WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Мифологема «Культурный герой» отражает представление человека о появлении мира культурных благ, связана с активной творческоинновационной деятельностью. Образ культурного героя в древней мифологии непосредственно соприкасается с антиподом — трикстером. Поэтому в современной культуре, на наш взгляд, данная мифологема связана, прежде всего, с пафосом разрушения классического мировоззрения. Здесь деструкция выступает в качестве фактора развития современной культуры. Медиативная функция культурного героя воплощена сегодня в понятии «трансгрессии»:

актуализируется проблема границы, выхода за пределы, нарушения табу.

Параграф 2.2. «Эвристическая значимость мифа в неклассической науке» раскрывает роль мифа в научном познании. Как и философия постмодерна, современная наука открывает присутствие мифологических структур в ткани теоретического дискурса и их влияние на способ мышления человека определенной культурно-исторической эпохи. О взаимодействии научных и вненаучных компонент в рамках неклассического знания говорят Я. Э.

Голосовкер, Г. Зукава, Ф. Капра, А. Лекторский, И. В. Мелик-Гайказян, П.

Козловски, В. В. Налимов, М. Полани, П. Фейерабенд.

Современная наука, открывая целостность мира на уровне кванта, обращается к мифологической идее единства и взаимосвязи всех явлений.

Древнее мифологическое знание способно обогатить внутреннее содержание науки, этот момент отмечает П. Фейерабенд в работе «Против метода».

Тесная взаимосвязь мифа и науки прослеживается на уровне работы творческой интуиции, деятельности воображения. Именно «имагинативное» знание, лежащее в основании мифологических представлений о мире, становится творческой силой научного познания. Огромная роль сегодня в науке отводится воображению, фантазии и моделированию, постепенно стирается граница между образной и понятийной формой.

Более того, в современной социокультурной ситуации признается мифологический контекст формирования научного разума. На уровне методологической рефлексии ученый сталкивается с мифом, как с тем горизонтом, который определяет его научную деятельность. Идея о том, что научные теории не являются простым обобщением эмпирического материала, а содержат в себе априорный компонент, зависящий от социокультурного и исторического контекста, принадлежит постпозитивистам (Т. Кун, И. Лакатос, К. Поппер, П. Фейерабенд). Методологическое мифотворчество в науке связано с некритическим принятием некоторых допущений в качестве несомненного основания научного знания. Неклассическая наука обращает внимание на конструктивную роль субъекта в процессе познания, разрабатывается концепция «личностного знания» (М. Полани).

Автор отмечает мифологический характер неклассической научной картины мира, выделяя следующие исходные допущения: плюрализм научных истин и методологий; явление самоорганизации как универсальный закон для биологических и социальных процессов; принцип универсальной эволюции.

Сегодня признается, что мифологические элементы не просто присутствуют в научном познании, а увеличивают эвристические возможности самой науки.

В параграфе 2.3. «Взаимосвязь языка современного искусства и мифологического сознания» исследуется близость неклассической эстетики архаическому сознанию на примере использования техники «бриколажа». Как отмечал К. Леви-Строс, «мифологическая рефлексия выступает в качестве интеллектуальной формы бриколажа»1. Бриколажная логика мифа представляет собой активность сознания в пределах уже имеющихся возможностей: создание нового происходит на основе использования набора подручных элементов.

Сегодня бриколаж становится одним из ведущих творческих методов.

Впервые искусство авангарда активно обратилось к использованию данной техники, что позволило добиться неоднозначности восприятия и понимания художественного текста. Как человек эпохи архаики оперировал аналогиями «второго порядка» (например, огонь — солнце — ягуар), так и художникавангардист создает смысловую перекличку образов (например, в творчестве В.

Кандинского: голубой цвет — спокойствие — виолончель — круг).

Бриколаж представляет собой метод преобразования значения объектов посредством нового использования или нестандартного преобразования уже готовых элементов. И в этом плане коллаж, а также фотомонтаж, киномонтаж, ассамбляж, инсталляции, энвайронмент, являются своего рода «переносом бриколажа в область созерцания»2. Культурные тексты постмодерна построены по принципу коллажа образов, они изобилуют цитатами, которые, свободно комбинируясь, формируют новые смысловые горизонты.

Создание художественных текстов происходит путем деконструкции прежних эстетических систем, когда уже имеющиеся элементы включаются в новую семантическую комбинацию. На наш взгляд, метод деконструкции, предложенный Ж. Деррида, является одним из вариантов применения техники бриколажа, что в свою очередь становится теоретической основой многих современных художественных практик. Постмодернистское искусство приглашает к ироничному, свободному переосмыслению прошлых традиций, и в духе бриколера производит инвентаризацию различных культурноисторических эпох. Двойное кодирование, цитата, ссылки, ассоциации и Леви-Строс К. Первобытное мышление. — М.: Республика, 1994. — С. 130.

Там же. — С.137.

аллюзии приводят эстетику постмодерна к тому, что интертекстуальность становится неотъемлемым условием существования художественного текста.

Одним из ярких примеров бриколажной логики является «пастиш», который сводит индивидуальный авторский язык к калейдоскопу готовых шаблонов.

Параграф 2.4. «Метаморфозы мифологической реальности в архаической и современной культуре» выявляет соотношение мифологической реальности современной культуры с миром эпохи архаики.

Автор отмечает, что в настоящее время многие исследователи негативно оценивают процессы ремифологизации культуры (например, Н. С. Автономова, С. Ю. Неклюдов). Современные мифы рассматриваются как искусственно создаваемые образы действительности, образованные в результате сознательной деформации первоначальных культурных смыслов, а не как спонтанное выражение первичного опыта осмысления мира.

Однако миф следует рассматривать как целостную реальность современной культуры. Миф, как выражение впечатления от явленного человеку в своей непосредственной данности мира, присутствует во все времена. И как в эпоху архаики миф наполнял культуру своеобразным содержанием, задавал ей определенную динамику, так и сегодня миф предстает фундаментальной формой конструирования реальности.

В современной культуре происходит постепенное исчезновение границ реального и вымышленного мира. Культура постмодерна предстает как культура «сложной иллюзорности»: происходит снятие с мифа и иллюзии функции психологического заблуждения и использование в духовных актах их творческого потенциала; разрабатываются техники вхождения в виртуальную реальность (субъективность) и конструирования новых мифологических миров.

Ж. Бодрийяр, Ж. Делёз, С. Жижек отмечают, что определяющую роль в современном сознании начинают играть симулятивные модели реальности.

Культурные репрезентации больше не копируют действительность, они ее моделируют.

Современная культура, таким образом, делает возможным существование множества несводимых друг к другу онтологически самостоятельных миров, каждый из которых характеризуется специфическими ментальными и языковыми конструкциями. Особенности мифореальности современной культуры заключены: во-первых, в возможности одновременного сосуществования различных мифологических миров, во-вторых, в экспериментировании с искусственной, виртуальной реальностью. И в этом нам видится основное отличие мифологического мира эпохи архаики от современного его воплощения.

В заключении кратко формулируются окончательные ответы на основной вопрос диссертации: является ли миф элементом, существование которого в современной культуре оправдано лишь с позиций архаического сознания, или это самостоятельный идейно-смысловой конструкт, выступающий необходимым условием бытия современной культуры Безусловно, миф явился истоком культурогенеза и сегодня продолжает выступать определяющим фактором культурной деятельности человека. Миф предстает как специфическая деятельность человеческого сознания, выражающая переживание предельной очевидности бытия. Онтологическая специфика мифа заключается в отождествлении образа реальности и самой реальности.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях.

Статья в журнале, рекомендованном ВАК Министерства образования и науки РФ для публикации основных научных результатов диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук:

1. Галанина Е. В. (Раздьяконова Е. В.) Миф как феномен современной культуры // Вестник Томского государственного университета. — 2007. — № 305. — С. 50—52. (0,44 п. л.) В других научных изданиях:

2. Галанина Е. В. (Раздьяконова Е. В.) Мифотворчество в искусстве модернизма // Наука. Технологии. Инновации: Материалы докладов всероссийской научной конференции молодых ученых. — Новосибирск: Издво НГТУ, 2004. — Ч. 6. — С. 42—44. (0,17 п. л.) 3. Галанина Е. В. (Раздьяконова Е. В.) Миф и картина мира в современной культуре // Философские вопросы естественных, технических и гуманитарных наук: Сборник статей Международной научной конференции.

— Магнитогорск: МаГУ, 2006. — Т. 1. — С. 25—28. (0,2 п. л.) 4. Галанина Е. В. (Раздьяконова Е. В.) Миф в контексте современной социокультурной действительности // Современные тенденции развития социально-коммуникативной сферы: технологии, направления, перспективы:

Труды III межрегиональной научно-практической конференции студентов, аспирантов и ученых. — Томск: Изд-во Том. политех. ун-та, 2006. — С. 23— 27. (0,24 п. л.) 5. Галанина Е. В. (Раздьяконова Е. В.) Ремифологизация картины мира как основа изменения социокультурной парадигмы ХХ века // Актуальные проблемы гуманитарных наук: Труды VI Международной научнопрактической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. — Томск: Изд-во Том. политех. ун-та, 2007. — С. 299—302. (0,41 п. л.) 6. Галанина Е. В. (Раздьяконова Е. В.) «Неомифологизм» как ведущее направление современной культурной ментальности // Человек и мир человека: Сборник статей всероссийской научной конференции. — Рубцовск:

Рубцовский индустриальный институт, 2007. — Вып. 4 — С. 148—153. (0,3 п.

л.) 7. Галанина Е. В. (Раздьяконова Е. В.) Мифичность как свойство современного научного познания // Проблема истины в философии и науке:

Сб. Всероссийского семинара молодых ученых им. П. В. Копнина: Труды Томского государственного университета. — Т. 270. — Томск: Изд-во Том. унта, 2008. — С. 32—35. (0,28 п. л.) 8. Галанина Е. В. (Раздьяконова Е. В.) Поиск национального мифа в постсоветском культурном пространстве // Отечественная культурнообразовательная традиция в духовно-нравственном становлении молодежи:

Материалы XVII Духовно-исторических чтений в честь святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. — Томск: отдел полиграфической продукции Администрации Томской области, 2008. — С. 180—184. (0,31 п. л.) 9. Раздьяконова Е. В. Миф и симуляция: конструирование мифологических реальностей постнеклассической культуры // Дефиниции культуры: Сб. трудов участников Всероссийского семинара молодых ученых.

— Томск: Изд-во Том. ун-та, 2009. — Вып. VIII. — С. 257—262. (0,33 п. л.)

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»