WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Характеризуются фундаментальные исторические, геополитические и другие факторы, влияющие на формирование цены на нефть.

Анализируется состояние газового рынка, перспективы развития которого связываются с внедрением промышленной технологии преобразования природного газа в сжиженный (СПГ) и стандартизации внутри индустрии СПГ.

Подчеркивается рост потребности в газе в странах ЕС и на Североамериканском рынке.

Рассматриваются проблемы, возникшие между Евросоюзом и Россией в области поставок российских энергоресурсов, связанных с несовершенством ДЭХ, а также принятием ЕС ряда дополнительных мер по ограничению иностранных инвестиций в энергетический сектор Евросоюза.

Во втором разделе первой главы «Энергетическая безопасность в современных международных отношениях» рассматривается проблема усиления интернационализации и глобализации энергетики как отрасли, а также энергетической взаимозависимости стран. Подтверждается тезис о том, что отдельно взятая страна, даже крупная и экономически могущественная, не имеет возможности самостоятельно обеспечить свою национальную энергетическую безопасность.

В настоящее время перед большинством стран мира встают серьезные угрозы глобального характера, тесно связанные с нерешенными проблемами энергетической безопасности. В первую очередь, к ним относятся рост международного терроризма, последствия загрязнения окружающей среды и глобального «потепление» климата, а также ограниченность традиционной энергетической ресурсной базы.

Отмечается расхождение американского и российского подходов к актуальным проблемам энергетической безопасности, что, в частности, выявил Санкт-Петербургский саммит в июле 2006 г., в ходе которого Россия показала, что имеет своё мнение и свои интересы в решении проблем энергетической безопасности. Выделены ключевые условия укрепления энергетической безопасности и важнейшая её задача – развитие диалога и обмена мнениями между всеми заинтересованными сторонами по вопросам усиления взаимозависимости в энергетической сфере и безопасности предложения и спроса.

Проанализирована роль России и США во взаимоотношениях с важнейшими международными организациями – ОПЕК и МЭА, влияющими на международную энергетическую политику и безопасность.

Отмечено, что в последнее время со стороны США наблюдается последовательное продолжение давно проявившегося американского курса на получение и закрепление для себя односторонних преимуществ в международной энергетической политике и обеспечении собственной энергетической безопасности за счет явного или завуалированного нарушения суверенитета и свободы деятельности других государств.

В третьем разделе первой главы «Проблемы энергетической стратегии и политики России» указывается, что в начале XXI века в связи с возникновением качественно новой ситуации на международных рынках нефти и газа перед Россией открылись уникальные возможности для занятия на них практически монопольного положения. Это обусловлено значительными доказанными и потенциальными ресурсно-сырьевыми запасами углеводородов, традиционными рынками в ближнем и дальнем зарубежье.

С 2003 г. в Российской Федерации начаты реализация «Энергетической стратегии до 2020 г.» и формирование новой энергетической политики.

Реализация энергетической стратегии и политики в рассматриваемый период показала, что, с точки зрения экономики и инвестиционного климата, осуществлены значительные положительные сдвиги. Это стало возможным за счет получения значительных средств государством от экспорта нефти и газа.

Заложены основы новой государственной энергетической политики. Но при этом достаточных системных мер по реализации поставленных задач всё же не было принято. В немалой степени это связано с тем, что сама энергетическая стратегия весьма фрагментарна и противоречива.

Перспективы развития нефтяной и газовой отрасли России в ближайшее время будут определяться решением таких основных проблем, как недропользование и развитие ресурсной базы, структура комплекса и демонополизация, инвестиции и новые проекты в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, в регионе Каспийского и Баренцева морей, на территории ТиманоПечерской нефтегазовой провинции.

Приоритетами во внешней энергетической политике являются обеспечение стабильности и надежности поставок на традиционные международные рынки, а также формирование новых крупных направлений экспорта – АТР, Северная Америка.

В четвертом разделе первой главы «Приоритеты и особенности реализации энергетической стратегии и политики США» анализируются новая энергетическая стратегия и политика США, принятие которых во многом обусловлено растущим дисбалансом между внутренним спросом и имеющимся рентабельным рыночным предложением углеводородных ресурсов, критическим уровнем зависимости экономики страны от нефтяного импорта, а также сменой приоритетов США во внешней политике в начале XXI века.

В данном разделе показан ход принятия различных законопроектов, выдвинутых администрацией США под руководством Дж. Буша-мл. и роль Конгресса США по внесению в них различных поправок и ограничений, особенно связанных с лоббированием интересов ряда национальных энергетических компаний.

Здесь же проанализированы принципиальные различия позиций республиканцев и демократов в сфере энергетической стратегии и политики.

Энергетическая стратегия и политика США в период 2001–2008 гг. отражает особенности энергетических позиций республиканцев и направлена на восстановление и улучшение эффективности энергетической инфраструктуры внутри Соединенных Штатов, а также на развитие энергетических рынков в различных частях мира, что, по их мнению, позволит обеспечить энергетическую безопасность США и их союзников, а также поступление достаточного количества энергоресурсов по приемлемым ценам для динамичного развития экономики страны.

Подчеркивается, что главным недостатком разработанного республиканцами законопроекта по энергетике являются слишком крупные масштабы предполагаемого административно-законодательного вмешательства в рыночные процессы на макроэкономическом уровне, что может превысить реальные возможности федерального бюджета. Кроме того, отмечается неспособность администрации Дж. Буша-мл. четко выделять основные приоритеты энергетического регулирования и сконцентрировать на них все имеющиеся средства.

Как показывает анализ новой энергетической политики США, в рассматриваемый период была реализована её геоэкономическая составляющая, то есть были перераспределены роли отдельных страновых поставщиков нефти, однако в геополитической части американская внешняя энергетическая стратегия особых успехов не достигла.

Делается вывод о том, что принятие новой энергетической программы США со всеми доработками непременно повлияет на мировые цены энергоносителей, а значит, затронет жизненные интересы многих государств. Возможны новый мировой порядок и резкое перераспределение инвестиций в пользу новой мировой энергетической инфраструктуры, основанные на примате американских национальных интересов.

Во второй главе «Энергетическая политика России и США:

сотрудничество и противостояние» рассматриваются основные аспекты внешних энергетических политик России и США во взаимной связи с их внешнеполитическими проблемами. Анализируется энергетическая политика России и США в ряде стран Латинской Америки и Африки, обладающих крупными энергетическими ресурсами и играющими значительную роль в мировой политике. Исследуются причины противоречий энергетических интересов России и США в зонах Персидского Залива, Каспия и Центральной Азии. Рассматривается развитие двусторонних российско-американских энергетических отношений.

Делается вывод о том, что в начале XXI века наметилось серьезное расхождение во взглядах США и России на формирование мирового порядка и место держав в новой системе международных отношений, в том числе в международной энергетической политике.

США опасаются, что Россия может возглавить лагерь ведущих производителей энергетических ресурсов.

В первом разделе второй главы «Политика России и США в ведущих странах - экспортерах энергоресурсов» рассматриваются отношения США с рядом стран Латинской Америки и Африки, являющихся для США экспортерами энергоресурсов.

События 11 сентября 2001, начало военной операции в Афганистане и Ираке заострили внимание Америки на проблематике обеспечения энергетической безопасности страны. Поэтому администрация Буша выдвинула новые инициативы, направленные на развитие добычи нефти и газа в регионах, считающихся «безопасными», прежде всего, в Западном полушарии. В Латинской Америке энергетические интересы США связаны, в первую очередь, с обеспечением надежных поставок энергоресурсов, а также укреплением позиций американских компаний в регионе.

Большие надежды возлагаются на развитие сотрудничества с основными экономическими группировками стран латиноамериканского региона по линии НАФТА, а также на создание Зоны свободной торговли Америк (FTAA), которая призвана объединить все страны двух Америк – Северной и Южной – в единое экономическое пространство при ведущей роли компаний США. Подчеркивается расширение и укрепление экономических отношений США с Канадой.

Анализируются особенности энергетической дипломатии США во взаимоотношениях с такими странами, как Мексика, Венесуэла и Колумбия.

С целью обеспечения надежного доступа к энергетическим ресурсам стран Западного региона США используют экономические, политические и другие средства для поддержания стабильности в этих странах, а также продвигают свои собственные взгляды на развитие и эффективное, с их точки зрения, функционирование энергетической отрасли.

Всё это происходит на фоне активного противостояния политической и экономической гегемонии США в ряде стран данного региона под вывеской антиглобализма и национализма.

Энергетическая политика России в отношении ведущих стран-экспортеров нефти и газа латиноамериканского континента (Мексики и Венесуэлы) направлена на укрепление взаимодействия с ними как в глобальном формате, так и в рамках двустороннего сотрудничества, что обусловлено необходимостью расширения связей российских энергетических компаний, обеспечения энергетической безопасности, стабильности и предсказуемости на мировых рынках нефти и газа и укрепления международных позиций России.

Во втором разделе второй главы «Энергетическая политика России и США в зоне Персидского залива» исследуется энергетическая политика США в данном регионе, который является жизненно важным для США по своим энергоресурсам и стратегическому положению. На протяжении трех последних десятилетий США осуществляли постоянное военное присутствие и «поддержание стабильности» в регионе в целях защиты интересов своих нефтяных монополий, связанных с обеспечением доступа к нефтяным богатствам и получением их за относительно умеренную плату, используя различные военные, политические, экономические средства и методы. Исчезновение с политической карты Советского Союза в начале 90-х гг. прошлого века обеспечило Соединенным Штатам значительную свободу в регионе. В плане новой национальной энергетической политики США подчёркивается, что Персидский залив будет главным объектом. Подтверждением тому, что намеченный США план действий в зоне Персидского залива активно осуществляется, являются события в Ираке, которые стали второй войной в Персидском заливе.

Многие разногласия между Россией и США объяснялись активным участием российских компаний в экономике Ирака – страны, которую США (наряду с Ираном и Северной Кореей) отнесли к «странам-изгоям». До войны в Ираке весной 2003 года Россия была одним из ведущих производителей энергии в этой стране.

Основной точкой конфликта Ирана с ЕС и США является иранская ядерная программа. У Вашингтона и Москвы цель одна – не дать Ирану стать ядерной державой, которая угрожала бы в перспективе стабильности регионов Южной Азии. Но при этом США и Россия проводят в указанном направлении различную политику.

Главная причина затянувшегося кризиса при существующих подходах той и другой сторон в том, что Иран фактически не вписывается в складывающуюся систему международных отношений, которую Вашингтон и ряд аффилированных с ним государств пытаются выстроить вместо Ялтинско-Потсдамской.

Продолжается перестройка отношений не только в глобальном масштабе, но и в масштабах важнейшего стратегического региона – Ближнего Востока. Более того, Иран вовлечен в геополитическую игру, большей частью в качестве ее объекта, которая преследует гораздо более масштабные цели и задачи, в том числе установление контроля над Большим Ближним Востоком и воплощение идеи Большой Центральной Азии.

Россия, в свою очередь, активно развивает энергетическое сотрудничество с Ираном. Следует отметить, что Ближний и Средний Восток – один из самых противоречивых регионов для российской внешней политики.

В третьем разделе «Конфликт энергетических интересов России и США в Каспийском регионе» отмечается, что интересы России и США давно сталкиваются и на Каспии. Распад СССР открыл регион для освоения его энергетических ресурсов странами международного сообщества. Объемы этих запасов позволили назвать Каспий «вторым Персидским заливом».

Постоянно возрастающее внимание США и их союзников к этой зоне связано не только с тем, что этот богатый энергетическими ресурсами регион представляет собой альтернативу поставщикам из ОПЕК, но и с тем, что здесь находится важнейшее пересечение мировых энергетических коммуникаций по направлениям Север-Юг, Европа-Азия. Активность США на Каспии связана с необходимостью диверсифицировать источники углеродного сырья, стремлением установить контроль над распределением энергетических ресурсов в мире в целом.

Политика правительства Соединенных Штатов в области освоения каспийских энергоносителей направлена на создание множества трубопроводных маршрутов для экспорта каспийской нефти и природного газа на основные энергетические рынки. Для оказания помощи этой политике США поддержали целый ряд проектов строительства трубопроводов из этого региона в рамках создания энергетического коридора Восток-Запад.

К Каспийскому региону США относит не только непосредственно прикаспийские страны, но также Грузию, Армению и другие среднеазиатские республики. Поэтому значение Центральной Азии в глобальной политике и экономике будет только возрастать.

Анализ ситуации в энергетической сфере стран Каспийского региона и Центральной Азии показывает, что в начале XXI века Россия явно проигрывала здесь США, которые к 2001 г. фактически вышли на второе после России место по влиянию в регионе.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»