление лишь игрой терминов, не имеющим ни принципиального, ни практического значения, а более целесообразным применение термина «заказчик», который в большей мере соответствует правовому положению кредитора в обязательствах об оказании юридических услуг.

Резюмируя дискуссионный вопрос о субъектном составе обязательства возмездного оказания юридических услуг, автор считает, что его субъектами могут быть как физические, так и юридические лица, и это не противоречит указанию законодателя в ст. 780 ГК РФ на личное исполнение в широком понимании.

В параграфе втором «Права и обязанности субъектов обязательства» (3.2) последовательно освещаются вопросы о правах и обязанностях исполнителя и заказчика юридических услуг, которые корреспондируют друг другу. Обосновывается, в случае исполнения юридической услуги юридическим лицом, необходимость включения соответствующего условия в договор, и его детального обозначения, приводятся соответствующие примеры из практики судов г. Красноярска и Кемеровской области.

Обязанность исполнителя по договору возмездного оказания юридических услуг может быть конкретизирована не только путем описания той юридической услуги, которая должна быть оказана, а также определением места и срока ее исполнения.

Поскольку законодателем не предусмотрено специальных правил о месте и сроке исполнения обязательства по оказанию услуг, применению в соответствующих случаях подлежат общие положения обязательственного права.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»