WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

С середины XIX столетия определяющую роль в жизни сибирских евреев стала играть «собственная» внутренняя черта оседлости. Это создавало почву для произвола местной администрации и проблемы для евреев, не имеющих возможности выехать, например, по торговым делам за пределы «собственной» черты, в другой город или губернию даже внутри сибирского региона. Таким образом, Сибирь, не знавшая крепостного права, породила свою форму практически «крепостной» зависимости, действовавшей относительно евреев. Изначально она ограничивалась городом и селением, а позже – округом и уездом. Ее введение было связано с желанием местных властей держать под контролем каждого еврея, что иначе было бы трудно осуществить из-за обширности региона.

После Февральской революции 1917 г. все запреты были отменены, что сохранялось и в условиях Гражданской войны. Только с ее окончанием, некоторые группы евреев столкнулись с ограничением своих прав, но это было связано не с их конфессиональной или этнической принадлежностью, а с социальным положением.

Вторая глава «Участие евреев в социально-экономическом развитии города Томска во второй половине XIX – конце 20-х гг. XX столетия» состоит из трех разделов.

В первом разделе «Вклад томских евреев в развитие хозяйственной жизни Сибири в дореволюционный период» исследуется степень участия евреев в торгово-промышленном развитии сибирского региона в период до Революции 1917 г., их материальный уровень, сфера приложения томского еврейского капитала.

Экономическая деятельность еврейского населения г. Томска была обусловлена существовавшими законодательными нормами, определявшими доступ евреев к различным занятиям, а также сложившейся в крае хозяйственной структурой.

Изначально хозяйственная деятельность евреев практически не отличалась от таковой местного населения, евреи занимались мелочной торговлей, ремеслом, извозом. Они постепенно заполняли свободные ниши, устанавливали коммерческие связи. За счет торговли складываются и первые еврейские капиталы в городе. Однако фактором, сдерживающим еврейскую экономическую активность в Томске, стали законоположения, не допускавшие евреев к золотопромышленности и виноторговле.

В пореформенное тридцатилетие в Томске появляются ремесленники и винокуры из черты оседлости. Помимо торговли, благодаря изменениям в законодательстве, еврейский капитал устремляется в сферу золотопромышленности и виноторговли. Зарождаются и первые промышленные предприятия, принадлежащие евреям.

Расцвет «еврейской» экономики Томска приходится на начало XX столетия, когда евреи стали заметными участниками хозяйственной жизни. Появляются торговые дома, совместные с русским капиталом акционерные общества, сфера деятельности которых выходила за пределы города, охватывая не только губернию, но и другие регионы Сибири. Увеличивается роль евреев в промышленном производстве, они получают военные заказы, занимаются благотворительностью.

Быстро реагировали они и на новейшие достижения техники. С появлением фотографии в начале XX столетия евреи одними из первых стали предоставлять и эти услуги в Томске.

В целом, участие евреев в торгово-промышленном развитии г. Томска и Сибири было значительным благодаря накопленному в течение столетий опыту существования в рассеянии и традициям ведения торговых операций, а также слабой конкуренции со стороны местного населения в этих сферах. Кроме того, власть, заинтересованная в промышленном освоении региона, находила возможность «не замечать» незаконно поселившихся, но «полезных» в экономическом отношении евреев.

Во втором разделе «Участие евреев в социокультурном развитии города Томска во второй половине XIX – начале XX столетия» анализируется вклад евреев в развитие культуры, здравоохранения и юриспруденции г. Томска, прослеживается их участие в органах городского управления в дореволюционный период.

Записанные в законе ограничения на занятия для евреев практически преградили им доступ к государственной службе. Исключением были евреи-врачи, которые пользовались льготами по действующему законодательству. Они были допущены и к занятию должностей по государственной службе, и активно были представлены в системе томского здравоохранения. До введения ограничений большое число евреев было занято и в юриспруденции. Несмотря на то, что в культурной сфере представители еврейского населения были немногочисленны, их деятельность в этой сфере в значительной степени способствовала и определяла ее развитие.

Третий раздел «Изменения в профессиональной деятельности евреев города Томска после Революции 1917 г.» посвящен рассмотрению перемен, произошедших в сфере занятости томских евреев после Революции 1917 г.

Политические изменения в стране после 1917 г. негативно сказались на экономической деятельности евреев. С 1918 г. происходит крушение крупных еврейских капиталов, в связи с развернувшейся национализацией экономического сектора.

Одновременно был открыт доступ евреев к государственной службе. В годы нэпа прослеживается участие евреев в мелкой частной торговле и кооперации. В целом, к 30-м гг. XX столетия евреи были рассеяны по всему экономическому спектру. Они были представлены среди рабочих и управляющих фабрик, инженеров, врачей, служащих, художников, писателей, в системе государственного управления и т.д.

Третья глава «Внутриобщинная жизнь евреев города Томска во второй половине XIX – 20-х гг. XX столетия» состоит из двух разделов.

В первом разделе «Формирование общинных институтов и их функционирование во второй половине XIX – начале XX столетия» исследуется процесс формирования институтов общинного самоуправления, функционирование благотворительных, образовательных и культурно-просветительных организаций общины, освещается деятельность руководящих структур томской еврейской общины.

Духовная жизнь евреев г. Томска была связана со стремлением оторванных от черты оседлости и попавших разными путями в Сибирь евреев сохранить религиозные традиции, национальное самосознание в иноконфессиональной среде.

Изначально она концентрировалась вокруг молитвенного учреждения, которое стало и залогом сохранения еврейских культурных традиций.

Однако в Томске, в связи с социальной неоднородностью этноконфессиональной диаспоры, включавшей в себя следующие страты – потомков первых поселенцевстарожилов в лице купцов и мещан, сравнительно недавно водворившихся евреевсолдат и евреев-ссыльных, появляется несколько религиозных центров. Социальная градация здесь шла с учетом двух признаков – зажиточности и времени поселения в Томске. Вследствие наличия между ними определенных противоречий в Томске появляется несколько молитвенных учреждений, предназначенных для обслуживания каждой из групп. Из-за существовавших в российском законодательстве ограничений период их создания был достаточно длительным. Влияло законодательство и на становление институтов общинного самоуправления, которое к тому же осложнялось межличностной борьбой за влияние в религиозной сфере. В результате огромную роль играла личность раввина, призванного сглаживать конфликты в еврейской общине. В Томске институт раввината сложился поздно – в 60-х гг. XIX столетия, что было связано с особенностями правового положения евреев в Сибири. К этому времени и сама еврейская община окрепла материально настолько, что могла содержать раввина, и губернская власть осознала его необходимость в качестве посредника между властью и общиной.

Cо второй половины XIX столетия при городских молитвенных школах действовали духовные правления с должностными лицами, замененные в 90-х гг. XIX столетия административным порядком на хозяйственные правления, хотя процедура выборов членов правления осталась прежней. Таким образом, в Томске, в отличие от других центров Сибири, сложилась особая ситуация, когда одновременно существовали хозяйственные правления каждого молитвенного заведения и единое духовное правление, включавшее в себя представителей всех трех учреждений и раввина. Хозяйственные правления обеспечивали функционирование отдельного молитвенного заведения, а духовное правление управляло внутренней жизнью еврейской общины, решало спорные вопросы и обеспечивало взаимодействие с губернской властью.

Большое внимание уделялось и образовательной деятельности. В Томске религиозной грамоте детей обучали в талмуд-торе, действовавшей при синагоге.

Одновременно с этим томские евреи организовали обучение в специально открытом в начале 70-х гг. XIX столетия еврейском училище. Для обучения детей зажиточных евреев был открыт хедер, существовали и частные еврейские школы. Постепенно религиозное образование уступило место светскому: наряду с преподаванием Закона Божьего вводились общеобразовательные предметы. Таким образом, молодое поколение получало возможность получения дальнейшего образования.

Еврейская община содержала богадельню, заботилась о содержании сирот, действовало и погребальное общество, в годы Первой мировой войны было открыто отделение Комитета помощи жертвам войны.

Со временем религия утрачивает монопольное право хранителя национальной традиции, которое переходит к различным культурно-просветительным организациям, сформированным на религиозной основе. Однако это не вело к разрушению общины.

Во втором разделе «Общинная жизнь томских евреев в 1917 – 1930 гг.» анализируются изменения, произошедшие в системе общинного самоуправления после Революции 1917 г., прослеживается влияние нового законодательства на существование томской еврейской общины.

Февральская революция 1917 г. внесла радикальные изменения в жизнь российского и томского еврейства. Начавшийся всплеск культурной, общественной, политической жизни привел к реорганизации и внутриобщинной жизни. Внутренняя жизнь еврейской общины г. Томска изменяется и политизируется. Происходит ее реформирование на новых организационных принципах. Появляются новые структуры самоуправления, включавшие представителей различных политических течений и партий. В 1918 г., ранее других губернских центров Сибири, в Томске начинает работу общинный совет. Однако до конца реорганизация не была доведена.

После установления советской власти основной проблемой для религиозной общины евреев г. Томска стала проблема выживания и сохранения религиозных материальных и культурных ценностей, в рамках начавшейся антирелигиозной кампании, в связи с началом реализации в 20-х гг. XX столетия декрета «О свободе совести, церковных и религиозных обществах». Был закрыт общинный совет. Центром религиозной жизни становится еврейское религиозное общество. Здания молитвенных домов и находящееся в них имущество были национализированы и на договорной основе переданы религиозному обществу. Была развернута работа еврейских секций для ведения культурно-просветительной агитации среди евреев.

С изъятием молитвенных заведений «по просьбе трудящихся евреев» под кинотеатры и др. общественные заведения, а также с закрытием национальных школ во второй половине 20-х гг. XX столетия можно говорить о фактическом сворачивании духовной жизни еврейской общины. В дальнейшем удовлетворение религиозных потребностей стало только нелегальным. Таким образом, религиозная жизнь переходит на качественно иной уровень – религиозные традиции сохранялись и передавались только на семейном уровне.

Четвертая глава «Евреи в общественно-политической жизни города Томска во второй половине XIX – 20-х гг. XX столетия» состоит из двух разделов.

В первом разделе «Участие евреев в общественной жизни города Томска» прослеживается роль томских евреев в становлении, развитии и деятельности общественных организаций.

Степень участия евреев в общественной сфере была не ниже, чем в экономической жизни города, что показывает высокую степень интегрированности евреев в местное общество. Они избирались гласными городских дум, входили в многочисленные общественные организации, организованные с разными целями.

После 1892 г. статус евреев несколько понизился, что было связано с ограничительными нормами нового Городового положения. Однако уже после 1905 г.

активизируется борьба евреев за равное представительство в общественной жизни.

Члены томской еврейской общины оказывали поддержку не только единоверцам, но и представителям других конфессиональных групп. Это способствовало повышению авторитета и статуса евреев в городе, увеличению их влияния. Протекающие в среде российских евреев национально-культурные процессы затронули и томское еврейство, что отразилось в создании в г. Томске светских национальных организаций, потеснивших религиозные институты.

Пик общественной активности евреев приходится на период с февраля 1917 г. по октябрь 1917 г., когда были отменены все ограничения, действовавшие ранее относительно евреев.

С установлением же советской власти зимой 1919 г. деятельность евреев вновь ограничивается рамками общины. Общественные организации либо были распущены, либо сами перестали существовать. Специально созданные же кружки и еврейские секции для трудящихся евреев поддерживали проводимую антирелигиозную политику советской власти. В результате евреи все более и более отдалялись от национально-культурных традиций.

В втором разделе «Политические позиции томских евреев» изучается участие евреев в становлении и деятельности различных политических партий, организаций, течений и в событиях исследуемого периода.

Политическая деятельность томских евреев в период со второй половины XIX столетия вплоть до начала 20-х гг. XX столетия прошла несколько этапов:

становления политического самосознания, развития и его насильственного ограничения. Самыми ранними политическими организациями евреев в Томске стали сионистские, что обусловило их большую популярность среди местного еврейства.

Это было связано с тем, что изначально правительство не видело в сионизме угрозы и даже предполагало за счет эмиграции наименее ассимилированной части российских евреев частично снизить остроту еврейского вопроса. Местные же евреи из-за отсутствия антиеврейских настроений в Сибири и известной веротерпимости региона оказались маловосприимчивы к идеям социал-демократии. Радикальные идеи пользовались поддержкой среди еврейской молодежи, участвовавшей в студенческом движении, и прибывших в Сибирь политических ссыльных и беженцев, мировоззрение которых сформировалось в черте оседлости. После 1905 г.

активизируется легальная и нелегальная деятельность различных политических партий в Томске и пропаганда их идей среди местного еврейства.

Наибольший расцвет политическая жизнь томской еврейской общины переживает в период с февраля 1917 г. по октябрь 1917 г., когда легально действовали все политические партии, где были представлены и евреи.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»